Как засчитывается домашний арест в срок лишения свободы – Как засчитывается в срок лишения свободы время в СИЗО и под домашним арестом

Как засчитывается в срок лишения свободы время в СИЗО и под домашним арестом

А. Кузнецов
― Здравствуйте! Это программа «Быль о правах». В студии Алексей Кузнецов и Калой Ахильгов. Здравствуйте, Калой! Сегодня мы говорим об очень важной вещи. В июле этого года закончились 10-летние, по-моему, баталии вокруг одной очень существенной поправки в Уголовный Кодекс: о том, как исчисляется и как потом засчитывается в срок лишения свободы то время, которое человек провел в следственном изоляторе или под домашним арестом до суда. Какие изменения приняты в законодательство?

К. Ахильгов
― Изменения существенные, потому что они касаются изменения сроков, которые человек находился во время предварительного следствия или судебного следствия (в зависимости от того, какая мера была ему избрана) либо под домашним арестом, либо в следственном изоляторе. И в этом смысле, конечно, это существенные изменения — изменения, я считаю, в сторону, как мы обычно говорим, либерализации законодательства. Это позволит очень многим людям — фактически, как некая амнистия…

А. Кузнецов
― Частичная такая.

К. Ахильгов
― Позволит очень многим людям обрести свободу.

А. Кузнецов
― Какой раньше был принцип, как исчислялись сроки раньше?

К. Ахильгов
― 1 в 1.

К.Ахильгов: Любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу
QТвитнуть

А. Кузнецов
― То есть, независимо, в СИЗО человек находится, под домашним арестом — всё равно 1 проведённый день засчитывается как 1 день лишения свободы по приговору суда, независимо от того, какой режим приговором определён.

К. Ахильгов
― Совершенно верно.

А. Кузнецов
― То есть что колония-поселение, что строгий режим — всё равно 1 в 1. А что теперь?

К. Ахильгов
― Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5, если его приговорили к колонии общего режима. Условно говоря, человек получил 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Из них 2 года он просидел в СИЗО. Значит, юридически будет считаться, что он просидел не 2 года, а умножаем на 1,5 — соответственно, 3.

А. Кузнецов
― И ему, соответственно, останется 2 в колонии общего режима.

К. Ахильгов
― Что касается приговоров, в которых люди приговорены к отбытию наказания в колонии строгого режима, то здесь 1 в 1 так и остаётся, как было раньше.

А. Кузнецов
― То есть строгий, особый и тюрьма остается прежним, 1 в 1.

К. Ахильгов
― Совершенно верно. Есть существенные изменения по домашнему аресту. Если раньше 1 день под домашним арестом считался как 1 день в СИЗО и, соответственно, в колонии, то сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии.

А. Кузнецов
― То есть, иными словами, законодатель признал, что домашний арест — это более легкие условия ограничения свободы, чем нахождение в колонии, скажем, общего режима.

К. Ахильгов
― Совершенно верно. Потому что человек а) находится дома б) имеет возможность определенное время находиться вне дома: 2 часа, 3 часа — в зависимости от того, как суд постановит находиться вне дома.

А. Кузнецов
― Еще есть колонии-поселения.

К. Ахильгов
― Да, там 1 день, проведенный в СИЗО, будет приравниваться к 2 дням, проведенным в колонии-поселении. То есть если человек получил 2 года колонии-поселения и при этом 1 год просидел в СИЗО, то он должен быть немедленно освобождён.

А. Кузнецов
― Он будет освобожден в зале суда из-под стражи.

К. Ахильгов
― Совершенно верно.

А. Кузнецов
― Как на практике сейчас будет идти работа по реализации этого задним числом? Ведь, как я понимаю, вот та часть нормы, которая людям предоставила более льготный режим — вот эти 2 и 1,5 — она же имеет обратную силу, поскольку это смягчает положение…

К. Ахильгов
― Совершенно верно. В законодательстве любые изменения, которые приняты даже после того, как человек был задержан и так далее, любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу. И наоборот, любое изменение, которое влечет усложнение судьбы, соответственно, не имеет обратной силы.

А. Кузнецов
― То есть к тем, кто из-под домашнего ареста попал в колонию, никакого пересчета применяться не будет? Им не будет удлиняться этот срок.

К. Ахильгов
― Да, не должен удлиняться. То есть до сего дня будет считаться 1 в 1. А если от сегодняшнего дня, условно говоря, человек будет задержан и ему изберется мера пресечения в виде домашнего ареста, то, соответственно, будет начисляться.

А. Кузнецов
― Это июль, если я не ошибаюсь.

К. Ахильгов
― В июле закон вступил в силу. А действует он спустя 3 месяца. В самой статье 72-й есть изменения, которые внесены. Там говорится, что эти изменения действуют спустя 3 месяца в отношении лиц, которые отбывают наказание в воспитательной колонии или колонии-поселении, и в течение 6 месяцев в отношении лиц, которые отбывают наказание в исправительной колонии общего режима.

А. Кузнецов
― Имеются в виду сроки, в течение которых администрация колонии должна проверить и пересчитать. Выносить окончательное решение будет администрация колонии, или это всё-таки очередное рассмотрение судом?

К. Ахильгов
― Нет, тут автоматически будет пересчитываться. Администрация колонии должна будет сама считать. То есть автоматически будет считаться, что если после вступления в силу этого закона срок, который осужденный отбыл в колонии, уже подошёл к тому, что он уже должен выйти, то колония автоматически сама должна пересчитать и, соответственно, рассчитать срок. И никаких дополнительных обращений в суд не нужно.

А. Кузнецов
― Вообще человеку, который понимает, что его затрагивает эта норма — предположим, он сейчас находится в местах лишения свободы — нужно проявлять какую-то активность или ему нужно ждать, пока не пройдет этот срок (либо 3, либо 6 месяцев), и ждать, что администрация сама сделает всё необходимое?

К. Ахильгов
― Администрация обязана это делать, потому что они необоснованно будут ограничивать его свободу в случае, если они не сделают этого.

А. Кузнецов
― Какой порядок жалоб, если всё-таки человек считает, что его права нарушены? Администрация, там, нерасторопна, забыла его, просмотрела…

К. Ахильгов
― Есть два варианта. Осужденный имеет право прямо в колонии обратиться к руководству колонии. И есть второй вариант: как называется, с воли адвокат может…

А. Кузнецов
― То есть нужно как-то связаться с родственниками или непосредственно с адвокатом и просить заняться этим делом. На ваш взгляд, этот новый способ исчисления — это шаг в правильном направлении?

К. Ахильгов
― Абсолютно. Это гуманизация законодательства. Учитывая, что у нас тюрьмы переполнены, колонии переполнены.

А. Кузнецов
― Есть какие-то примерные оценки, какого количества людей это может сейчас коснуться практически?

К. Ахильгов
― Данные есть разные, но в самом ФСИНе говорят, что это примерно около 100 тысяч человек.

А. Кузнецов
― Из примерно 650 тысяч тех, кто сейчас находится в местах лишения свободы.

К. Ахильгов
― Да, то есть 15-20%. Это достаточная сумма.

А. Кузнецов
― Далеко не всякая амнистия дает такой результат. Хорошо. Чем отличается режим в колонии-поселении от режима СИЗО? Почему законодатели сочли, что в колонии-поселении, условно говоря, в 2 раза легче находиться, чем в СИЗО?

К. Ахильгов
― Потому что там нет таких ограничений, нет такого режима, как в СИЗО. В СИЗО ты постоянно находишься в камере. У тебя есть определённое время, когда ты выходишь на прогулки или в спортзал, если он там есть. А колония-поселение — это некая ограниченная территория, огражденная территория, на которой есть типовые здания типа общежитий, в которых, соответственно, осужденные живут и, возможно, на территории же работают.

А. Кузнецов
― То есть по территории колонии-поселения он может перемещаться свободно? Внутри вот этого охраняемого периметра.

К. Ахильгов
― Да, она и есть колония-поселение.

К.Ахильгов: Сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии

А. Кузнецов
― То есть это, действительно, ну, не пионерский лагерь, конечно, но несравненно более лёгкое положение, чем в СИЗО. Почему даже колония обычного, общего режима всё равно получается легче, чем СИЗО? Неужели в СИЗО настолько у нас всё скверно?

К. Ахильгов
― Вопрос даже не в том, насколько скверно в СИЗО. Это, безусловно, отдельная тема. Но вопрос в том, что у нас СИЗО переполнены. В случае, когда в камере должно находиться 10 человек, у нас находится примерно 25 — чтобы вы понимали пропорцию, насколько переполнено.

А. Кузнецов
― То есть законодатель, фактически, согласился с тем, что наши условия содержания людей до суда, в общем, не выдерживают серьезной критики.

К. Ахильгов
― Совершенно верно. Более того: сейчас-то еще более-менее ситуация складывается, скажем так, в сторону гуманизации, в сторону стабилизации. А вот лет 10 назад, я помню, для нас в практике, когда суд избирал домашний арест, это было что-то из ряда вон выходящее.

А. Кузнецов
― Сейчас это чаще?

К. Ахильгов
― Да, сейчас это в порядке вещей, особенно в экономических делах. Это вполне себе нормальная история.

А. Кузнецов
― Вот это я читал комментарии: высказывается такое осторожное предположение, что теперь адвокаты в первую очередь людей, которые находятся под следствием, будут искусственно затягивать прохождение дела к суду именно в тех случаях, когда вот это вот досудебное нахождение будет давать наибольшую льготу после. То есть, иными словами, адвокаты, понимая, что, скорее всего, их подзащитному светит колония-поселение, будут стараться оттянуть отправку туда их доверителя для того, чтобы сократить максимальный срок. Возможны такие ухищрения?

К. Ахильгов
― У меня есть два варианта ответа. Первое: у нас, у адвокатов, не особо-то есть возможность затягивать, потому что следствие в свое время может сразу написать куда нужно, и адвоката сразу подтянут куда надо.

А. Кузнецов
― То есть вот это сложившееся представление, что адвокат может бесконечно забалтывать и откладывать…

К. Ахильгов
― Обычно бывает наоборот. Первые полгода следователи обычно затягивают всё. Потом, когда подходят сроки, они вдруг начинают всё это впопыхах, быстренько расследовать. Во-вторых, даже если это так, если законодатель это допускает, то, например, нахождение в СИЗО — я вам не скажу, что это такая легкая прогулочка. Даже по сравнению с колонией-поселением.

А. Кузнецов
― То есть большинство людей лучше выберут подольше побыть в колонии-поселении, чем провести лишний день в СИЗО?

К. Ахильгов
― Тут вопрос очень индивидуальный. В СИЗО очень разные подходы к людям, и СИЗО тоже разные бывают. Некоторые, например, с точки зрения собственного восприятия не могут себе позволить находиться в камере постоянно, 24 часа в сутки, с 30 разными незнакомыми людьми.

А. Кузнецов
― То есть люди с разными формами социопатии.

К.Ахильгов: Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5

К. Ахильгов
― Да, то есть это такой психологический вопрос. Может быть, он предпочтет один 1,8 года просидеть в колонии-поселении, чем год просидеть в СИЗО. По-разному бывает. А может, и наоборот. Но в любом случае ответ на ваш вопрос таков, что у адвокатов не особо много возможностей затягивать процессы, особенно на предварительном следствии. А во-вторых, даже если и попытаться затянуть, я не вижу в этом ничего плохого. До определенного момента это может быть и способ такой защиты.

А. Кузнецов
― То есть это не уловка, это допускаемая законом профессиональная, скажем так, тактика.

К. Ахильгов
― Такой лайфхак.

А. Кузнецов
― Да, лайфхак для тех кто его ценит. Ну и последний вопрос, который я успеваю задать. Как вы думаете, это просто какой-то разовое решение, или за этим могут последовать ещё какие-то действия законодателя в направлении смягчения положения людей, попавших под лишение свободы?

К. Ахильгов
― Действительно, вы в самом начале сказали, что у нас очень много людей сидят в тюрьме. Более 600 тысяч — это очень много для нашего населения и для нашей страны. Поэтому я очень рассчитываю, что это не последняя мера, которая будет приниматься в сторону гуманизации нашего законодательства.

А. Кузнецов
― Почему так долго? 10 лет ведь обсуждались эти поправки!

К. Ахильгов
― Честно говоря, я и в этот раз очень скептически отнесся. Когда этот вопрос заново подняли еще в начале этого года, я очень скептически к этому отнесся. Я думал: наверное опять ещё затянут на пару лет. Ну, слава Богу, что приняли. Я думаю, что руководство страны понимает, что нельзя вот в таких условиях содержать людей. Действительно плачевные условия в СИЗО, плачевные условия в колониях. И сажать людей за что попало — это тоже не самое правильное. Ведь есть же цели наказания. Цели — исправление, но люди же не исправляются. Поэтому из этого тоже нужно исходить.

А. Кузнецов
― Это были 12 минут осторожного оптимизма на правовые темы, которые называются «Быль о правах». С вами были Калой Ахильгов и Алексей Кузнецов. Встретимся в следующую пятницу. Всего вам доброго!

snip1.ru

Как засчитывается в срок лишения свободы время в СИЗО и под домашним арестом


А. Кузнецов― Здравствуйте! Это программа «Быль о правах». В студии Алексей Кузнецов и Калой Ахильгов. Здравствуйте, Калой! Сегодня мы говорим об очень важной вещи. В июле этого года закончились 10-летние, по-моему, баталии вокруг одной очень существенной поправки в Уголовный Кодекс: о том, как исчисляется и как потом засчитывается в срок лишения свободы то время, которое человек провел в следственном изоляторе или под домашним арестом до суда. Какие изменения приняты в законодательство?


К. Ахильгов― Изменения существенные, потому что они касаются изменения сроков, которые человек находился во время предварительного следствия или судебного следствия (в зависимости от того, какая мера была ему избрана) либо под домашним арестом, либо в следственном изоляторе. И в этом смысле, конечно, это существенные изменения — изменения, я считаю, в сторону, как мы обычно говорим, либерализации законодательства. Это позволит очень многим людям — фактически, как некая амнистия…


А. Кузнецов― Частичная такая.


К. Ахильгов― Позволит очень многим людям обрести свободу.


А. Кузнецов― Какой раньше был принцип, как исчислялись сроки раньше?


К. Ахильгов― 1 в 1.

К.Ахильгов: Любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу


А. Кузнецов― То есть, независимо, в СИЗО человек находится, под домашним арестом — всё равно 1 проведённый день засчитывается как 1 день лишения свободы по приговору суда, независимо от того, какой режим приговором определён.


К. Ахильгов― Совершенно верно.


А. Кузнецов― То есть что колония-поселение, что строгий режим — всё равно 1 в 1. А что теперь?


К. Ахильгов― Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5, если его приговорили к колонии общего режима. Условно говоря, человек получил 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Из них 2 года он просидел в СИЗО. Значит, юридически будет считаться, что он просидел не 2 года, а умножаем на 1,5 — соответственно, 3.


А. Кузнецов― И ему, соответственно, останется 2 в колонии общего режима.


К. Ахильгов― Что касается приговоров, в которых люди приговорены к отбытию наказания в колонии строгого режима, то здесь 1 в 1 так и остаётся, как было раньше.


А. Кузнецов― То есть строгий, особый и тюрьма остается прежним, 1 в 1.


К. Ахильгов― Совершенно верно. Есть существенные изменения по домашнему аресту. Если раньше 1 день под домашним арестом считался как 1 день в СИЗО и, соответственно, в колонии, то сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии.


А. Кузнецов― То есть, иными словами, законодатель признал, что домашний арест — это более легкие условия ограничения свободы, чем нахождение в колонии, скажем, общего режима.


К. Ахильгов― Совершенно верно. Потому что человек а) находится дома б) имеет возможность определенное время находиться вне дома: 2 часа, 3 часа — в зависимости от того, как суд постановит находиться вне дома.


А. Кузнецов― Еще есть колонии-поселения.


К. Ахильгов― Да, там 1 день, проведенный в СИЗО, будет приравниваться к 2 дням, проведенным в колонии-поселении. То есть если человек получил 2 года колонии-поселения и при этом 1 год просидел в СИЗО, то он должен быть немедленно освобождён.


А. Кузнецов― Он будет освобожден в зале суда из-под стражи.


К. Ахильгов― Совершенно верно.


А. Кузнецов― Как на практике сейчас будет идти работа по реализации этого задним числом? Ведь, как я понимаю, вот та часть нормы, которая людям предоставила более льготный режим — вот эти 2 и 1,5 — она же имеет обратную силу, поскольку это смягчает положение…


К. Ахильгов― Совершенно верно. В законодательстве любые изменения, которые приняты даже после того, как человек был задержан и так далее, любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу. И наоборот, любое изменение, которое влечет усложнение судьбы, соответственно, не имеет обратной силы.


А. Кузнецов― То есть к тем, кто из-под домашнего ареста попал в колонию, никакого пересчета применяться не будет? Им не будет удлиняться этот срок.


К. Ахильгов― Да, не должен удлиняться. То есть до сего дня будет считаться 1 в 1. А если от сегодняшнего дня, условно говоря, человек будет задержан и ему изберется мера пресечения в виде домашнего ареста, то, соответственно, будет начисляться.


А. Кузнецов― Это июль, если я не ошибаюсь.


К. Ахильгов― В июле закон вступил в силу. А действует он спустя 3 месяца. В самой статье 72-й есть изменения, которые внесены. Там говорится, что эти изменения действуют спустя 3 месяца в отношении лиц, которые отбывают наказание в воспитательной колонии или колонии-поселении, и в течение 6 месяцев в отношении лиц, которые отбывают наказание в исправительной колонии общего режима.


А. Кузнецов― Имеются в виду сроки, в течение которых администрация колонии должна проверить и пересчитать. Выносить окончательное решение будет администрация колонии, или это всё-таки очередное рассмотрение судом?


К. Ахильгов― Нет, тут автоматически будет пересчитываться. Администрация колонии должна будет сама считать. То есть автоматически будет считаться, что если после вступления в силу этого закона срок, который осужденный отбыл в колонии, уже подошёл к тому, что он уже должен выйти, то колония автоматически сама должна пересчитать и, соответственно, рассчитать срок. И никаких дополнительных обращений в суд не нужно.


А. Кузнецов― Вообще человеку, который понимает, что его затрагивает эта норма — предположим, он сейчас находится в местах лишения свободы — нужно проявлять какую-то активность или ему нужно ждать, пока не пройдет этот срок (либо 3, либо 6 месяцев), и ждать, что администрация сама сделает всё необходимое?


К. Ахильгов― Администрация обязана это делать, потому что они необоснованно будут ограничивать его свободу в случае, если они не сделают этого.


А. Кузнецов― Какой порядок жалоб, если всё-таки человек считает, что его права нарушены? Администрация, там, нерасторопна, забыла его, просмотрела…


К. Ахильгов― Есть два варианта. Осужденный имеет право прямо в колонии обратиться к руководству колонии. И есть второй вариант: как называется, с воли адвокат может…


А. Кузнецов― То есть нужно как-то связаться с родственниками или непосредственно с адвокатом и просить заняться этим делом. На ваш взгляд, этот новый способ исчисления — это шаг в правильном направлении?


К. Ахильгов― Абсолютно. Это гуманизация законодательства. Учитывая, что у нас тюрьмы переполнены, колонии переполнены.


А. Кузнецов― Есть какие-то примерные оценки, какого количества людей это может сейчас коснуться практически?


К. Ахильгов― Данные есть разные, но в самом ФСИНе говорят, что это примерно около 100 тысяч человек.


А. Кузнецов― Из примерно 650 тысяч тех, кто сейчас находится в местах лишения свободы.


К. Ахильгов― Да, то есть 15-20%. Это достаточная сумма.


А. Кузнецов― Далеко не всякая амнистия дает такой результат. Хорошо. Чем отличается режим в колонии-поселении от режима СИЗО? Почему законодатели сочли, что в колонии-поселении, условно говоря, в 2 раза легче находиться, чем в СИЗО?


К. Ахильгов― Потому что там нет таких ограничений, нет такого режима, как в СИЗО. В СИЗО ты постоянно находишься в камере. У тебя есть определённое время, когда ты выходишь на прогулки или в спортзал, если он там есть. А колония-поселение — это некая ограниченная территория, огражденная территория, на которой есть типовые здания типа общежитий, в которых, соответственно, осужденные живут и, возможно, на территории же работают.


А. Кузнецов― То есть по территории колонии-поселения он может перемещаться свободно? Внутри вот этого охраняемого периметра.


К. Ахильгов― Да, она и есть колония-поселение.

К.Ахильгов: Сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии


А. Кузнецов― То есть это, действительно, ну, не пионерский лагерь, конечно, но несравненно более лёгкое положение, чем в СИЗО. Почему даже колония обычного, общего режима всё равно получается легче, чем СИЗО? Неужели в СИЗО настолько у нас всё скверно?


К. Ахильгов― Вопрос даже не в том, насколько скверно в СИЗО. Это, безусловно, отдельная тема. Но вопрос в том, что у нас СИЗО переполнены. В случае, когда в камере должно находиться 10 человек, у нас находится примерно 25 — чтобы вы понимали пропорцию, насколько переполнено.


А. Кузнецов― То есть законодатель, фактически, согласился с тем, что наши условия содержания людей до суда, в общем, не выдерживают серьезной критики.


К. Ахильгов― Совершенно верно. Более того: сейчас-то еще более-менее ситуация складывается, скажем так, в сторону гуманизации, в сторону стабилизации. А вот лет 10 назад, я помню, для нас в практике, когда суд избирал домашний арест, это было что-то из ряда вон выходящее.


А. Кузнецов― Сейчас это чаще?


К. Ахильгов― Да, сейчас это в порядке вещей, особенно в экономических делах. Это вполне себе нормальная история.


А. Кузнецов― Вот это я читал комментарии: высказывается такое осторожное предположение, что теперь адвокаты в первую очередь людей, которые находятся под следствием, будут искусственно затягивать прохождение дела к суду именно в тех случаях, когда вот это вот досудебное нахождение будет давать наибольшую льготу после. То есть, иными словами, адвокаты, понимая, что, скорее всего, их подзащитному светит колония-поселение, будут стараться оттянуть отправку туда их доверителя для того, чтобы сократить максимальный срок. Возможны такие ухищрения?


К. Ахильгов― У меня есть два варианта ответа. Первое: у нас, у адвокатов, не особо-то есть возможность затягивать, потому что следствие в свое время может сразу написать куда нужно, и адвоката сразу подтянут куда надо.


А. Кузнецов― То есть вот это сложившееся представление, что адвокат может бесконечно забалтывать и откладывать…


К. Ахильгов― Обычно бывает наоборот. Первые полгода следователи обычно затягивают всё. Потом, когда подходят сроки, они вдруг начинают всё это впопыхах, быстренько расследовать. Во-вторых, даже если это так, если законодатель это допускает, то, например, нахождение в СИЗО — я вам не скажу, что это такая легкая прогулочка. Даже по сравнению с колонией-поселением.


А. Кузнецов― То есть большинство людей лучше выберут подольше побыть в колонии-поселении, чем провести лишний день в СИЗО?


К. Ахильгов― Тут вопрос очень индивидуальный. В СИЗО очень разные подходы к людям, и СИЗО тоже разные бывают. Некоторые, например, с точки зрения собственного восприятия не могут себе позволить находиться в камере постоянно, 24 часа в сутки, с 30 разными незнакомыми людьми.


А. Кузнецов― То есть люди с разными формами социопатии.

К.Ахильгов: Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5


К. Ахильгов― Да, то есть это такой психологический вопрос. Может быть, он предпочтет один 1,8 года просидеть в колонии-поселении, чем год просидеть в СИЗО. По-разному бывает. А может, и наоборот. Но в любом случае ответ на ваш вопрос таков, что у адвокатов не особо много возможностей затягивать процессы, особенно на предварительном следствии. А во-вторых, даже если и попытаться затянуть, я не вижу в этом ничего плохого. До определенного момента это может быть и способ такой защиты.


А. Кузнецов― То есть это не уловка, это допускаемая законом профессиональная, скажем так, тактика.


К. Ахильгов― Такой лайфхак.


А. Кузнецов― Да, лайфхак для тех кто его ценит. Ну и последний вопрос, который я успеваю задать. Как вы думаете, это просто какой-то разовое решение, или за этим могут последовать ещё какие-то действия законодателя в направлении смягчения положения людей, попавших под лишение свободы?


К. Ахильгов― Действительно, вы в самом начале сказали, что у нас очень много людей сидят в тюрьме. Более 600 тысяч — это очень много для нашего населения и для нашей страны. Поэтому я очень рассчитываю, что это не последняя мера, которая будет приниматься в сторону гуманизации нашего законодательства.


А. Кузнецов― Почему так долго? 10 лет ведь обсуждались эти поправки!


К. Ахильгов― Честно говоря, я и в этот раз очень скептически отнесся. Когда этот вопрос заново подняли еще в начале этого года, я очень скептически к этому отнесся. Я думал: наверное опять ещё затянут на пару лет. Ну, слава Богу, что приняли. Я думаю, что руководство страны понимает, что нельзя вот в таких условиях содержать людей. Действительно плачевные условия в СИЗО, плачевные условия в колониях. И сажать людей за что попало — это тоже не самое правильное. Ведь есть же цели наказания. Цели — исправление, но люди же не исправляются. Поэтому из этого тоже нужно исходить.


А. Кузнецов― Это были 12 минут осторожного оптимизма на правовые темы, которые называются «Быль о правах». С вами были Калой Ахильгов и Алексей Кузнецов. Встретимся в следующую пятницу. Всего вам доброго!

echo.msk.ru

Правила зачета содержания под стражей и домашнего ареста в наказание

Как известно с 14 июля 2018 года  начали действовать   новые правила зачета срока мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу в срок наказания в виде лишения  свободы…ФЗ РФ от 03.07.2018 №  186-ФЗ были внесены соответствующие изменения в  ст. 72 УК РФ.

Теперь срок домашнего ареста засчитывается в срок содержания под стражей и в срок лишения свободы из расчета два дня домашнего ареста за один день в СИЗО или исправительном учреждении

Один день содержания под стражей засчитывается как:

— 1,5 дня содержания в дисциплинарной воинской части ;

— 1,5 дня лишения свободы в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима ;

— 2 дня принудительных работ и ареста ;

— 2 дня отбывания наказания в колонии- поселении.

Возникает вопрос, что следует считать временем содержания под стражей? В соответствии с п. 42 ст. 5 УПК и ст. 7 ФЗ от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых являются:

— следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы;

— изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых ОВД ;

— ИВС пограничных органов ФСБ.

К местам содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых относятстся также гауптвахты и учреждения уголовно-исполнительной системы, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы: исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения (ст. 74 Закона № 103-ФЗ), а так же места на морском судне, находящемся в дальнем плавании, или место, которое определил начальник зимовки в период отсутствия транспортных связей с зимовками.

Согласно ч. 10 ст. 109 УПК в срок содержания под стражей, кроме собственно нахождения в СИЗО, засчитывается время:

1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;

2) запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором лицо проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях (п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК), из расчета два дня его применения за один день содержания под стражей;

3) принудительного нахождения в медицинском стационаре или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда;

4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со ст. 460 УПК РФ.

После вступления в законную силу указанных изменений в УК РФ в суды стали поступать ходатайства осужденных о  пересчете  им сроков содержания под стражей по новым правилам и, соответственно, снижения сроков лишения свободы.  Но  у судей стали возникать вопросы как поступать с такими ходатайствами. Многие считают, что в приговоре уже указано, что срок содержания под стражей нужно зачесть, а изменение формулы зачета не влияет на приговор и, кроме того, зачет по новой формуле это забота органов ФСИН. Напротив, во ФСИН уверены, что перезачет должен сделать суд.

В пояснительной записке к Закону № 186 ФЗ указано, что «порядок выполнения этой функции исправительными учреждениями (зачета мер пресечения в срок лишения свободы.  должен определяться ведомственным нормативным правовым актом» Минюста. Более того, ст. 2 Закона № 186-ФЗ содержит формулировку, что его положения подлежат исполнению:

1) в течение трех месяцев со дня вступления в силу Закона № 186-ФЗ (с 14.07.2018 по 13.10.2018 года) в отношении лиц, отбывающих наказание в воспитательной колонии и колонии-поселении;

2) в течение шести месяцев (с 14.07.2018 по 13.01.2019 года ) для лиц, отбывающих наказание в ИК общего режима, в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, принудительных работ, и военнослужащих, отбывающих наказание в виде ограничения по военной службе или содержания в дисциплинарной воинской части.

Из сказанного следует, что новые правила пересчета наказания должны применять сотрудники ФСИН во внесудебном порядке.

Однако п. 11 и п. 13 ст. 397 УПК  РФ сказано, что именно суд среди вопросов, связанных с исполнением приговора, рассматривает вопросы:

— о зачете времени содержания под стражей, а также времени пребывания в лечебном учреждении в соответствии со ст. 72, 103 и 104 УК РФ;

— об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК.

Из-за неясности с согласованием этих норм встал вопрос о том, подавать ли ходатайство в суд о пересчете зачета срока содержания под стражей в наказание и, соответственно, об уменьшении срока наказания в виде лишения свободы, или это должны сделать автоматически сотрудники ФСИН?

Возникли и другие вопросы, которые ранее не стояли. Например, в какой день кончается мера пресечения и с какого дня начинается отбывание наказания осужденным в воспитательной колонии, колонии-поселении или колонии общего режима? Считается ли время от вступления приговора в силу до собственно прибытия в исправительное учреждение под конвоем временем содержания под стражей, которое надо учитывать по формуле 1 день за 1,5 дня или 2 дня? А также будет ли засчитываться 1 день в СИЗО за 1,5 дня колонии общего режима, если осужденного будут перемещать из колонии в СИЗО, чтобы, например, допросить его в качестве свидетеля по какому-либо уголовному делу, и ряд других.

Эти вопросы стали предметом обсуждения в Верховном Суде РФ. После обсуждений по ключевым вопросам ВС РФ уже выработал позицию и начал доводить ее до судов.

Позиция ВС РФ заключается в том, что пересматривать приговоры должны суды по нормам УПК, которые регламентируют разрешение вопросов, связанных с исполнением приговора. Если раньше суд засчитывал в наказание срок содержания под стражей до момента постановления приговора, то сейчас это нужно делать до вступления приговора в силу. Очевидно, что это разные сроки. Соответственно, нужно вносить изменения в приговор, а это, бесспорно, может сделать только суд, но никак не орган исполнения наказания.

В приговоре, назначая наказание в виде реального лишения свободы, суд должен указать зачесть весь срок содержания под стражей, начиная со дня фактического задержания.

Если мера пресечения в виде заключения под стражу была отменена, то датой окончания содержания под стражей является дата  фактического освобождения из под стражи.

Если мера пресечения действовала до вступления приговора в силу, то датой окончания содержания под стражей ставьте дату вступления приговора в силу.

Согласно положениям ст. 10 УК РФ  уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу. Тем самым он распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Применение повышающих коэффициентов кратности зачета времени содержания лица под стражей в срок отбывания наказания, о которых идет речь в уже действующей редакции ст. 72 УК РФ, сокращает срок отбытия назначенного судом наказания и, безусловно, улучшает положение лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Поэтому положения ст. 10 УК  РФ подлежат применению по правилам об обратной силе уголовного закона.

В соответствии с п. 13 ст. 397 УПК вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК подлежит рассмотрению судом при исполнении приговора.

В указанном порядке также подлежит разрешению вопрос и о применении закона, «иным образом» улучшающего положение лица. В связи с этим положения Закона №  186-ФЗ в отношении лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, должны применяться судом.

Из положений ч. 3 ст. 72 УК РФ следует, что в приведенных в ней пропорциях срок содержания под стражей до вступления приговора суда в законную силу засчитывается для видов наказания, не связанных с лишением свободы. При этом ч. 3.1 ст. 72 УК, в которой речь идет о наказании в виде лишения свободы, такой оговорки не содержит. Представляется, что по смыслу нового закона и в отношении наказания в виде лишения свободы необходимо применять повышающие коэффициенты до вступления приговора в законную силу.

Особо нужно отметить, что мнение о том, что повышающие коэффициенты надо применять и к периоду этапирования осужденного в исправительное учреждение после вступления приговора в законную силу, не соответствует требованиям закона. законодатель не внес корреспондирующие изменения в п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК. РФ. В этом пункте, как и прежде, установлено правило о зачете времени предварительного содержания под стражей до постановления приговора. Однако в данном случае приоритет должны иметь нормы материального права.

Сейчас, как и прежде, суд не обязан в приговоре высчитывать конкретные сроки отбывания наказания и определять последний день срока наказания. Эта обязанность возложена на администрацию исправительного учреждения. Поэтому суд при пересмотре приговора в порядке ст. 10 УК должен будет только указать в постановлении о зачете срока содержания под стражей до вступления приговора в законную силу в срок отбывания наказания из расчета, установленного в новом законе…

По смыслу указанных материальных норм повышающие коэффициенты не применяются в отношении срока  нахождения осужденных в исправительных учреждениях, который указан в ч. 3.3 ст. 72 УК. Например, в отношении периода нахождения лица в штрафном изоляторе.

Надо обратить внимание, что рассматриваемая норма уголовного закона применима только в отношении осужденных к лишению свободы, приговоры по делам которых по состоянию на 14.07.2018 года  вступили в законную силу и которые уже отбывают наказание в воспитательной колонии, исправительной колонии общего режима и колонии-поселении.

С учетом изложенного выше суды в своих решениях, при приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом, должны обязательно сделать ссылку на положения ч. 3.3 ст. 72 УК РФ, для того чтобы у администрации учреждений, исполняющих наказание, появилось правовое основание не применять к части срока отбытого наказания повышающие коэффициенты, установленные в ч. 3.1 ст. 72 УК РФ.

В резолютивных частях постановлений о приведении судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, должна быть, следующаяформулировка: «на основании п. „в“ ч. 3.1 ст. 72 УК РФ  время содержания под стражей ФИО с 28 января 2016 года1 по день вступления приговора в законную силу 21 ноября 2016 года (включительно) зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за два дня отбывания наказания в колонии-поселении с учетом положений, предусмотренных ч. 3.3 ст. 72 УК РФ».

На основании решения суда, вынесенного в порядке исполнения приговора, о зачете срока содержания под стражей до вступления приговора в законную силу в срок отбывания наказания с применением повышающих коэффициентов кратности администрация учреждений, исполняющих наказание, должна определить конкретные сроки отбывания наказания. Если в результате применения нового закона назначенное по приговору суда наказание окажется отбытым, то осужденный подлежит освобождению из мест лишения свободы на основании п. «а» ст. 172 УИК.

Суд при пересмотре приговора в порядке статьи 10 УК РФ должен будет только указать в постановлении зачет срока содержания под стражей до вступления приговора в законную силу в срок отбывания наказания из расчета, установленного в новом законе. Пересчет срока всего наказания производится учреждениями ФСИН

Срок отбывания взысканий за нарушения режима отбывания наказания зачитывается в общий срок наказания, как один день взыскания за один день срока лишения свободы

Образцы ходатайств смотрите здесь.

pershickow.ru

Время, проведенное подсудимым дома, будет засчитано в срок наказания — Российская газета

Верховный суд России вынес постановление, которое кардинально меняет отношение к домашнему аресту. Теперь время, проведенное подсудимым дома, засчитывается в срок наказания, конечно, если он сидел там по указанию суда.

Прецедент создал некий гражданин Уваров. В октябре 2003-го он сел в тюрьму за разбой. Но когда суд вынес приговор, возник чисто практический вопрос: как считать срок? Дело в том, что почти полгода во время суда гражданин провел под домашним арестом. Считается ли это за настоящую неволю? Ведь, строго говоря, под стражей подсудимый не сидел и соблюдал ли камерный режим — неизвестно.

Дело дошло до президиума Верховного суда, и тот по сути приравнял домашний арест к обычному. Согласно его постановлению время «домашнего» заключения включено в срок лишения свободы из расчета один день к одному. Не больше и не меньше.

До сих пор домашний арест применялся в России крайне редко. Само понятие появилось в нашем законодательстве всего пять лет назад как альтернатива сидению за решеткой в ожидании суда. До того у подсудимого было немного вариантов: например, сидеть в сизо или ходить под подпиской о невыезде.

По словам специалистов, домашний арест уникален как мера пресечения. Он позволяет выбирать режим отдельно для каждого осужденного. Кому-то суд пропишет полное затворничество, кому-то разрешит выходить на прогулки в строго определенное время. Можно условно провести вокруг дома обвиняемого черту, за которую он не должен заступать. Или, как вариант, наложить запрет на общение с друзьями, знакомыми, а главное — участниками процесса.

Например, когда несколько лет назад в Воронеже судили высокопоставленного сотрудника местного управления МЧС, его выпустили из сизо под домашний арест, но суд не разрешил обвиняемому общаться с сослуживцами и знакомыми. А отходить от дома ему можно было на строго определенное расстояние и только в указанное время.

Конечно, охрану к дверям дома никто не приставляет, и в принципе выполнение требований остается на совести домашнего арестанта. Но он знает: если его поймают на чем-то нехорошем, мигом переедет из квартиры в острог. Кроме того, родным подсудимого вручается официальное уведомление, что тот не в полной мере свободен. А это накладывает на них обязательство наблюдать за членом семьи, как тот соблюдает запреты. Если он оступится, то может подставить и близких.

В будущем не исключено, что на домашних арестованных будут надевать электронные браслеты. Но для этого нужны изменения в законах, а также деньги на распространение новых технологий.

Всего в законе указано семь мер пресечения для тех, кто ходит под судом или следствием: это подписка о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним обвиняемым, залог, домашний арест и самое суровое — заключение под стражу.

На практике — лишь очень малая часть тех, кто ждет приговора, остается дома, а не отправляется на нары сизо. Однако в августе пришла хорошая новость от тюремного ведомства: в России летом снизилось число арестов. Возможно, это говорит о том, что суды поменяли практику и чаще стали оставлять подозреваемых на воле или под домашним наблюдением. Впрочем, окончательные выводы делать рано, для этого надо глубже проанализировать статистику.

Но в любом случае гуманные меры пресечения должны расширяться, об этом не раз говорили и судьи, и прокуроры, и представители минюста.

rg.ru

новый закон ожидающих суда не обрадует »

В Госдуме готов ко второму, решающему чтению законопроект, который изменяет порядок зачета срока содержания под стражей до суда. Новые правила в случае принятия позволят раньше выйти на свободу многим осужденным. Но тех, кто ожидал или ожидает приговора под домашним арестом, нововведения не обрадуют.


фото: Геннадий Черкасов

Экс-начальник департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева.
В мае 2015 года приговорена к 5 годам лишения свободы за мошенничество. 2,5 года ждала суда под домашним арестом. Это время засчитали в срок отбывания наказания. Проведя в колонии 34 дня, вышла на свободу по УДО. Если бы тогда действовали предложенные депутатами правила, ей пришлось бы ждать УДО на год с лишним больше.

В повестке дня заседания думского Комитета по госстроительству и законодательству 4 июня значится законопроект, который, без сомнения, привлечет внимание широкой публики. Он вносит изменения в статью 72 Уголовного кодекса — в ней говорится о том, как мера пресечения в виде «содержания под стражей» влияет на реальный срок отбывания наказания. Документ, который будет обсуждать комитет (есть у «МК»), обещает важные нововведения.

Напомним: сейчас проведенное под стражей до приговора суда время засчитывается одинаково, отправляется ли гражданин отбывать наказание в колонию общего или строгого режима, в колонию-поселение, на принудительные работы или под арест: один день до суда равен одному дню срока. Если в приговоре значится ограничение свободы — одному дню под стражей до суда равны два дня наказания, а если исправительные работы — три дня наказания. Причем «под стражей» — это не только в СИЗО, но и под домашним арестом: российское законодательство считает эти две меры пресечения одинаковыми по суровости.

То есть если человек сидел в СИЗО, а потом отправлен судом в колонию-поселение, его месяцы или даже годы приравниваются к месяцам или годам соседа по изолятору, который в итоге приговорен к колонии строгого режима или тюрьме. И если человек ждал приговора в родной семье, в своей квартире, пусть и с жесткими ограничениями на общение, связь с внешним миром, передвижения и запретом на работу, проведенное под домашним арестом время приравнено ко времени, проведенному в переполненном, вонючем СИЗО.

Предлагаемая взамен система более сложна и не бесспорна. Например, если законопроект будет принят в этом виде, один день содержания в СИЗО для приговоренного к лишению свободы будет равен одному дню только в тюрьме, колонии особого и строгого режима. Для приговоренных к колонии общего режима или воспитательной колонии для несовершеннолетних 1,5 дня в изоляторе будут равны одному дню наказания, а если гражданин отправлен в колонию-поселение — каждый день в изоляторе до суда засчитают за два дня наказания…

Для особо опасных рецидивистов, приговоренных к пожизненному заключению или совершивших преступление по 13 статьям УК (в основном террористических, вроде угона транспортного средства, захвата заложника с тяжкими последствиями или публичных призывов к терроризму), один день в СИЗО до суда всегда будет равен одному дню в колонии. Глава Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников («ЕР») пояснил «МК»: на оговорке настаивали правоохранительные органы, было такого рода замечание и в отзыве правительства. Дело в том, что после отбытия части наказания террористы при хорошем поведении могут ходатайствовать о смягчении режима отбывания наказания, и через лет 10 террорист может оказаться в колонии общего режима и потребовать пересчета срока лишения свободы по новым правилам, что представляется властям недопустимым…

Зато домашний арест предлагается официально признать более мягкой мерой пресечения, чем СИЗО, и засчитывать «по курсу» два дня за один день лишения свободы. Федеральный судья в отставке, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте Сергей Пашин в разговоре с «МК» предположил, что эта норма в случае принятия «вполне может вызвать обращения и в Конституционный суд, и в ЕСПЧ» — в Конституции РФ «есть статья 55, которая запрещает принимать законы, ухудшающие положение граждан», и «необходимо очень тщательно прописать порядок введения новых правил в действие». Но г-н Крашенинников пояснил «МК», что новые правила будут иметь обратную силу лишь для тех, кто ждал суда в СИЗО, а потом попал в колонию общего режима, колонию-поселение или вообще на принудительные работы: им в течение полугода-года (сроки и процедура уточняются) срок пересчитают, то есть сократят. Но никакого пересчета для тех, кто ждал суда под домашним арестом и уже осужден, не будет — уголовный закон не может иметь обратной силы, если ухудшает положение граждан.

Для тех, кто сейчас под домашним арестом, а суд вынесет приговор уже после того, как обсуждаемые предложения станут явью, все будет, по словам г-на Крашенинникова, так: «время до вступления закона в силу зачтут по-старому, то есть день за день, а время от вступления закона в силу до приговора — уже по-новому». Г-н Крашенинников не думает, что число подследственных, желающих заменить СИЗО на домашний арест, сократится: «условия в этих заведениях в Москве, Петербурге и Екатеринбурге просто невыносимые».

Источник

tasnews.ru

Пожалуйста как суд засчитывает домашний арест в условный срок наказания?

Здравствуйте! Обратите внимание на часть 3 статьи

«Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 22.11.2016)

УК РФ, Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания

1. Сроки лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, принудительных работ, ареста, содержания в дисциплинарной воинской части, лишения свободы исчисляются в месяцах и годах, а обязательных работ — в часах.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. При замене наказания или сложении наказаний, предусмотренных частью первой настоящей статьи, а также при зачете наказания сроки наказаний могут исчисляться в днях. При этом с учетом положения части первой статьи 71 настоящего Кодекса двести сорок часов обязательных работ соответствуют одному месяцу лишения свободы или принудительных работ, двум месяцам ограничения свободы, трем месяцам исправительных работ или ограничения по военной службе.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы, принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета один день за один день, ограничения свободы — один день за два дня, исправительных работ и ограничения по военной службе — один день за три дня, а в срок обязательных работ — из расчета один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Время содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу и время отбытия лишения свободы, назначенного приговором суда за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, в случае выдачи лица на основании статьи 13 настоящего Кодекса засчитываются из расчета один день за один день.

5. При назначении осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает его от отбывания этого наказания.

www.9111.ru

Время домашнего ареста сокращает условный срок наказания?

Добрый день Нет поскольку это не реальный а условный срок то арест зачтён не будет

УК РФ, Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания

1. Сроки лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, принудительных работ, ареста, содержания в дисциплинарной воинской части, лишения свободы исчисляются в месяцах и годах, а обязательных работ — в часах.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. При замене наказания или сложении наказаний, предусмотренных частью первой настоящей статьи, а также при зачете наказания сроки наказаний могут исчисляться в днях. При этом с учетом положения части первой статьи 71настоящего Кодекса двести сорок часов обязательных работ соответствуют одному месяцу лишения свободы или принудительных работ, двум месяцам ограничения свободы, трем месяцам исправительных работ или ограничения по военной службе.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ

3. Время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы, принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета один день за один день, ограничения свободы — один день за два дня, исправительных работ и ограничения по военной службе — один день за три дня, а в срок обязательных работ — из расчета один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

4. Время содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу и время отбытия лишения свободы, назначенного приговором суда за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, в случае выдачи лица на основании статьи 13 настоящего Кодекса засчитываются из расчета один день за один день.
5. При назначении осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает его от отбывания этого наказания.

pravoved.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о