Незаконное обогащение статья – Незаконное обогащение, как доказать факт коррупции по статье УК РФ — Правовед.RU

Содержание

Незаконное обогащение статья | JuridicHelp.ru

Оглавление [Показать]

В гражданском праве используется понятие «кондикционное обязательство». Оно возникает вследствие неосновательного обогащения. 1102 статья ГК РФ раскрывает суть этого обязательства. Рассмотрим ее подробнее.

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

незаконное обогащение статьяНезаконное обогащение по ст. 1102 ГК РФ может выражаться в приобретении или сбережении чужого имущества. Для лучшего понимания содержания нормы обратимся к другим статьям Кодекса.

В ст. 128 приобретением называется получение определенных вещей (в том числе ценных бумаг, денег) или имущественных прав (исключительного права, сервитут, право требования и пр.).

Под сбережением понимают извлечение какой-то выгоды без затрат, которые обычно субъект должен понести для ее извлечения. Выгода выражается в одной из следующих форм:

  • Увеличение имущества, принадлежащего лицу, влекущее повышение стоимости ценностей.
  • Частичное/полное освобождение от обязательства перед кем-либо.
  • Использование чужого имущества, производство работ, предоставление услуг другим субъектом.

В юридической литературе высказывается мнение, что незаконное приобретение объектов права имеет место только тогда, когда у получателя возникло соответствующее право. Более того, некоторые авторы высказывают точку зрения, согласно которой предметом такого получения не может выступать индивидуально определенная вещь. Другими словами, приобретение как форма незаконного обогащения по ст. 1102 ГК РФ может выражаться исключительно в получении объектов, объединенных родовыми признаками, а также имущественных прав и денег.

Если принять указанную точку зрения, то приобретенными предметами могут выступать только такие вещи, на которые лицо получило право собственности. Соответственно, объекты, только фактически поступившие в обладание, не составляют незаконного обогащения. Ст. 1102 ГК РФ, однако, не содержит каких-либо ограничений для объектов, которые могут являться предметом кондикционного обязательства. Отсутствуют какие-либо специальные правила и в других нормах Кодекса.

Ошибочность приведенного выше подхода объясняется следующим:

  • Мнение о том, что понятие «приобретение» не охватывает случаи обычного получения имущества во владение, вряд ли можно считать соответствующим закону. Дело в том, что ни в одной законодательной норме не содержится каких-либо оговорок на этот счет.
  • Владение само по себе обладает определенной экономической ценностью: оно дает лицу возможность использовать вещь в любой момент. Это, несомненно, можно рассматривать как самостоятельную экономическую выгоду.
  • Нормы 60 главы ГК не только не запрещают требовать индивидуально-определенные объекты с помощью кондикции, а, наоборот, содержат правила, применимые исключительно к истребованию такого имущества.

На практике достаточно часто какой-либо объект выбывает из владения субъекта, который при этом неосновательно теряет и право собственности на вещь.

К примеру, объект может передаваться продавцом покупателю в собственность по условиям соглашения купли-продажи. Однако спустя время стороны расторгли договор вследствие непредоставления приобретателем встречного удовлетворения. Соответственно, первоначальный продавец уже не выступает в роли собственника и не может требовать возврата предмета сделки по правилам ст. 301.

В судебной практике по ст. 1102 ГК РФ такие споры разрешаются с учетом положений Постановления № 10/22 Пленумов ВС и ВАС от 2010 г. В указанном документе речь идет, в частности, о недвижимости. В Постановлении поясняется, что при расторжении договора о продаже недвижимого объекта, лицо (продавец), которое не получило оговоренной оплаты, вправе потребовать возврата имущества, предоставленного покупателю, в соответствии с положениями 1104 и 1102 статей ГК РФ. Судебные решения по таким спорам выступают основанием для госрегистрации прекращения прав собственности приобретателя и регистрации права продавца.

При анализе положений 1102 статьи возникает вопрос: во всех ли случаях факт возникновения расходов на имущество другого субъекта, исполнение для него работы или предоставление ему услуги без встречного предоставления указывает на получение этим лицом имущественной выгоды?

Несомненно, что в такой ситуации одна сторона правоотношений обогащается, сохраняя (сберегая) средства, которые она могла бы потратить на оплату соответствующего объекта, услуги, работы, если они были произведены по его просьбе, в соответствии с его волеизъявлением. Если просьба отсутствовала, спор о компенсации затрат решается на основании оценки конкретных обстоятельств. При этом во внимание принимается не только объективная стоимость работ/услуг или размер затрат, но и выгодность, хозяйственная необходимость их для адресата.

Необходимо отметить, что юридическое значение приобретает не любое обогащение за чей-то счет, а только неосновательно произведенное лицом за счет другого субъекта. Соответственно, отсутствие в законодательстве основания для получения выгоды выступает ключевым условием возникновения соответствующего обязательства.

В настоящее время довольно распространен подход, согласно которому правовыми основаниями следует считать юридические факты: договоры, административные акты, различные сделки и пр. Такое мнение, вероятно, связано исключительно с особенностями понимания терминов, используемых в нормах. И в 8, и в 1102 статье применяется одно понятие – «основание». Соответственно, это приводит к мысли о том, что под ним подразумевается правопорождающий факт.

Между тем такое понимание понятия не соответствует в первую очередь буквальному толкованию первого пункта 1102 статьи. В соответствии с ним, надлежащее основание должно устанавливаться законодательным или другим актом либо сделкой.

Если расценивать такое основание, как юридический факт (в качестве которого, в частности, выступает сделка), получается, что сделка должна возникать сама по себе. Стоит также отметить, что в некоторых случаях применение такого подхода привело бы к невозможности реализации охранительной функции, вытекающей из содержания кондикционной обязанности.

В ней закрепляется традиционное для отечественной правовой системы разделение форм обогащения на виды в зависимости от обстоятельств, его породивших. В основе классификации лежит связь приобретения/сбережения с действиями субъектов, между которыми перемещается имущественное благо. Соответственно, можно выделить обогащение, возникшее:

  • Из-за действий потерпевшего. К примеру, субъект по ошибке оплатил сумму, передал другому какой-то предмет, освободил от обязательства и пр., не получив взамен ничего.
  • Из-за действий приобретателя. Такое обогащение возникает, к примеру, при краже, пользования чужой вещью и пр.
  • Независимо от поведения потерпевшего и приобретателя. Это обогащение, в свою очередь, может быть вызвано действиями третьих лиц (к примеру, перевозчик неправильно выдал груз, и его получил не адресат, а сторонний субъект.), каким-то событием (допустим, лодку унесло течением и выкинуло на чужой участок, владелец которого ее присвоил).

В п. 2 1102 статьи ГК устанавливается, что вне зависимости от обстоятельств, вызвавших незаконное обогащение, к спорным случаям применяются положения 60-й главы Кодекса.

ГК необоснованное обогащение признает как нарушение законодательства. И как за всякий проступок, за такое поведение субъекта предусматривается ответственность.

В законодательстве приводится трактовка рассматриваемого понятия. В частности, определение присутствует в 1102 ст. Необоснованное обогащение представляет собой сбережение либо приобретение материальных ценностей за счет других лиц без установленных правовыми актами, законами или сделкой оснований. Такая ситуация достаточно часто встречается в предпринимательстве. В гл. 60 Кодекса предусмотрены правила, которые подлежат применению к таким требованиям, как:

  1. Возврат исполненного обязательства по недействительной сделке.
  2. Истребование собственником имущества из незаконного чужого владения.
  3. Возмещение ущерба, в том числе нанесенного недобросовестным поведением лица, обогатившегося за счет потерпевшего.

Необоснованное обогащение может являться следствием признания договора подряда, купли-продажи, мены и прочего, заключенного между сторонами, недействительным или расторжения соглашения по инициативе одного из участников. О неправомерном присвоении речь идет в том случае, когда кто-либо использует чужое имущество (например, земельный участок).

Для формирования более ясного представления о таком явлении, как незаконное присвоение, целесообразно рассмотреть пример. Допустим, предприниматель в соответствии с договором купли-продажи недвижимого объекта и оборудования, получил право собственности на сооружение — лесопильный цех. Местная администрация подала иск о необоснованном обогащении — незаконном использовании земельного участка под зданием при отсутствии правомочий и без внесения платы.

Предприниматель, в свою очередь, настаивал, что муниципалитет не может взыскать оплату с него после заключения договора. Но данный аргумент арбитраж посчитал несостоятельным. Сам по себе факт совершения сделки с последующим заключением договора не порождает прав собственности на имущество до его регистрации. В этой связи до завершения установленной законом обязательной процедуры предприниматель обязан осуществлять выплаты за пользование землей по правилам, применимым для арендных правоотношений. Ответчиком не было представлено доказательств внесения необходимых сумм, поэтому требования администрации были удовлетворены. На предпринимателя было наложено взыскание необоснованного обогащения.

Чем грозит необоснованное обогащение? По статье 1104 все имущество, которое было получено незаконным образом, возвращается потерпевшему в натуре. Данное правило применимо в том случае, если материальные ценности сохранились в том состоянии, в котором появились у приобретателя. Вместе с этим закон устанавливает ответственность за любые, случайные в том числе, недостатки или ухудшения имущества, приобретенного неправомерным образом, появившиеся после того, как ответчику должно было или уже стало известно о его необоснованном обогащении. До этого момента он может быть наказан только за умысел либо грубую неосторожность при обращении с полученными ценностями. Например, покупатель передал поставщику аванс. При расторжении соглашения между ними, полученная сумма подлежит возврату. Это обусловлено тем, что при прекращении действия договора один участник не лишается права истребовать исполненное, если другой обогатился необоснованно. Таким образом, выходит, что субъект возвращает то, что получил в том же объеме и состоянии.

Необоснованное обогащение предусматривает начисление процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами. Данное правило действует с момента, когда приобретатель должен был узнать либо уже узнал о своем незаконном поведении. В данном случае также важно помнить, что положение распространяется на случаи присвоения денег. Есть еще один важный момент. Он состоит в том, что при применении последствий недействительности сделки, исполненной обоими участниками, когда один получил определенную сумму, а другой — услугу, работу либо продукцию, необходимо исходить из равного размера обоюдных обязательств. Нормы о необоснованном обогащении могут применяться в том случае, если размер денежных средств явно больше стоимости переданного имущества.

Как выше было указано, в качестве обязательного последствия, которое влечет за собой необоснованное обогащение, выступает возврат приобретенного в натуре. Однако такое возможно далеко не всегда. В таких случаях потерпевший вправе требовать возмещения действительной стоимости имущества, а также убытков, касающихся изменения его цены, на момент получения, если недобросовестный приобретатель не сделал этого незамедлительно после того, как ему стало известно о неправомерности его действий. Невозможность вернуть ценности имеет место в различных случаях. Например, имущество может отсутствовать у приобретателя, или оно практически утратило хозяйственное назначение вследствие полного износа и поэтому не может более эксплуатироваться собственником.

Допустим, субъект незаконно временно использовал чужое имущество или услуги, не стремясь им завладеть. В таком случае потерпевшему следует возместить все, что данное лицо сберегло, по стоимости, существовавшей на момент окончания пользования и в том месте, где оно осуществлялось. Такое правило присутствует в статье 1105 Кодекса. При определении величины необоснованного обогащения можно использовать правило ст. 424 о применении цены, которая взимается за подобные услуги, товары или работы при сравнимых обстоятельствах.

Необоснованное обогащение, кроме прочего, может сопровождаться получением определенной прибыли с материальных ценностей, полученных неправомерным образом. В соответствии с законодательством, недобросовестный приобретатель обязан вернуть потерпевшему все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из имущества. Например, в уставной капитал были внесены недвижимые объекты, собственником которых выступало государство, а владельцем по закону являлось госпредприятие на праве хозяйственного ведения.

Наличие этих прав позволяет признать сделку недействительной. При этом недвижимое имущество подлежит возврату законному владельцу и собственнику. Госпредприятие обратилось в суд с требованием о возмещении процентов за использование чужих денежных средств. В качестве аргумента выступал тот факт, что ответчик на протяжении всего периода незаконного владения заключал арендные договоры. Не имея соответствующих прав, общество использовало имущество, полученное незаконным образом, в предпринимательских целях и извлекало прибыль. По мнению заявителя (госпредприятия) полученные средства от сдачи объектов в аренду следует признать необоснованным обогащением и взыскать в пользу владельца по закону. Однако, рассматривая данные аргументы и анализируя ситуацию, уполномоченная инстанция пришла к выводу, что ответчик может возместить именно доход, который он извлек от эксплуатации объектов, но не сама арендная плата. Мотивировал свое решение суд тем, что нежилое сооружение требует определенных затрат на содержание. Если бы заявитель сдавал его в аренду, то сам также нес бы соответствующие расходы. Таким образом, ответчик не мог обогатиться исключительно на арендную плату, не осуществляя необходимых затрат. В результате в пользу госпредприятия, являющегося законным владельцем недвижимого объекта, с него может быть взыскана сумма чистой прибыли (доход за вычетом расходов).

В настоящее время неосновательное обогащение — это одна из наиболее актуальных проблем, с которой постоянно сталкиваются россияне. В суд обращаются как гражданские лица, так и различные организации. С каждым годом число подобных случаев увеличивается, страдают же от этого в основном простые граждане.

Российский гражданский кодекс называет неосновательным обогащением приобретенные за счет кого-либо, с помощью неправомерных с точки зрения юриспруденции сделок, имущественные ценности. Изначально такая сделка соответствует требованиям закона, однако действия ее участников преследуют иные цели, но без преступных намерений. Ответственность по данному типу соглашения имеет обязательное условие — ответчик обязан вернуть все в полном размере. В противном случае, на него будет подан иск.

Сторона, обратившаяся в суд по разрешению такого спора, именуется потерпевшей, ответчик — приобретателем. Исковые заявления о неосновательности обогащения от юридических лиц рассматривают арбитражные суды, гражданские могут решить свой вопрос в районном. Как показывает судебная практика, юрист в таких делах является незаменимым звеном.

Данный вид правонарушений попадает под действие 1102 ГК РФ. Согласно ее положениям, каждая из участвующих в соглашении сторон имеет полное право на возмещение полученных по ее мнению убытков, причиной которых стало невыполнение контрагентом взятых на себя обязательств, несмотря на то, что последний при этом получил выгоду. Именно извлечение корысти в ГК РФ фигурирует как необоснованное обогащение — приобретенное или сбереженное имущество за счет оппонента. Безусловно, подобный барыш подлежит возврату, однако существует и неосновательное обогащение, которое не возвращается, и рассматривают такие случаи иные пункты ГК РФ.

Правила, оговоренные в 1102 действующего ГК РФ, используются независимо от того, получил ли выгодоприобретатель неосновательное обогащение по причине своего поведения, поведения пострадавшего, поведения третьих лиц, либо это случилось помимо воли участников договора.

В соответствии с 1102 ГК РФ, исполнять положенные обязательства, в результате рассматриваемых обстоятельств, должна сторона-ответчик, поскольку действия договора не прекращены. Это означает, что сначала следует возместить ущерб, возникший из-за неосновательного обогащения, а уже затем работать далее в соответствии с общей договоренностью. ГК РФ гласит, что место каким бы то ни было обязательствам быть не должно при незаключенном договоре. Стоит отметить, что и после этого расторгать соглашение не следует. Требования, являющиеся следствием положений сделки, остаются в силе по-прежнему.

Для того, чтобы судебные органы признали наличие неосновательности обогащения, необходимо одновременное присутствие трех аспектов:

  • Существование реального факта обогащения, в соответствии со ст. 8 ГК РФ, т. е. когда приобретатель получает прибыль и преумножает свое имущество, однако расходов, возникающих при обычном характере деятельности при этом у него нет;
  • Обогатилось лицо не на основании заключенного контракта или требований законодательства, т. е. сделка была осуществлена без правомерной юридической основы;
  • Приобретенные ценности — не результат гражданской или юридической хозяйственной деятельности.

Как правило, неосновательное обогащение происходит, когда возникают следующие ситуации:

  • Оплата денежной суммы в адрес приобретателя, передача какой-либо вещи, выполнение ряда работ, предоставление услуги, освобождение от обязательств, связанных с имуществом, произошли по ошибке;
  • Действия, совершенные приобретателем, антизаконны и направлены на получение имущественных ценностей;
  • Произошло стихийное бедствие;
  • Случившееся произошло по вине третьего лица.

Нередко в спорах по неосновательному обогащению стороны неправильно трактуют понятие «имущество». ГК РФ гласит, что имуществом именуется недвижимые и движимые ценности, предметы, вещи, деньги, ценные бумаги, т. е. все, что можно передать как физическим, так и юридическим лицам.

Когда именно речь идет об обогащении?

В ныне действующих законах определены случаи, напрямую связанные с необоснованным обогащением. Гражданские права и обязанности у россиян возникают на основании некоторых причин. К ним относятся:

  • Заключение договоров, сделок;
  • Утверждение государственными региональными органами актов;
  • Решение судебных инстанций;
  • Приобретение имущественных ценностей согласно действующим законодательным нормам и положениям;
  • Создание музыкального произведения или другого предмета искусства, а также любой итог деятельности интеллектуальной направленности;
  • Нечаянное либо умышленное нанесение ущерба гражданам;
  • Незаконное получение выгоды за счет других лиц;
  • Наступление ситуаций, провоцирующих начало отношений.

В случаях необоснованного обогащения гражданское законодательство обязывает приобретателя возместить расходы на имущественные объекты, подлежащие возврату. Данные требования прописаны в статье 1108 российского Гражданского кодекса.

Положенную денежную сумму получает потерпевший. Ее размер зависит от стоимости хранения и содержания имущества с момента, подтверждающего факт совершенного. Однако данное право считается утраченным, если предметы спора приобретатель удерживал преднамеренно.

Прямая и главная обязанность лица, приобретшего имущество незаконным путем — это возврат полученного. Вернуть объект можно в полноценном виде либо возместить его, а также понесенный потерпевшим ущерб в денежном выражении. Данные способы, позволяющие взыскать незаконно полученную выгоду, названы в статьях 1105 и 1104 Гражданского кодекса Российской Федерации. Сумма наживы подлежит индексации, согласно действующему законодательству.

Случаи, когда приобретатель переуступил права требования третьим лицам или передал имущественные ценности иными аналогичными способами, закон также трактует как неосновательное обогащение, согласно нормам Гражданского кодекса. В такой ситуации пострадавшей стороне возвращается право на владение этим имуществом.

Чаще всего в судебной практике рассматриваются два вида споров:

  • Когда гражданами случайно перечислены финансовые средства лицам либо организациям, с которыми контракт не был подписан. К примеру, ошибочное введение одной цифры расчетного счета. В этом случае, если выгодоприобретатель не намерен возвращать приобретенные средства, судебный орган требует у него квитанций и чеков. Если в течение ближайшего времени на его счет финансы больше не перечислялись, потерпевший получает обратно всю полагающуюся ему сумму.
  • Когда россияне обращаются с исковым заявлением о возврате денег, переведенных на счет третьих лиц и компаний, просто без существования оформленного соглашения. Такая ситуация не в пользу подателя иска. Скорее всего, суд, откажет ему в возврате перечисленных денег, т. к. он, зная заранее о том, что никаких обязательств перед компанией не несет, все же осуществил перевод. Судебные инстанции подобные иски не удовлетворяют.

Случаи из судебной практики показывают, что трактовать положения российского законодательства можно по-всякому. К каждому конкретному делу нужен основательный подход. Также необходимы отличные знания в соответствующей юридической сфере.

Незаконное обогащение — приобретение имущества публичным должностным лицом на средства, происхождение которых оно не может объяснить или они получены с нарушением закона. Это понятие государствам предлагается ввести в уголовный кодекс в 20-й статье Конвенции ООН против коррупции. Документ был принят на 58 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 год и вступил в силу 14 декабря 2005 года

20 статья Конвенции ООН против коррупции гласит: «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Суть статьи — в преследовании коррупционеров, если нет возможности зафиксировать другие их преступления, например, передачу денег при взятке. Считается, что полученные незаконно средства чиновник тратит на свои активы, которые гораздо проще найти и сравнить их стоимость с официальными доходами.

Первый законопроект, который призывает наказывать публичных должностных лиц за приобретение активов, если они не могут доказать их законный источник, появился в 1936 году в Аргентине. Законом эта норма стала только в 1964 году, когда была утверждена уголовная ответственность за то, что «чиновник не может объяснить происхождение средств для обогащения себя или третьего лица». В том же году Индия ввела наказание за «обладание ресурсами, происхождение которых публичное должностное лицо не может объяснить».

В 1996 году незаконное обогащение как уголовное преступление включили в Межамериканскую конвенцию против коррупции (IACAC). Затем его ввели в Конвенцию Африканского союза о предупреждении коррупции и борьбе с ней (AUCPCC), утверждённую в 2003 году. И наконец, в 2003 году была утверждена, а в 2005 году вступила в 2005 году Конвенция ООН против коррупции.

В итоге к середине 80-х статья за незаконное обогащения была в Колумбии, Эквадоре, Египте, Брунее, Пакистане, Сенегале и Доминиканской Республике. К 1990 году уголовное наказание за это преступление ввели, по крайней мере, 10 стран, к 2000 году — в более чем 20 странах, а к 2010 году — более чем в 40 странах.

Аргентина

Ст. 286 Уголовного кодекса, ввели в 1964 году

Любой человек, который не в состоянии объяснить происхождение своего заметного обогащения (или третьих лиц, если таким образом он скрывает свои активы), полученного во время госслужбы или в течение двух лет после неё наказывается лишением свободы от двух до шести лет, штрафом от 50 до 100 % величины незаконного обогащения и пожизненным запретом на госслужбу.

В 2004 году бывший министр природных ресурсов Аргентины Мария Хулия Алгосарай получила три года лишения свободы и штраф в $500 тыс. за незаконное обогащение. Прокуратура проанализировала её доходы и расходы в 1988—1996 года, нашла сильное расхождение и потребовала объяснения. Чиновница рассказала, что зарабатывала за счет консультационных услуг, а также получала деньги от бывшего мужа и отца. Эти объяснения не удовлетворили суд и её отправили в тюрьму, обязав выплатить в казну всю сумму, признанную незаконным обогащением.

Указ о предотвращении коррупции, часть 10, приняли в 1971 году

Любой государственный служащий, который: а) имеет уровень жизни выше того, который соответствует его нынешним или прежним доходам на службе б) контролирует денежные средства или имущество несоразмерно своим нынешним или прежним доходам на службе при отсутствии удовлетворительных объяснений, как ему удается поддерживать такой уровень жизни или как денежные средств или собственность попала под его контроль, должен быть признан виновным в совершении преступления и приговорен к лишению свободы до 10 лет и штрафу до 1 млн HKD (около $130 тыс долларов США).

Закон по борьбе с коррупцией, ст.13, редакция 1988 года

Государственный служащий признается совершим преступление, если он или любой человек от его имени, владеет или имеет в распоряжении денежные средства или имущества несоразмерные известным источникам его дохода и не может дать удовлетворительных объяснений на этот счет. Это преступление наказывается лишением свободы от одного года до семи лет, и штрафом .

ст. 395 Уголовного права КНР, ввели в 1997 года

Любой государственный чиновник, чье имущество или расходы, очевидно превышает его законные доходы, и при этом разница значительна, обязан объяснить источники происхождения имущества. Если он не сумеет доказать, что источники законные, то он может быть приговорен к лишению свободы до пяти лет и конфискации части активов сверх доказано законных доходов.

ст. 189-1 Уголовного кодекса, приняли в 2010 году

Любой гражданин, который владеет активами дороже 500 минимальных прожиточных минимумов (около 65 тыс. литов или $24 тыс.), зная, что они не могли быть приобретены на законные доходы, наказывается штрафом, арестом или лишением свободы до 4 лет.

В Литве за незаконное обращение могут привлечь не только чиновников, но и любого гражданина. Статья работает не только для борьбы с коррупцией, но и для противодействия легализации любых преступных доходов. Осенью этого года суд приговорил к штрафу студентку, которая не смогла объяснить происхождение средств на квартиру. Её также обязали вернуть в казну стоимость недвижимости — около 100 тыс. евро. По утверждению следователей, купить жилье девушке помог её отец, связанный с торговлей наркотиками.

Конвенция ООН против коррупции была подписана от имени Российской Федерации 9 декабря 2003 года в городе Мерида (Мексика). 8 марта 2006 года Россия официально ратифицировала этот документ. В законе о ратификации (40-ФЗ) содержится заявление о статьях, в отношении которых Россия обладает юрисдикцией. 20 статьи, включающей понятие незаконного обогащения, в этом списке нет. То есть Россия заранее исключила эту статью из любого дальнейшего применения, несмотря на формальную ратификацию конвенции ООН против коррупции без оговорок.

В сентябре 2011 года депутаты фракции КПРФ А. Д. Куликов, С. П. Обухов, Н. А. Останина, В. Ф. Рашкин зарегистрировали законопроект, который предусматривал введение уголовной ответственности за «незаконное обогащение, а именно приобретение должностным лицом имущества, стоимость которого значительно превосходит его законные доходы и происхождение которого он не может объяснить разумным способом». В качестве санкций предлагалось лишение свободы до 10 лет (в зависимости от размера незаконного обогащения) и конфискация имущества. Этот закон получил отрицательные отзывы правительства и комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Сейчас законопроект официально находится на рассмотрении в парламенте, но когда будет вынесен на голосование — не известно.

25 сентября 2014 года политик Алексей Навальный объявил о начале общественной кампании за принятие 20 статьи Конвенции ООН против коррупции. Он призвал всех проголосовать за законопроект Фонда борьбы с коррупцией о введении уголовной ответственности за незаконное обогащение на сайте Российской общественной инициативы. В этом проекте предлагается наказывать за «значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица». При этом под законными понимаются доходы, указанные в декларации чиновников.

Согласно документу, госслужащий не обязан объяснять происхождение активов. Расследование проводит прокуратура — она самостоятельно изучает рыночную цену собственности, реальный порядок её приобретения и декларации госслужащих. Объяснения фигуранта дела могут лишь помочь защите, по аналогии с алиби в других преступлениях. Отсутствие показаний не повлечет изменений в судьбе обвиняемого.

Дмитрий Медведев, председатель Правительства, 6 декабря 2013 года

Статья 20 исходит из предположения, что лицо предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер. Это вопрос выбора, на это можно пойти. И сейчас, кстати, предложение по статье 20 Минюстом готовится, сразу скажу. Но мы должны взвесить все за и против.

За — борьба с коррупцией, это хорошо: пусть объяснят, откуда дворцы, как вы говорите, это нормально для всех. Но есть и аргумент против: мы же с вами понимаем, что наша правоохранительная система несовершенна, и если речь идёт о том, что лицо сначала предполагается виновным, а потом должно доказать, что оно не совершало этого, это вообще-то выход за те основополагающие принципы уголовного права, которые у нас сложились».

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 2 марта 2004 года

Термин «незаконное обогащение» для России более чем актуален: чиновник построил особняк, а на что — не известно. Значит, как только Конвенция ООН против коррупции будет у нас ратифицирована, немалая часть должностных лиц может оказаться на скамье подсудимых?

— Норма эта действительно жесткая. Но если она появится в нашем УК, то начнет действовать не сразу, поскольку, согласно Конституции РФ (часть 1 ст. 54), «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». Однако должна быть точка отсчета, начиная с которой применение этой нормы должно стать неукоснительным. Сейчас же стоит первоочередная задача — ратифицировать все три вышеназванные конвенции и взяться за приведение российского законодательства в соответствие с их требованиями.

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 26 ноября 2013 года

Борьба с коррупцией и незаконным обогащением действительно стала одной из самых болезненных проблем российского общества. Вроде бы, меры борьбы с этим бедствием принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный. Одна из очевидных причин — в том, что Россия до сих пор не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции».

Валерий Рашкин, депутат Госдумы от КПРФ, 23 сентября 2014 года

Несмотря на всю антикоррупционную риторику, Госдума до сих пор не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН о противодействии коррупции. Эта статья требует «признать в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Алена Аршинова, депутат Госдумы от «Единой России», в интервью 13 июня 2012 года

ПРОНЬКО: Вы искренне считаете, что подобная поправка, что подобная поправка, вот эта 20-я статья может быть ратифицирована? АРШИНОВА: Да, может быть. А что мешает людям, которые ничего не стесняются, которые ничего не воровали, которые ничего не прячут? Им ничего не мешает…

Константин Косачев, бывший депутат Госдумы от «Единой России» (на момент высказывания — председатель комитета госдумы по международным делам), 26 июля 2011 года

При ратификации Конвенции действительно было сделано заявление, в отношении каких её статей Россия обладает юрисдикцией. 20-я статья там и правда не указана. Почему? Да потому что её содержание вступило в противоречие с российской Конституцией.

Алексей Навальный, политик, лидер «Партии прогресса», 25 сентября 2014 года (с помощью блога)

Я призываю всех объединиться, для того, чтобы добиться двух простых вещей: 1. Ратификации Россией 20 статьи Конвенции ООН против коррупции.

2. Введение в уголовный кодекс РФ понятия «незаконное обогащение», позволяющего привлекать к уголовной ответственности чиновников, которые не могут объяснить источники доходов, покрывающие их реальные траты».

Социологический опрос о незаконном обогащении

Фонд борьбы с коррупцией 19-22 марта и 3-8 июня 2014 года провел телефонные опросы среди граждан России старше 18 лет. Всего было опрошено 1000 человек. Были получены следующие результаты:

  • — 90 % подтверждают мнение, что госслужащие в основном ведут более богатый образ жизни, чем могут себе позволить (опрос 19-22 марта)
  • — 74 % согласны с утверждением, что «все или практически все чиновники живут не по средствам» (опрос 19-22 марта)
  • — 87 % поддерживают введение уголовной ответственности для тех чиновников, которые не могут объяснить происхождение своих доходов (опрос 19-22 марта)
  •  — 72 % опрошенных считают уровень коррупции в России высоким (опрос 3-8 июня)
  •  — 76 % опрошенных считают, что чиновник, у которого нашли незадекларированное имущество, должен уходить в отставку, причём из них: (опрос 3-8 июня)
    • — 24 % считают, что чиновник должен нести уголовную ответственность, (опрос 3-8 июня)
    • — 20 % считают, что незадекларированное имущество должно быть конфисковано, (опрос 3-8 июня)

juridic-help.ru

Статья незаконное обогащение | JuridicHelp.ru

Оглавление [Показать]

В гражданском праве используется понятие «кондикционное обязательство». Оно возникает вследствие неосновательного обогащения. 1102 статья ГК РФ раскрывает суть этого обязательства. Рассмотрим ее подробнее.

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

статья незаконное обогащениеНезаконное обогащение по ст. 1102 ГК РФ может выражаться в приобретении или сбережении чужого имущества. Для лучшего понимания содержания нормы обратимся к другим статьям Кодекса.

В ст. 128 приобретением называется получение определенных вещей (в том числе ценных бумаг, денег) или имущественных прав (исключительного права, сервитут, право требования и пр.).

Под сбережением понимают извлечение какой-то выгоды без затрат, которые обычно субъект должен понести для ее извлечения. Выгода выражается в одной из следующих форм:

  • Увеличение имущества, принадлежащего лицу, влекущее повышение стоимости ценностей.
  • Частичное/полное освобождение от обязательства перед кем-либо.
  • Использование чужого имущества, производство работ, предоставление услуг другим субъектом.

В юридической литературе высказывается мнение, что незаконное приобретение объектов права имеет место только тогда, когда у получателя возникло соответствующее право. Более того, некоторые авторы высказывают точку зрения, согласно которой предметом такого получения не может выступать индивидуально определенная вещь. Другими словами, приобретение как форма незаконного обогащения по ст. 1102 ГК РФ может выражаться исключительно в получении объектов, объединенных родовыми признаками, а также имущественных прав и денег.

Если принять указанную точку зрения, то приобретенными предметами могут выступать только такие вещи, на которые лицо получило право собственности. Соответственно, объекты, только фактически поступившие в обладание, не составляют незаконного обогащения. Ст. 1102 ГК РФ, однако, не содержит каких-либо ограничений для объектов, которые могут являться предметом кондикционного обязательства. Отсутствуют какие-либо специальные правила и в других нормах Кодекса.

Ошибочность приведенного выше подхода объясняется следующим:

  • Мнение о том, что понятие «приобретение» не охватывает случаи обычного получения имущества во владение, вряд ли можно считать соответствующим закону. Дело в том, что ни в одной законодательной норме не содержится каких-либо оговорок на этот счет.
  • Владение само по себе обладает определенной экономической ценностью: оно дает лицу возможность использовать вещь в любой момент. Это, несомненно, можно рассматривать как самостоятельную экономическую выгоду.
  • Нормы 60 главы ГК не только не запрещают требовать индивидуально-определенные объекты с помощью кондикции, а, наоборот, содержат правила, применимые исключительно к истребованию такого имущества.

На практике достаточно часто какой-либо объект выбывает из владения субъекта, который при этом неосновательно теряет и право собственности на вещь.

К примеру, объект может передаваться продавцом покупателю в собственность по условиям соглашения купли-продажи. Однако спустя время стороны расторгли договор вследствие непредоставления приобретателем встречного удовлетворения. Соответственно, первоначальный продавец уже не выступает в роли собственника и не может требовать возврата предмета сделки по правилам ст. 301.

В судебной практике по ст. 1102 ГК РФ такие споры разрешаются с учетом положений Постановления № 10/22 Пленумов ВС и ВАС от 2010 г. В указанном документе речь идет, в частности, о недвижимости. В Постановлении поясняется, что при расторжении договора о продаже недвижимого объекта, лицо (продавец), которое не получило оговоренной оплаты, вправе потребовать возврата имущества, предоставленного покупателю, в соответствии с положениями 1104 и 1102 статей ГК РФ. Судебные решения по таким спорам выступают основанием для госрегистрации прекращения прав собственности приобретателя и регистрации права продавца.

При анализе положений 1102 статьи возникает вопрос: во всех ли случаях факт возникновения расходов на имущество другого субъекта, исполнение для него работы или предоставление ему услуги без встречного предоставления указывает на получение этим лицом имущественной выгоды?

Несомненно, что в такой ситуации одна сторона правоотношений обогащается, сохраняя (сберегая) средства, которые она могла бы потратить на оплату соответствующего объекта, услуги, работы, если они были произведены по его просьбе, в соответствии с его волеизъявлением. Если просьба отсутствовала, спор о компенсации затрат решается на основании оценки конкретных обстоятельств. При этом во внимание принимается не только объективная стоимость работ/услуг или размер затрат, но и выгодность, хозяйственная необходимость их для адресата.

Необходимо отметить, что юридическое значение приобретает не любое обогащение за чей-то счет, а только неосновательно произведенное лицом за счет другого субъекта. Соответственно, отсутствие в законодательстве основания для получения выгоды выступает ключевым условием возникновения соответствующего обязательства.

В настоящее время довольно распространен подход, согласно которому правовыми основаниями следует считать юридические факты: договоры, административные акты, различные сделки и пр. Такое мнение, вероятно, связано исключительно с особенностями понимания терминов, используемых в нормах. И в 8, и в 1102 статье применяется одно понятие – «основание». Соответственно, это приводит к мысли о том, что под ним подразумевается правопорождающий факт.

Между тем такое понимание понятия не соответствует в первую очередь буквальному толкованию первого пункта 1102 статьи. В соответствии с ним, надлежащее основание должно устанавливаться законодательным или другим актом либо сделкой.

Если расценивать такое основание, как юридический факт (в качестве которого, в частности, выступает сделка), получается, что сделка должна возникать сама по себе. Стоит также отметить, что в некоторых случаях применение такого подхода привело бы к невозможности реализации охранительной функции, вытекающей из содержания кондикционной обязанности.

В ней закрепляется традиционное для отечественной правовой системы разделение форм обогащения на виды в зависимости от обстоятельств, его породивших. В основе классификации лежит связь приобретения/сбережения с действиями субъектов, между которыми перемещается имущественное благо. Соответственно, можно выделить обогащение, возникшее:

  • Из-за действий потерпевшего. К примеру, субъект по ошибке оплатил сумму, передал другому какой-то предмет, освободил от обязательства и пр., не получив взамен ничего.
  • Из-за действий приобретателя. Такое обогащение возникает, к примеру, при краже, пользования чужой вещью и пр.
  • Независимо от поведения потерпевшего и приобретателя. Это обогащение, в свою очередь, может быть вызвано действиями третьих лиц (к примеру, перевозчик неправильно выдал груз, и его получил не адресат, а сторонний субъект.), каким-то событием (допустим, лодку унесло течением и выкинуло на чужой участок, владелец которого ее присвоил).

В п. 2 1102 статьи ГК устанавливается, что вне зависимости от обстоятельств, вызвавших незаконное обогащение, к спорным случаям применяются положения 60-й главы Кодекса.

ГК необоснованное обогащение признает как нарушение законодательства. И как за всякий проступок, за такое поведение субъекта предусматривается ответственность.

В законодательстве приводится трактовка рассматриваемого понятия. В частности, определение присутствует в 1102 ст. Необоснованное обогащение представляет собой сбережение либо приобретение материальных ценностей за счет других лиц без установленных правовыми актами, законами или сделкой оснований. Такая ситуация достаточно часто встречается в предпринимательстве. В гл. 60 Кодекса предусмотрены правила, которые подлежат применению к таким требованиям, как:

  1. Возврат исполненного обязательства по недействительной сделке.
  2. Истребование собственником имущества из незаконного чужого владения.
  3. Возмещение ущерба, в том числе нанесенного недобросовестным поведением лица, обогатившегося за счет потерпевшего.

Необоснованное обогащение может являться следствием признания договора подряда, купли-продажи, мены и прочего, заключенного между сторонами, недействительным или расторжения соглашения по инициативе одного из участников. О неправомерном присвоении речь идет в том случае, когда кто-либо использует чужое имущество (например, земельный участок).

Для формирования более ясного представления о таком явлении, как незаконное присвоение, целесообразно рассмотреть пример. Допустим, предприниматель в соответствии с договором купли-продажи недвижимого объекта и оборудования, получил право собственности на сооружение — лесопильный цех. Местная администрация подала иск о необоснованном обогащении — незаконном использовании земельного участка под зданием при отсутствии правомочий и без внесения платы.

Предприниматель, в свою очередь, настаивал, что муниципалитет не может взыскать оплату с него после заключения договора. Но данный аргумент арбитраж посчитал несостоятельным. Сам по себе факт совершения сделки с последующим заключением договора не порождает прав собственности на имущество до его регистрации. В этой связи до завершения установленной законом обязательной процедуры предприниматель обязан осуществлять выплаты за пользование землей по правилам, применимым для арендных правоотношений. Ответчиком не было представлено доказательств внесения необходимых сумм, поэтому требования администрации были удовлетворены. На предпринимателя было наложено взыскание необоснованного обогащения.

Чем грозит необоснованное обогащение? По статье 1104 все имущество, которое было получено незаконным образом, возвращается потерпевшему в натуре. Данное правило применимо в том случае, если материальные ценности сохранились в том состоянии, в котором появились у приобретателя. Вместе с этим закон устанавливает ответственность за любые, случайные в том числе, недостатки или ухудшения имущества, приобретенного неправомерным образом, появившиеся после того, как ответчику должно было или уже стало известно о его необоснованном обогащении. До этого момента он может быть наказан только за умысел либо грубую неосторожность при обращении с полученными ценностями. Например, покупатель передал поставщику аванс. При расторжении соглашения между ними, полученная сумма подлежит возврату. Это обусловлено тем, что при прекращении действия договора один участник не лишается права истребовать исполненное, если другой обогатился необоснованно. Таким образом, выходит, что субъект возвращает то, что получил в том же объеме и состоянии.

Необоснованное обогащение предусматривает начисление процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами. Данное правило действует с момента, когда приобретатель должен был узнать либо уже узнал о своем незаконном поведении. В данном случае также важно помнить, что положение распространяется на случаи присвоения денег. Есть еще один важный момент. Он состоит в том, что при применении последствий недействительности сделки, исполненной обоими участниками, когда один получил определенную сумму, а другой — услугу, работу либо продукцию, необходимо исходить из равного размера обоюдных обязательств. Нормы о необоснованном обогащении могут применяться в том случае, если размер денежных средств явно больше стоимости переданного имущества.

Как выше было указано, в качестве обязательного последствия, которое влечет за собой необоснованное обогащение, выступает возврат приобретенного в натуре. Однако такое возможно далеко не всегда. В таких случаях потерпевший вправе требовать возмещения действительной стоимости имущества, а также убытков, касающихся изменения его цены, на момент получения, если недобросовестный приобретатель не сделал этого незамедлительно после того, как ему стало известно о неправомерности его действий. Невозможность вернуть ценности имеет место в различных случаях. Например, имущество может отсутствовать у приобретателя, или оно практически утратило хозяйственное назначение вследствие полного износа и поэтому не может более эксплуатироваться собственником.

Допустим, субъект незаконно временно использовал чужое имущество или услуги, не стремясь им завладеть. В таком случае потерпевшему следует возместить все, что данное лицо сберегло, по стоимости, существовавшей на момент окончания пользования и в том месте, где оно осуществлялось. Такое правило присутствует в статье 1105 Кодекса. При определении величины необоснованного обогащения можно использовать правило ст. 424 о применении цены, которая взимается за подобные услуги, товары или работы при сравнимых обстоятельствах.

Необоснованное обогащение, кроме прочего, может сопровождаться получением определенной прибыли с материальных ценностей, полученных неправомерным образом. В соответствии с законодательством, недобросовестный приобретатель обязан вернуть потерпевшему все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из имущества. Например, в уставной капитал были внесены недвижимые объекты, собственником которых выступало государство, а владельцем по закону являлось госпредприятие на праве хозяйственного ведения.

Наличие этих прав позволяет признать сделку недействительной. При этом недвижимое имущество подлежит возврату законному владельцу и собственнику. Госпредприятие обратилось в суд с требованием о возмещении процентов за использование чужих денежных средств. В качестве аргумента выступал тот факт, что ответчик на протяжении всего периода незаконного владения заключал арендные договоры. Не имея соответствующих прав, общество использовало имущество, полученное незаконным образом, в предпринимательских целях и извлекало прибыль. По мнению заявителя (госпредприятия) полученные средства от сдачи объектов в аренду следует признать необоснованным обогащением и взыскать в пользу владельца по закону. Однако, рассматривая данные аргументы и анализируя ситуацию, уполномоченная инстанция пришла к выводу, что ответчик может возместить именно доход, который он извлек от эксплуатации объектов, но не сама арендная плата. Мотивировал свое решение суд тем, что нежилое сооружение требует определенных затрат на содержание. Если бы заявитель сдавал его в аренду, то сам также нес бы соответствующие расходы. Таким образом, ответчик не мог обогатиться исключительно на арендную плату, не осуществляя необходимых затрат. В результате в пользу госпредприятия, являющегося законным владельцем недвижимого объекта, с него может быть взыскана сумма чистой прибыли (доход за вычетом расходов).

Незаконное обогащение — приобретение имущества публичным должностным лицом на средства, происхождение которых оно не может объяснить или они получены с нарушением закона. Это понятие государствам предлагается ввести в уголовный кодекс в 20-й статье Конвенции ООН против коррупции. Документ был принят на 58 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 год и вступил в силу 14 декабря 2005 года

20 статья Конвенции ООН против коррупции гласит: «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Суть статьи — в преследовании коррупционеров, если нет возможности зафиксировать другие их преступления, например, передачу денег при взятке. Считается, что полученные незаконно средства чиновник тратит на свои активы, которые гораздо проще найти и сравнить их стоимость с официальными доходами.

Первый законопроект, который призывает наказывать публичных должностных лиц за приобретение активов, если они не могут доказать их законный источник, появился в 1936 году в Аргентине. Законом эта норма стала только в 1964 году, когда была утверждена уголовная ответственность за то, что «чиновник не может объяснить происхождение средств для обогащения себя или третьего лица». В том же году Индия ввела наказание за «обладание ресурсами, происхождение которых публичное должностное лицо не может объяснить».

В 1996 году незаконное обогащение как уголовное преступление включили в Межамериканскую конвенцию против коррупции (IACAC). Затем его ввели в Конвенцию Африканского союза о предупреждении коррупции и борьбе с ней (AUCPCC), утверждённую в 2003 году. И наконец, в 2003 году была утверждена, а в 2005 году вступила в 2005 году Конвенция ООН против коррупции.

В итоге к середине 80-х статья за незаконное обогащения была в Колумбии, Эквадоре, Египте, Брунее, Пакистане, Сенегале и Доминиканской Республике. К 1990 году уголовное наказание за это преступление ввели, по крайней мере, 10 стран, к 2000 году — в более чем 20 странах, а к 2010 году — более чем в 40 странах.

Аргентина

Ст. 286 Уголовного кодекса, ввели в 1964 году

Любой человек, который не в состоянии объяснить происхождение своего заметного обогащения (или третьих лиц, если таким образом он скрывает свои активы), полученного во время госслужбы или в течение двух лет после неё наказывается лишением свободы от двух до шести лет, штрафом от 50 до 100 % величины незаконного обогащения и пожизненным запретом на госслужбу.

В 2004 году бывший министр природных ресурсов Аргентины Мария Хулия Алгосарай получила три года лишения свободы и штраф в $500 тыс. за незаконное обогащение. Прокуратура проанализировала её доходы и расходы в 1988—1996 года, нашла сильное расхождение и потребовала объяснения. Чиновница рассказала, что зарабатывала за счет консультационных услуг, а также получала деньги от бывшего мужа и отца. Эти объяснения не удовлетворили суд и её отправили в тюрьму, обязав выплатить в казну всю сумму, признанную незаконным обогащением.

Указ о предотвращении коррупции, часть 10, приняли в 1971 году

Любой государственный служащий, который: а) имеет уровень жизни выше того, который соответствует его нынешним или прежним доходам на службе б) контролирует денежные средства или имущество несоразмерно своим нынешним или прежним доходам на службе при отсутствии удовлетворительных объяснений, как ему удается поддерживать такой уровень жизни или как денежные средств или собственность попала под его контроль, должен быть признан виновным в совершении преступления и приговорен к лишению свободы до 10 лет и штрафу до 1 млн HKD (около $130 тыс долларов США).

Закон по борьбе с коррупцией, ст.13, редакция 1988 года

Государственный служащий признается совершим преступление, если он или любой человек от его имени, владеет или имеет в распоряжении денежные средства или имущества несоразмерные известным источникам его дохода и не может дать удовлетворительных объяснений на этот счет. Это преступление наказывается лишением свободы от одного года до семи лет, и штрафом .

ст. 395 Уголовного права КНР, ввели в 1997 года

Любой государственный чиновник, чье имущество или расходы, очевидно превышает его законные доходы, и при этом разница значительна, обязан объяснить источники происхождения имущества. Если он не сумеет доказать, что источники законные, то он может быть приговорен к лишению свободы до пяти лет и конфискации части активов сверх доказано законных доходов.

ст. 189-1 Уголовного кодекса, приняли в 2010 году

Любой гражданин, который владеет активами дороже 500 минимальных прожиточных минимумов (около 65 тыс. литов или $24 тыс.), зная, что они не могли быть приобретены на законные доходы, наказывается штрафом, арестом или лишением свободы до 4 лет.

В Литве за незаконное обращение могут привлечь не только чиновников, но и любого гражданина. Статья работает не только для борьбы с коррупцией, но и для противодействия легализации любых преступных доходов. Осенью этого года суд приговорил к штрафу студентку, которая не смогла объяснить происхождение средств на квартиру. Её также обязали вернуть в казну стоимость недвижимости — около 100 тыс. евро. По утверждению следователей, купить жилье девушке помог её отец, связанный с торговлей наркотиками.

Конвенция ООН против коррупции была подписана от имени Российской Федерации 9 декабря 2003 года в городе Мерида (Мексика). 8 марта 2006 года Россия официально ратифицировала этот документ. В законе о ратификации (40-ФЗ) содержится заявление о статьях, в отношении которых Россия обладает юрисдикцией. 20 статьи, включающей понятие незаконного обогащения, в этом списке нет. То есть Россия заранее исключила эту статью из любого дальнейшего применения, несмотря на формальную ратификацию конвенции ООН против коррупции без оговорок.

В сентябре 2011 года депутаты фракции КПРФ А. Д. Куликов, С. П. Обухов, Н. А. Останина, В. Ф. Рашкин зарегистрировали законопроект, который предусматривал введение уголовной ответственности за «незаконное обогащение, а именно приобретение должностным лицом имущества, стоимость которого значительно превосходит его законные доходы и происхождение которого он не может объяснить разумным способом». В качестве санкций предлагалось лишение свободы до 10 лет (в зависимости от размера незаконного обогащения) и конфискация имущества. Этот закон получил отрицательные отзывы правительства и комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Сейчас законопроект официально находится на рассмотрении в парламенте, но когда будет вынесен на голосование — не известно.

25 сентября 2014 года политик Алексей Навальный объявил о начале общественной кампании за принятие 20 статьи Конвенции ООН против коррупции. Он призвал всех проголосовать за законопроект Фонда борьбы с коррупцией о введении уголовной ответственности за незаконное обогащение на сайте Российской общественной инициативы. В этом проекте предлагается наказывать за «значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица». При этом под законными понимаются доходы, указанные в декларации чиновников.

Согласно документу, госслужащий не обязан объяснять происхождение активов. Расследование проводит прокуратура — она самостоятельно изучает рыночную цену собственности, реальный порядок её приобретения и декларации госслужащих. Объяснения фигуранта дела могут лишь помочь защите, по аналогии с алиби в других преступлениях. Отсутствие показаний не повлечет изменений в судьбе обвиняемого.

Дмитрий Медведев, председатель Правительства, 6 декабря 2013 года

Статья 20 исходит из предположения, что лицо предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер. Это вопрос выбора, на это можно пойти. И сейчас, кстати, предложение по статье 20 Минюстом готовится, сразу скажу. Но мы должны взвесить все за и против.

За — борьба с коррупцией, это хорошо: пусть объяснят, откуда дворцы, как вы говорите, это нормально для всех. Но есть и аргумент против: мы же с вами понимаем, что наша правоохранительная система несовершенна, и если речь идёт о том, что лицо сначала предполагается виновным, а потом должно доказать, что оно не совершало этого, это вообще-то выход за те основополагающие принципы уголовного права, которые у нас сложились».

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 2 марта 2004 года

Термин «незаконное обогащение» для России более чем актуален: чиновник построил особняк, а на что — не известно. Значит, как только Конвенция ООН против коррупции будет у нас ратифицирована, немалая часть должностных лиц может оказаться на скамье подсудимых?

— Норма эта действительно жесткая. Но если она появится в нашем УК, то начнет действовать не сразу, поскольку, согласно Конституции РФ (часть 1 ст. 54), «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». Однако должна быть точка отсчета, начиная с которой применение этой нормы должно стать неукоснительным. Сейчас же стоит первоочередная задача — ратифицировать все три вышеназванные конвенции и взяться за приведение российского законодательства в соответствие с их требованиями.

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 26 ноября 2013 года

Борьба с коррупцией и незаконным обогащением действительно стала одной из самых болезненных проблем российского общества. Вроде бы, меры борьбы с этим бедствием принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный. Одна из очевидных причин — в том, что Россия до сих пор не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции».

Валерий Рашкин, депутат Госдумы от КПРФ, 23 сентября 2014 года

Несмотря на всю антикоррупционную риторику, Госдума до сих пор не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН о противодействии коррупции. Эта статья требует «признать в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Алена Аршинова, депутат Госдумы от «Единой России», в интервью 13 июня 2012 года

ПРОНЬКО: Вы искренне считаете, что подобная поправка, что подобная поправка, вот эта 20-я статья может быть ратифицирована? АРШИНОВА: Да, может быть. А что мешает людям, которые ничего не стесняются, которые ничего не воровали, которые ничего не прячут? Им ничего не мешает…

Константин Косачев, бывший депутат Госдумы от «Единой России» (на момент высказывания — председатель комитета госдумы по международным делам), 26 июля 2011 года

При ратификации Конвенции действительно было сделано заявление, в отношении каких её статей Россия обладает юрисдикцией. 20-я статья там и правда не указана. Почему? Да потому что её содержание вступило в противоречие с российской Конституцией.

Алексей Навальный, политик, лидер «Партии прогресса», 25 сентября 2014 года (с помощью блога)

Я призываю всех объединиться, для того, чтобы добиться двух простых вещей: 1. Ратификации Россией 20 статьи Конвенции ООН против коррупции.

2. Введение в уголовный кодекс РФ понятия «незаконное обогащение», позволяющего привлекать к уголовной ответственности чиновников, которые не могут объяснить источники доходов, покрывающие их реальные траты».

Социологический опрос о незаконном обогащении

Фонд борьбы с коррупцией 19-22 марта и 3-8 июня 2014 года провел телефонные опросы среди граждан России старше 18 лет. Всего было опрошено 1000 человек. Были получены следующие результаты:

  • — 90 % подтверждают мнение, что госслужащие в основном ведут более богатый образ жизни, чем могут себе позволить (опрос 19-22 марта)
  • — 74 % согласны с утверждением, что «все или практически все чиновники живут не по средствам» (опрос 19-22 марта)
  • — 87 % поддерживают введение уголовной ответственности для тех чиновников, которые не могут объяснить происхождение своих доходов (опрос 19-22 марта)
  •  — 72 % опрошенных считают уровень коррупции в России высоким (опрос 3-8 июня)
  •  — 76 % опрошенных считают, что чиновник, у которого нашли незадекларированное имущество, должен уходить в отставку, причём из них: (опрос 3-8 июня)
    • — 24 % считают, что чиновник должен нести уголовную ответственность, (опрос 3-8 июня)
    • — 20 % считают, что незадекларированное имущество должно быть конфисковано, (опрос 3-8 июня)

В настоящее время неосновательное обогащение — это одна из наиболее актуальных проблем, с которой постоянно сталкиваются россияне. В суд обращаются как гражданские лица, так и различные организации. С каждым годом число подобных случаев увеличивается, страдают же от этого в основном простые граждане.

Российский гражданский кодекс называет неосновательным обогащением приобретенные за счет кого-либо, с помощью неправомерных с точки зрения юриспруденции сделок, имущественные ценности. Изначально такая сделка соответствует требованиям закона, однако действия ее участников преследуют иные цели, но без преступных намерений. Ответственность по данному типу соглашения имеет обязательное условие — ответчик обязан вернуть все в полном размере. В противном случае, на него будет подан иск.

Сторона, обратившаяся в суд по разрешению такого спора, именуется потерпевшей, ответчик — приобретателем. Исковые заявления о неосновательности обогащения от юридических лиц рассматривают арбитражные суды, гражданские могут решить свой вопрос в районном. Как показывает судебная практика, юрист в таких делах является незаменимым звеном.

Данный вид правонарушений попадает под действие 1102 ГК РФ. Согласно ее положениям, каждая из участвующих в соглашении сторон имеет полное право на возмещение полученных по ее мнению убытков, причиной которых стало невыполнение контрагентом взятых на себя обязательств, несмотря на то, что последний при этом получил выгоду. Именно извлечение корысти в ГК РФ фигурирует как необоснованное обогащение — приобретенное или сбереженное имущество за счет оппонента. Безусловно, подобный барыш подлежит возврату, однако существует и неосновательное обогащение, которое не возвращается, и рассматривают такие случаи иные пункты ГК РФ.

Правила, оговоренные в 1102 действующего ГК РФ, используются независимо от того, получил ли выгодоприобретатель неосновательное обогащение по причине своего поведения, поведения пострадавшего, поведения третьих лиц, либо это случилось помимо воли участников договора.

В соответствии с 1102 ГК РФ, исполнять положенные обязательства, в результате рассматриваемых обстоятельств, должна сторона-ответчик, поскольку действия договора не прекращены. Это означает, что сначала следует возместить ущерб, возникший из-за неосновательного обогащения, а уже затем работать далее в соответствии с общей договоренностью. ГК РФ гласит, что место каким бы то ни было обязательствам быть не должно при незаключенном договоре. Стоит отметить, что и после этого расторгать соглашение не следует. Требования, являющиеся следствием положений сделки, остаются в силе по-прежнему.

Для того, чтобы судебные органы признали наличие неосновательности обогащения, необходимо одновременное присутствие трех аспектов:

  • Существование реального факта обогащения, в соответствии со ст. 8 ГК РФ, т. е. когда приобретатель получает прибыль и преумножает свое имущество, однако расходов, возникающих при обычном характере деятельности при этом у него нет;
  • Обогатилось лицо не на основании заключенного контракта или требований законодательства, т. е. сделка была осуществлена без правомерной юридической основы;
  • Приобретенные ценности — не результат гражданской или юридической хозяйственной деятельности.

Как правило, неосновательное обогащение происходит, когда возникают следующие ситуации:

  • Оплата денежной суммы в адрес приобретателя, передача какой-либо вещи, выполнение ряда работ, предоставление услуги, освобождение от обязательств, связанных с имуществом, произошли по ошибке;
  • Действия, совершенные приобретателем, антизаконны и направлены на получение имущественных ценностей;
  • Произошло стихийное бедствие;
  • Случившееся произошло по вине третьего лица.

Нередко в спорах по неосновательному обогащению стороны неправильно трактуют понятие «имущество». ГК РФ гласит, что имуществом именуется недвижимые и движимые ценности, предметы, вещи, деньги, ценные бумаги, т. е. все, что можно передать как физическим, так и юридическим лицам.

Когда именно речь идет об обогащении?

В ныне действующих законах определены случаи, напрямую связанные с необоснованным обогащением. Гражданские права и обязанности у россиян возникают на основании некоторых причин. К ним относятся:

  • Заключение договоров, сделок;
  • Утверждение государственными региональными органами актов;
  • Решение судебных инстанций;
  • Приобретение имущественных ценностей согласно действующим законодательным нормам и положениям;
  • Создание музыкального произведения или другого предмета искусства, а также любой итог деятельности интеллектуальной направленности;
  • Нечаянное либо умышленное нанесение ущерба гражданам;
  • Незаконное получение выгоды за счет других лиц;
  • Наступление ситуаций, провоцирующих начало отношений.

В случаях необоснованного обогащения гражданское законодательство обязывает приобретателя возместить расходы на имущественные объекты, подлежащие возврату. Данные требования прописаны в статье 1108 российского Гражданского кодекса.

Положенную денежную сумму получает потерпевший. Ее размер зависит от стоимости хранения и содержания имущества с момента, подтверждающего факт совершенного. Однако данное право считается утраченным, если предметы спора приобретатель удерживал преднамеренно.

Прямая и главная обязанность лица, приобретшего имущество незаконным путем — это возврат полученного. Вернуть объект можно в полноценном виде либо возместить его, а также понесенный потерпевшим ущерб в денежном выражении. Данные способы, позволяющие взыскать незаконно полученную выгоду, названы в статьях 1105 и 1104 Гражданского кодекса Российской Федерации. Сумма наживы подлежит индексации, согласно действующему законодательству.

Случаи, когда приобретатель переуступил права требования третьим лицам или передал имущественные ценности иными аналогичными способами, закон также трактует как неосновательное обогащение, согласно нормам Гражданского кодекса. В такой ситуации пострадавшей стороне возвращается право на владение этим имуществом.

Чаще всего в судебной практике рассматриваются два вида споров:

  • Когда гражданами случайно перечислены финансовые средства лицам либо организациям, с которыми контракт не был подписан. К примеру, ошибочное введение одной цифры расчетного счета. В этом случае, если выгодоприобретатель не намерен возвращать приобретенные средства, судебный орган требует у него квитанций и чеков. Если в течение ближайшего времени на его счет финансы больше не перечислялись, потерпевший получает обратно всю полагающуюся ему сумму.
  • Когда россияне обращаются с исковым заявлением о возврате денег, переведенных на счет третьих лиц и компаний, просто без существования оформленного соглашения. Такая ситуация не в пользу подателя иска. Скорее всего, суд, откажет ему в возврате перечисленных денег, т. к. он, зная заранее о том, что никаких обязательств перед компанией не несет, все же осуществил перевод. Судебные инстанции подобные иски не удовлетворяют.

Случаи из судебной практики показывают, что трактовать положения российского законодательства можно по-всякому. К каждому конкретному делу нужен основательный подход. Также необходимы отличные знания в соответствующей юридической сфере.

juridic-help.ru

Незаконное обогащение статья

Глава 60. Обязательства вследствие неосновательного обогащения

См. Энциклопедию решений. Неосновательное обогащение

О практике рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, см. Обзор Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49

О конституционно-правовом смысле положений статьи 1102 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 24 марта 2017 г. N 9-П

Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1102 ГК РФ

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Статья 1103. Соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1103 ГК РФ

Поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям:

1) о возврате исполненного по недействительной сделке;

2) об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;

3) одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;

4) о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Статья 1104. Возвращение неосновательного обогащения в натуре

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1104 ГК РФ

1. Имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.

2. Приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие, в том числе и за всякие случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность.

Статья 1105. Возмещение стоимости неосновательного обогащения

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1105 ГК РФ

1. В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

2. Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Статья 1106. Последствия неосновательной передачи права другому лицу

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1106 ГК РФ

Лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право.

Статья 1107. Возмещение потерпевшему неполученных доходов

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1107 ГК РФ

1. Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

2. На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Статья 1108. Возмещение затрат на имущество, подлежащее возврату

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1108 ГК РФ

При возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества (статья 1104) или возмещении его стоимости (статья 1105) приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого он обязан возвратить доходы (статья 1106) с зачетом полученных им выгод. Право на возмещение затрат утрачивается в случае, когда приобретатель умышленно удерживал имущество, подлежащее возврату.

По-видимому, в тексте статьи 1108 допущена опечатка. Обязанность возвратить доходы от использования предусмотрена не статьей 1106 ГК РФ, говорящей о последствиях неосновательной передачи права, а пунктом 1 статьи 1107 ГК РФ

Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 1109 ГК РФ

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 30

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Президент Российской Федерации

26 января 1996 г.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2017. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

В гражданском праве используется понятие «кондикционное обязательство». Оно возникает вследствие неосновательного обогащения. 1102 статья ГК РФ раскрывает суть этого обязательства. Рассмотрим ее подробнее.

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

Незаконное обогащение по ст. 1102 ГК РФ может выражаться в приобретении или сбережении чужого имущества. Для лучшего понимания содержания нормы обратимся к другим статьям Кодекса.

В ст. 128 приобретением называется получение определенных вещей (в том числе ценных бумаг, денег) или имущественных прав (исключительного права, сервитут, право требования и пр.).

Под сбережением понимают извлечение какой-то выгоды без затрат, которые обычно субъект должен понести для ее извлечения. Выгода выражается в одной из следующих форм:

  • Увеличение имущества, принадлежащего лицу, влекущее повышение стоимости ценностей.
  • Частичное/полное освобождение от обязательства перед кем-либо.
  • Использование чужого имущества, производство работ, предоставление услуг другим субъектом.

В юридической литературе высказывается мнение, что незаконное приобретение объектов права имеет место только тогда, когда у получателя возникло соответствующее право. Более того, некоторые авторы высказывают точку зрения, согласно которой предметом такого получения не может выступать индивидуально определенная вещь. Другими словами, приобретение как форма незаконного обогащения по ст. 1102 ГК РФ может выражаться исключительно в получении объектов, объединенных родовыми признаками, а также имущественных прав и денег.

Если принять указанную точку зрения, то приобретенными предметами могут выступать только такие вещи, на которые лицо получило право собственности. Соответственно, объекты, только фактически поступившие в обладание, не составляют незаконного обогащения. Ст. 1102 ГК РФ , однако, не содержит каких-либо ограничений для объектов, которые могут являться предметом кондикционного обязательства. Отсутствуют какие-либо специальные правила и в других нормах Кодекса.

Ошибочность приведенного выше подхода объясняется следующим:

  • Мнение о том, что понятие «приобретение» не охватывает случаи обычного получения имущества во владение, вряд ли можно считать соответствующим закону. Дело в том, что ни в одной законодательной норме не содержится каких-либо оговорок на этот счет.
  • Владение само по себе обладает определенной экономической ценностью: оно дает лицу возможность использовать вещь в любой момент. Это, несомненно, можно рассматривать как самостоятельную экономическую выгоду.
  • Нормы 60 главы ГК не только не запрещают требовать индивидуально-определенные объекты с помощью кондикции, а, наоборот, содержат правила, применимые исключительно к истребованию такого имущества.

На практике достаточно часто какой-либо объект выбывает из владения субъекта, который при этом неосновательно теряет и право собственности на вещь.

К примеру, объект может передаваться продавцом покупателю в собственность по условиям соглашения купли-продажи. Однако спустя время стороны расторгли договор вследствие непредоставления приобретателем встречного удовлетворения. Соответственно, первоначальный продавец уже не выступает в роли собственника и не может требовать возврата предмета сделки по правилам ст. 301.

В судебной практике по ст. 1102 ГК РФ такие споры разрешаются с учетом положений Постановления № 10/22 Пленумов ВС и ВАС от 2010 г. В указанном документе речь идет, в частности, о недвижимости. В Постановлении поясняется, что при расторжении договора о продаже недвижимого объекта, лицо (продавец), которое не получило оговоренной оплаты, вправе потребовать возврата имущества, предоставленного покупателю, в соответствии с положениями 1104 и 1102 статей ГК РФ. Судебные решения по таким спорам выступают основанием для госрегистрации прекращения прав собственности приобретателя и регистрации права продавца.

При анализе положений 1102 статьи возникает вопрос: во всех ли случаях факт возникновения расходов на имущество другого субъекта, исполнение для него работы или предоставление ему услуги без встречного предоставления указывает на получение этим лицом имущественной выгоды?

Несомненно, что в такой ситуации одна сторона правоотношений обогащается, сохраняя (сберегая) средства, которые она могла бы потратить на оплату соответствующего объекта, услуги, работы, если они были произведены по его просьбе, в соответствии с его волеизъявлением. Если просьба отсутствовала, спор о компенсации затрат решается на основании оценки конкретных обстоятельств. При этом во внимание принимается не только объективная стоимость работ/услуг или размер затрат, но и выгодность, хозяйственная необходимость их для адресата.

Ключевое основание возникновения кондикционной обязанности

Необходимо отметить, что юридическое значение приобретает не любое обогащение за чей-то счет, а только неосновательно произведенное лицом за счет другого субъекта. Соответственно, отсутствие в законодательстве основания для получения выгоды выступает ключевым условием возникновения соответствующего обязательства.

В настоящее время довольно распространен подход, согласно которому правовыми основаниями следует считать юридические факты: договоры, административные акты, различные сделки и пр. Такое мнение, вероятно, связано исключительно с особенностями понимания терминов, используемых в нормах. И в 8, и в 1102 статье применяется одно понятие – «основание». Соответственно, это приводит к мысли о том, что под ним подразумевается правопорождающий факт.

Между тем такое понимание понятия не соответствует в первую очередь буквальному толкованию первого пункта 1102 статьи. В соответствии с ним, надлежащее основание должно устанавливаться законодательным или другим актом либо сделкой.

Если расценивать такое основание, как юридический факт (в качестве которого, в частности, выступает сделка), получается, что сделка должна возникать сама по себе. Стоит также отметить, что в некоторых случаях применение такого подхода привело бы к невозможности реализации охранительной функции, вытекающей из содержания кондикционной обязанности.

В ней закрепляется традиционное для отечественной правовой системы разделение форм обогащения на виды в зависимости от обстоятельств, его породивших. В основе классификации лежит связь приобретения/сбережения с действиями субъектов, между которыми перемещается имущественное благо. Соответственно, можно выделить обогащение, возникшее:

  • Из-за действий потерпевшего. К примеру, субъект по ошибке оплатил сумму, передал другому какой-то предмет, освободил от обязательства и пр., не получив взамен ничего.
  • Из-за действий приобретателя. Такое обогащение возникает, к примеру, при краже, пользования чужой вещью и пр.
  • Независимо от поведения потерпевшего и приобретателя. Это обогащение, в свою очередь, может быть вызвано действиями третьих лиц (к примеру, перевозчик неправильно выдал груз, и его получил не адресат, а сторонний субъект.), каким-то событием (допустим, лодку унесло течением и выкинуло на чужой участок, владелец которого ее присвоил).

В п. 2 1102 статьи ГК устанавливается, что вне зависимости от обстоятельств, вызвавших незаконное обогащение, к спорным случаям применяются положения 60-й главы Кодекса.

kleotur.info

Незаконное обогащение — Википедия

Незаконное обогащение — приобретение имущества публичным должностным лицом на средства, происхождение которых оно не может объяснить или они получены с нарушением закона. Это понятие государствам предлагается ввести в уголовный кодекс в 20-й статье Конвенции ООН против коррупции. Документ был принят на 58 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 год и вступил в силу 14 декабря 2005 года[1]

20 статья Конвенции ООН против коррупции[2] гласит:
«При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Суть статьи — в преследовании коррупционеров, если нет возможности зафиксировать другие их преступления, например, передачу денег при взятке. Считается, что полученные незаконно средства чиновник тратит на свои активы, которые гораздо проще найти и сравнить их стоимость с официальными доходами.

Первый законопроект, который призывает наказывать публичных должностных лиц за приобретение активов, если они не могут доказать их законный источник, появился в 1936 году в Аргентине. Законом эта норма стала только в 1964 году, когда была утверждена уголовная ответственность за то, что «чиновник не может объяснить происхождение средств для обогащения себя или третьего лица». В том же году Индия ввела наказание за «обладание ресурсами, происхождение которых публичное должностное лицо не может объяснить».

В 1996 году незаконное обогащение как уголовное преступление включили в Межамериканскую конвенцию против коррупции (IACAC). Затем его ввели в Конвенцию Африканского союза о предупреждении коррупции и борьбе с ней (AUCPCC), утверждённую в 2003 году. И наконец, в 2003 году была утверждена, а в 2005 году вступила в 2005 году Конвенция ООН против коррупции.

В итоге к середине 80-х статья за незаконное обогащения была в Колумбии, Эквадоре, Египте, Брунее, Пакистане, Сенегале и Доминиканской Республике. К 1990 году уголовное наказание за это преступление ввели, по крайней мере, 10 стран, к 2000 году — в более чем 20 странах, а к 2010 году — более чем в 40 странах.

Аргентина[править | править код]

Ст. 286 Уголовного кодекса, ввели в 1964 году

Любой человек, который не в состоянии объяснить происхождение своего заметного обогащения (или третьих лиц, если таким образом он скрывает свои активы), полученного во время госслужбы или в течение двух лет после неё наказывается лишением свободы от двух до шести лет, штрафом от 50 до 100 % величины незаконного обогащения и пожизненным запретом на госслужбу.

В 2004 году бывший министр природных ресурсов Аргентины Мария Хулия Алгосарай получила три года лишения свободы и штраф в $500 тыс. за незаконное обогащение. Прокуратура проанализировала её доходы и расходы в 1988—1996 года, нашла сильное расхождение и потребовала объяснения. Чиновница рассказала, что зарабатывала за счет консультационных услуг, а также получала деньги от бывшего мужа и отца. Эти объяснения не удовлетворили суд и её отправили в тюрьму, обязав выплатить в казну всю сумму, признанную незаконным обогащением.

Гонконг[править | править код]

Указ о предотвращении коррупции, часть 10, приняли в 1971 году

Любой государственный служащий, который:
а) имеет уровень жизни выше того, который соответствует его нынешним или прежним доходам на службе б) контролирует денежные средства или имущество несоразмерно своим нынешним или прежним доходам на службе
при отсутствии удовлетворительных объяснений, как ему удается поддерживать такой уровень жизни или как денежные средств или собственность попала под его контроль, должен быть признан виновным в совершении преступления и приговорен к лишению свободы до 10 лет и штрафу до 1 млн HKD (около $130 тыс долларов США).[1]

Индия[править | править код]

Закон по борьбе с коррупцией, ст.13, редакция 1988 года

Государственный служащий признается совершим преступление, если он или любой человек от его имени, владеет или имеет в распоряжении денежные средства или имущества несоразмерные известным источникам его дохода и не может дать удовлетворительных объяснений на этот счет. Это преступление наказывается лишением свободы от одного года до семи лет, и штрафом [2].

Китай[править | править код]

ст. 395 Уголовного права КНР, ввели в 1997 года

Любой государственный чиновник, чье имущество или расходы, очевидно превышает его законные доходы, и при этом разница значительна, обязан объяснить источники происхождения имущества. Если он не сумеет доказать, что источники законные, то он может быть приговорен к лишению свободы до пяти лет и конфискации части активов сверх доказано законных доходов.[3]

Литва[править | править код]

ст. 189 Уголовного кодекса, приняли в 2010 году

Любой гражданин, который владеет активами дороже 250 минимальных прожиточных минимумов (около 65 тыс. литов или $24 тыс.), зная, что они не могли быть приобретены на законные доходы, наказывается штрафом, арестом или лишением свободы до 4 лет.

В Литве за незаконное обращение могут привлечь не только чиновников, но и любого гражданина. Статья работает не только для борьбы с коррупцией, но и для противодействия легализации любых преступных доходов. Осенью этого года суд приговорил к штрафу студентку, которая не смогла объяснить происхождение средств на квартиру. Её также обязали вернуть в казну стоимость недвижимости — около 100 тыс. евро. По утверждению следователей, купить жилье девушке помог её отец, связанный с торговлей наркотиками.[4]

Конвенция ООН против коррупции была подписана от имени Российской Федерации 9 декабря 2003 года в городе Мерида (Мексика). 8 марта 2006 года Россия официально ратифицировала этот документ. В законе о ратификации (40-ФЗ) содержится заявление о статьях, в отношении которых Россия обладает юрисдикцией. 20 статьи, включающей понятие незаконного обогащения, в этом списке нет. То есть Россия заранее исключила эту статью из любого дальнейшего применения, несмотря на формальную ратификацию конвенции ООН против коррупции без оговорок.

В сентябре 2011 года депутаты фракции КПРФ А. Д. Куликов, С. П. Обухов, Н. А. Останина, В. Ф. Рашкин зарегистрировали законопроект, который предусматривал введение уголовной ответственности за «незаконное обогащение, а именно приобретение должностным лицом имущества, стоимость которого значительно превосходит его законные доходы и происхождение которого он не может объяснить разумным способом». В качестве санкций предлагалось лишение свободы до 10 лет (в зависимости от размера незаконного обогащения) и конфискация имущества. Этот закон получил отрицательные отзывы правительства и комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Сейчас законопроект официально находится на рассмотрении в парламенте, но когда будет вынесен на голосование — не известно.

25 сентября 2014 года политик Алексей Навальный объявил о начале общественной кампании[3] за принятие 20 статьи Конвенции ООН против коррупции. Он призвал всех проголосовать за законопроект Фонда борьбы с коррупцией о введении уголовной ответственности за незаконное обогащение[4] на сайте Российской общественной инициативы. В этом проекте предлагается наказывать за «значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица». При этом под законными понимаются доходы, указанные в декларации чиновников.

Согласно документу, госслужащий не обязан объяснять происхождение активов. Расследование проводит прокуратура — она самостоятельно изучает рыночную цену собственности, реальный порядок её приобретения и декларации госслужащих. Объяснения фигуранта дела могут лишь помочь защите, по аналогии с алиби в других преступлениях. Отсутствие показаний не повлечет изменений в судьбе обвиняемого.

Мнения о 20 статье и незаконном обогащении[править | править код]

Дмитрий Медведев, председатель Правительства, 6 декабря 2013 года [5]

Статья 20 исходит из предположения, что лицо предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер. Это вопрос выбора, на это можно пойти. И сейчас, кстати, предложение по статье 20 Минюстом готовится, сразу скажу. Но мы должны взвесить все за и против.

За — борьба с коррупцией, это хорошо: пусть объяснят, откуда дворцы, как вы говорите, это нормально для всех. Но есть и аргумент против: мы же с вами понимаем, что наша правоохранительная система несовершенна, и если речь идёт о том, что лицо сначала предполагается виновным, а потом должно доказать, что оно не совершало этого, это вообще-то выход за те основополагающие принципы уголовного права, которые у нас сложились».

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 2 марта 2004 года [6]

Термин «незаконное обогащение» для России более чем актуален: чиновник построил особняк, а на что — не известно. Значит, как только Конвенция ООН против коррупции будет у нас ратифицирована, немалая часть должностных лиц может оказаться на скамье подсудимых?

— Норма эта действительно жесткая. Но если она появится в нашем УК, то начнет действовать не сразу, поскольку, согласно Конституции РФ (часть 1 ст. 54), «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». Однако должна быть точка отсчета, начиная с которой применение этой нормы должно стать неукоснительным. Сейчас же стоит первоочередная задача — ратифицировать все три вышеназванные конвенции и взяться за приведение российского законодательства в соответствие с их требованиями.

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 26 ноября 2013 года [7]

Борьба с коррупцией и незаконным обогащением действительно стала одной из самых болезненных проблем российского общества. Вроде бы, меры борьбы с этим бедствием принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный. Одна из очевидных причин — в том, что Россия до сих пор не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции».

Валерий Рашкин, депутат Госдумы от КПРФ, 23 сентября 2014 года [8]

Несмотря на всю антикоррупционную риторику, Госдума до сих пор не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН о противодействии коррупции. Эта статья требует «признать в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Алена Аршинова, депутат Госдумы от «Единой России», в интервью 13 июня 2012 года [9]

ПРОНЬКО: Вы искренне считаете, что подобная поправка, что подобная поправка, вот эта 20-я статья может быть ратифицирована?
АРШИНОВА: Да, может быть. А что мешает людям, которые ничего не стесняются, которые ничего не воровали, которые ничего не прячут? Им ничего не мешает…

Константин Косачев, бывший депутат Госдумы от «Единой России» (на момент высказывания — председатель комитета госдумы по международным делам), 26 июля 2011 года [10]

При ратификации Конвенции действительно было сделано заявление, в отношении каких её статей Россия обладает юрисдикцией. 20-я статья там и правда не указана. Почему? Да потому что её содержание вступило в противоречие с российской Конституцией.

Алексей Навальный, политик, лидер «Партии прогресса», 25 сентября 2014 года (с помощью блога)[11]

Я призываю всех объединиться, для того, чтобы добиться двух простых вещей:
1. Ратификации Россией 20 статьи Конвенции ООН против коррупции.

2. Введение в уголовный кодекс РФ понятия «незаконное обогащение», позволяющего привлекать к уголовной ответственности чиновников, которые не могут объяснить источники доходов, покрывающие их реальные траты».

Социологический опрос о незаконном обогащении[править | править код]

Фонд борьбы с коррупцией 19-22 марта и 3-8 июня 2014 года провел телефонные опросы[5][6] среди граждан России старше 18 лет. Всего было опрошено 1000 человек. Были получены следующие результаты:

  • — 90 % подтверждают мнение, что госслужащие в основном ведут более богатый образ жизни, чем могут себе позволить (опрос 19-22 марта)
  • — 74 % согласны с утверждением, что «все или практически все чиновники живут не по средствам»[значимость факта?] (опрос 19-22 марта)
  • — 87 % поддерживают введение уголовной ответственности для тех чиновников, которые не могут объяснить происхождение своих доходов (опрос 19-22 марта)
  •  — 72 % опрошенных считают уровень коррупции в России высоким (опрос 3-8 июня)
  •  — 76 % опрошенных считают, что чиновник, у которого нашли незадекларированное имущество, должен уходить в отставку, причём из них: (опрос 3-8 июня)
    • — 24 % считают, что чиновник должен нести уголовную ответственность, (опрос 3-8 июня)
    • — 20 % считают, что незадекларированное имущество должно быть конфисковано, (опрос 3-8 июня)

ru.wikiyy.com

ФБК :: Незаконное обогащение

Российские чиновники, злоупотребляя правом на частную собственность и законодательством о защите персональных данных, декларируют свои доходы как минимальные. При этом и они, и их родственники, не особо скрываясь, пользуются активами стоимостью в десятки и сотни раз большей, чем их задекларированные доходы. Наш законопроект предлагает ратификацию в России статьи 20-й Конвенции ООН против коррупции и введение в Уголовный кодекс РФ нового состава преступления «Незаконное обогащение» в отношении лиц, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах. Под действие закона попадут как чиновники, так и должностные лица государственных компаний, таких как РЖД, «Газпром», «Транснефть», ВТБ и др.

Проект

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

«О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции“, Федеральный закон „О противодействии коррупции“, Уголовный кодекс Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Статья 1

Пункт 1 статьи 1 Федерального закона от 8 марта 2006 года № 40-ФЗ «О ратификации Конвенции Организации Объединённых Наций против коррупции» (Собрание законодательства Российской Федерации от 20 марта 2006 г. N 12 ст. 1231) изложить в следующей редакции:
«1) Российская Федерация обладает юрисдикцией в отношении деяний, признанных преступными согласно статье 15, пункту 1 статьи 16, статьям 17 — 22, пункту 1 статьи 23, статьям 24, 25 и 27 Конвенции, в случаях, предусмотренных пунктами 1 и 3 статьи 42 Конвенции».

Статья 2

Внести в Федеральный закон от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (Собрание законодательства Российской Федерации от 29 декабря 2008 г. N 52 (часть I) ст. 6228) следующие изменения:
1) подпункт «а» пункта 1 статьи 1 после слов «коммерческий подкуп» дополнить словами «, незаконное обогащение»;
2) в пункте 4 статьи 6, пункте 2 части 1, части 2 статьи 7.1, частях 1, 4 и 8 статьи 8, части 1 — 3 статьи 8.1, части 4 статьи 12.1, пункте 2 части 1 статьи 13.1, пункте 2 части 1 статьи 13.4 слово «несовершеннолетних» исключить;
3) в статье 8:
а) дополнить частью 1.1 следующего содержания:
«1.1. Лица, указанные в пунктах 1 — 4 части 1 настоящей статьи, обязаны представлять сведения о своем имуществе и имуществе своих супруги (супруга) и детей, включающие сведения об объектах недвижимости (земельных участках, жилых домах, квартирах, дачах, гаражах, иных объектах недвижимости), транспортных средствах, ценных бумагах, акциях (долях участия, паях в уставных (складочных) капиталах организаций), денежных средствах (в наличной и безналичной форме), иностранной валюте, а также об ином имуществе, стоимость которого превышает тысячу минимальных размеров оплаты труда.»;
б) дополнить частью 1.2 следующего содержания:
«1.2. Лица, замещавшие должности, указанные в пунктах 1 — 3 части 1 настоящей статьи, обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и детей бывшему представителю нанимателя (работодателю) в течение трех лет со дня увольнения с должности.»;
в) часть 7 изложить в следующей редакции:
«7. Проверка достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых в соответствии с частью 1 настоящей статьи, осуществляется по решению Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров, а также по решению представителя нанимателя (руководителя), учредителя или лица, которому такие полномочия предоставлены представителем нанимателя (руководителя), учредителем, в порядке, устанавливаемом Президентом Российской Федерации, самостоятельно или путем направления запросов в федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные на осуществление оперативно-розыскной деятельности, об имеющихся у них данных о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера гражданина или лица, указанных в части 1 настоящей статьи, супруги (супруга) и детей данного гражданина или лица.»;
г) часть 7.1 изложить в следующей редакции:
«7.1. В случае, если при осуществлении проверки достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых в соответствии с частью 1 настоящей статьи, Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, представитель нанимателя (руководителя), учредитель или лица, уполномоченные представителем нанимателя (руководителя), учредителем на проведение такой

fbk.info

Незаконное обогащение Вики

Незаконное обогащение — приобретение имущества публичным должностным лицом на средства, происхождение которых оно не может объяснить или они получены с нарушением закона. Это понятие государствам предлагается ввести в уголовный кодекс в 20-й статье Конвенции ООН против коррупции. Документ был принят на 58 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 год и вступил в силу 14 декабря 2005 года[1]

Описание[ | код]

20 статья Конвенции ООН против коррупции[2] гласит:
«При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Суть статьи — в преследовании коррупционеров, если нет возможности зафиксировать другие их преступления, например, передачу денег при взятке. Считается, что полученные незаконно средства чиновник тратит на свои активы, которые гораздо проще найти и сравнить их стоимость с официальными доходами.

История[ | код]

Первый законопроект, который призывает наказывать публичных должностных лиц за приобретение активов, если они не могут доказать их законный источник, появился в 1936 году в Аргентине. Законом эта норма стала только в 1964 году, когда была утверждена уголовная ответственность за то, что «чиновник не может объяснить происхождение средств для обогащения себя или третьего лица». В том же году Индия ввела наказание за «обладание ресурсами, происхождение которых публичное должностное лицо не может объяснить».

В 1996 году незаконное обогащение как уголовное преступление включили в Межамериканскую конвенцию против коррупции (IACAC). Затем его ввели в Конвенцию Африканского союза о предупреждении коррупции и борьбе с ней (AUCPCC), утверждённую в 2003 году. И наконец, в 2003 году была утверждена, а в 2005 году вступила в 2005 году Конвенция ООН против коррупции.

В итоге к середине 80-х статья за незаконное обогащения была в Колумбии, Эквадоре, Египте, Брунее, Пакистане, Сенегале и Доминиканской Республике. К 1990 году уголовное наказание за это преступление ввели, по крайней мере, 10 стран, к 2000 году — в более чем 20 странах, а к 2010 году — более чем в 40 странах.

Применение в мире[ | код]

Аргентина[ | код]

Ст. 286 Уголовного кодекса, ввели в 1964 году

Любой человек, который не в состоянии объяснить происхождение своего заметного обогащения (или третьих лиц, если таким образом он скрывает свои активы), полученного во время госслужбы или в течение двух лет после неё наказывается лишением свободы от двух до шести лет, штрафом от 50 до 100 % величины незаконного обогащения и пожизненным запретом на госслужбу.

В 2004 году бывший министр природных ресурсов Аргентины Мария Хулия Алгосарай получила три года лишения свободы и штраф в $500 тыс. за незаконное обогащение. Прокуратура проанализировала её доходы и расходы в 1988—1996 года, нашла сильное расхождение и потребовала объяснения. Чиновница рассказала, что зарабатывала за счет консультационных услуг, а также получала деньги от бывшего мужа и отца. Эти объяснения не удовлетворили суд и её отправили в тюрьму, обязав выплатить в казну всю сумму, признанную незаконным обогащением.

Гонконг[ | код]

Указ о предотвращении коррупции, часть 10, приняли в 1971 году

Любой государственный служащий, который:
а) имеет уровень жизни выше того, который соответствует его нынешним или прежним доходам на службе б) контролирует денежные средства или имущество несоразмерно своим нынешним или прежним доходам на службе
при отсутствии удовлетворительных объяснений, как ему удается поддерживать такой уровень жизни или как денежные средств или собственность попала под его контроль, должен быть признан виновным в совершении преступления и приговорен к лишению свободы до 10 лет и штрафу до 1 млн HKD (около $130 тыс долларов США).[1]

Индия[ | код]

Закон по борьбе с коррупцией, ст.13, редакция 1988 года

Государственный служащий признается совершим преступление, если он или любой человек от его имени, владеет или имеет в распоряжении денежные средства или имущества несоразмерные известным источникам его дохода и не может дать удовлетворительных объяснений на этот счет. Это преступление наказывается лишением свободы от одного года до семи лет, и штрафом [2].

Китай[ | код]

ст. 395 Уголовного права КНР, ввели в 1997 года

Любой государственный чиновник, чье имущество или расходы, очевидно превышает его законные доходы, и при этом разница значительна, обязан объяснить источники происхождения имущества. Если он не сумеет доказать, что источники законные, то он может быть приговорен к лишению свободы до пяти лет и конфискации части активов сверх доказано законных доходов.[3]

Литва[ | код]

ст. 189 Уголовного кодекса, приняли в 2010 году

Любой гражданин, который владеет активами дороже 250 минимальных прожиточных минимумов (около 65 тыс. литов или $24 тыс.), зная, что они не могли быть приобретены на законные доходы, наказывается штрафом, арестом или лишением свободы до 4 лет.

В Литве за незаконное обращение могут привлечь не только чиновников, но и любого гражданина. Статья работает не только для борьбы с коррупцией, но и для противодействия легализации любых преступных доходов. Осенью этого года суд приговорил к штрафу студентку, которая не смогла объяснить происхождение средств на квартиру. Её также обязали вернуть в казну стоимость недвижимости — около 100 тыс. евро. По утверждению следователей, купить жилье девушке помог её отец, связанный с торговлей наркотиками.[4]

Незаконное обогащение в России[ | код]

Конвенция ООН против коррупции была подписана от имени Российской Федерации 9 декабря 2003 года в городе Мерида (Мексика). 8 марта 2006 года Россия официально ратифицировала этот документ. В законе о ратификации (40-ФЗ) содержится заявление о статьях, в отношении которых Россия обладает юрисдикцией. 20 статьи, включающей понятие незаконного обогащения, в этом списке нет. То есть Россия заранее исключила эту статью из любого дальнейшего применения, несмотря на формальную ратификацию конвенции ООН против коррупции без оговорок.

В сентябре 2011 года депутаты фракции КПРФ А. Д. Куликов, С. П. Обухов, Н. А. Останина, В. Ф. Рашкин зарегистрировали законопроект, который предусматривал введение уголовной ответственности за «незаконное обогащение, а именно приобретение должностным лицом имущества, стоимость которого значительно превосходит его законные доходы и происхождение которого он не может объяснить разумным способом». В качестве санкций предлагалось лишение свободы до 10 лет (в зависимости от размера незаконного обогащения) и конфискация имущества. Этот закон получил отрицательные отзывы правительства и комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Сейчас законопроект официально находится на рассмотрении в парламенте, но когда будет вынесен на голосование — не известно.

25 сентября 2014 года политик Алексей Навальный объявил о начале общественной кампании[3] за принятие 20 статьи Конвенции ООН против коррупции. Он призвал всех проголосовать за законопроект Фонда борьбы с коррупцией о введении уголовной ответственности за незаконное обогащение[4] на сайте Российской общественной инициативы. В этом проекте предлагается наказывать за «значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица». При этом под законными понимаются доходы, указанные в декларации чиновников.

Согласно документу, госслужащий не обязан объяснять происхождение активов. Расследование проводит прокуратура — она самостоятельно изучает рыночную цену собственности, реальный порядок её приобретения и декларации госслужащих. Объяснения фигуранта дела могут лишь помочь защите, по аналогии с алиби в других преступлениях. Отсутствие показаний не повлечет изменений в судьбе обвиняемого.

Мнения о 20 статье и незаконном обогащении[ | код]

Дмитрий Медведев, председатель Правительства, 6 декабря 2013 года [5]

Статья 20 исходит из предположения, что лицо предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер. Это вопрос выбора, на это можно пойти. И сейчас, кстати, предложение по статье 20 Минюстом готовится, сразу скажу. Но мы должны взвесить все за и против.

За — борьба с коррупцией, это хорошо: пусть объяснят, откуда дворцы, как вы говорите, это нормально для всех. Но есть и аргумент против: мы же с вами понимаем, что наша правоохранительная система несовершенна, и если речь идёт о том, что лицо сначала предполагается виновным, а потом должно доказать, что оно не совершало этого, это вообще-то выход за те основополагающие принципы уголовного права, которые у нас сложились».

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 2 марта 2004 года [6]

Термин «незаконное обогащение» для России более чем актуален: чиновник построил особняк, а на что — не известно. Значит, как только Конвенция ООН против коррупции будет у нас ратифицирована, немалая часть должностных лиц может оказаться на скамье подсудимых?

— Норма эта действительно жесткая. Но если она появится в нашем УК, то начнет действовать не сразу, поскольку, согласно Конституции РФ (часть 1 ст. 54), «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». Однако должна быть точка отсчета, начиная с которой применение этой нормы должно стать неукоснительным. Сейчас же стоит первоочередная задача — ратифицировать все три вышеназванные конвенции и взяться за приведение российского законодательства в соответствие с их требованиями.

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 26 ноября 2013 года [7]

Борьба с коррупцией и незаконным обогащением действительно стала одной из самых болезненных проблем российского общества. Вроде бы, меры борьбы с этим бедствием принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный. Одна из очевидных причин — в том, что Россия до сих пор не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции».

Валерий Рашкин, депутат Госдумы от КПРФ, 23 сентября 2014 года [8]

Несмотря на всю антикоррупционную риторику, Госдума до сих пор не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН о противодействии коррупции. Эта статья требует «признать в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Алена Аршинова, депутат Госдумы от «Единой России», в интервью 13 июня 2012 года [9]

ПРОНЬКО: Вы искренне считаете, что подобная поправка, что подобная поправка, вот эта 20-я статья может быть ратифицирована?
АРШИНОВА: Да, может быть. А что мешает людям, которые ничего не стесняются, которые ничего не воровали, которые ничего не прячут? Им ничего не мешает…

Константин Косачев, бывший депутат Госдумы от «Единой России» (на момент высказывания — председатель комитета госдумы по международным делам), 26 июля 2011 года [10]

При ратификации Конвенции действительно было сделано заявление, в отношении каких её статей Россия обладает юрисдикцией. 20-я статья там и правда не указана. Почему? Да потому что её содержание вступило в противоречие с российской Конституцией.

Алексей Навальный, политик, лидер «Партии прогресса», 25 сентября 2014 года (с помощью блога)[11]

Я призываю всех объединиться, для того, чтобы добиться двух простых вещей:
1. Ратификации Россией 20 статьи Конвенции ООН против коррупции.

2. Введение в уголовный кодекс РФ понятия «незаконное обогащение», позволяющего привлекать к уголовной ответственности чиновников, которые не могут объяснить источники доходов, покрывающие их реальные траты».

Социологический опрос о незаконном обогащении[ | код]

Фонд борьбы с коррупцией 19-22 марта и 3-8 июня 2014 года провел телефонные опросы[5][6] среди граждан России старше 18 лет. Всего было опрошено 1000 человек. Были получены следующие результаты:

  • — 90 % подтверждают мнение, что госслужащие в основном ведут более богатый образ жизни, чем могут себе позволить (опрос 19-22 марта)
  • — 74 % согласны с утверждением, что «все или практически все чиновники живут не по средствам»[значимость факта?] (опрос 19-22 марта)
  • — 87 % поддерживают введение уголовной ответственности для тех чиновников, которые не могут объяснить происхождение своих доходов (опрос 19-22 марта)
  •  — 72 % опрошенных считают уровень коррупции в России высоким (опрос 3-8 июня)
  •  — 76 % опрошенных считают, что чиновник, у которого нашли незадекларированное имущество, должен уходить в отставку, причём из них: (опрос 3-8 июня)
    • — 24 % считают, что чиновник должен нести уголовную ответственность, (опрос 3-8 июня)
    • — 20 % считают, что незадекларированное имущество должно быть конфисковано, (опрос 3-8 июня)

Примечания[ | код]

ru.wikibedia.ru

Статья незаконное обогащение 285 ук рф | Все о законах и праве

Статья незаконное обогащение 285 ук рф

Почему профильный комитет Государственной Думы считает предложение о введении уголовной ответственности для чиновников за незаконное обогащение, противоречащим Конституции России

Профильный комитет Государственной Думы России предложил отклонить законопроект № 600388-5 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», предусматривающий лишение свободы и конфискацию собственности у чиновников, которые не могут дать разумного объяснения происхождению своего имущества. В Комитете посчитали указанный законопроект противоречащим как Конституции России, так и принципам Уголовно-процессуального кодекса РФ. Инициаторами внесения в Государственную Думу законопроекта № 600388-5 является группа депутатов от фракции коммунистов обеспокоенных тем, что в мировом рейтинге коррумпированности Российская Федерация находится на одной ступени с такими странами, как Папуа-Новая Гвинея, Лаос и Кения.

О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации

102 Налогового кодекса Российской Федерации налоговую тайну. 07.04.2011 Неправильное обращение в арбитражный суд не является уважительной причиной для суда общей юрисдикции.

Фонд борьбы с коррупцией

При этом и они, и их родственники, не особо скрываясь, пользуются активами стоимостью в десятки и сотни раз большей, чем их задекларированные доходы. Наш законопроект предлагает ратификацию в России статьи 20-й Конвенции ООН против коррупции и введение в Уголовный кодекс РФ нового состава преступления «Незаконное обогащение» в отношении лиц, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах.

Незаконное обогащение

А если учесть, что в ГК и в статье УК РФ речь идет, прежде всего, об обогащении чиновников (проще говоря, коррупции), то часто судебное разбирательство заходит в тупик. или, в редакции Гражданского кодекса, необоснованное,- преступление, пусть и не уголовно наказуемое.

Поэтому, у него всегда есть жертва. Обычный человек мало что может противопоставить чиновнику, за спиной которого пресловутый «административный ресурс».

Корыстная заинтересованность как мотив совершения злоупотребления должностными полномочиями

285 УК РФ, является мотив. Понятие мотива преступления трактуется как осознанное побуждение, которым руководствовалось лицо при совершении преступления.

Именно мотив обусловливает выбор лицом конкретного противоправного варианта поведения в целях получения того необходимого, чем он не обладал до совершения преступления. К альтернативным мотивам рассматриваемого состава преступления относятся корыстная заинтересованность и иная личная заинтересованность.

Это нужно: Статья незаконное обогащение 285 ук рф — добавлено 15 комментария(ев)

Повышению эффективности уголовной политики в сфере противодействия коррупции, в том числе путем предупреждения коррупционных злоупотреблений в судебной системе, могут способствовать, например, обеспечение реальной независимости и правовой защиты судей; улучшение их материального и социального обеспечения; улучшение организационного обеспечения деятельности и условий труда судей; освобождение судей от чрезмерной зависимости от председателей соответствующих судов, которые могут оказывать на судей давление в целях принятия нужного им решения; уменьшение возможностей оказания давления на судей, заключающихся в том числе в предоставленных судьям правах дискреционных полномочиях и процедуре особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением гл.

Почему Навальный не борется с коррупцией, а только создаёт видимость

Россия ратифицировала конвенцию частично, исключив как раз 20 статью.

Мы добиваемся полного принятия документа и начала реальной борьбы с коррупцией в нашей стране. На первый взгляд инициатива хорошая.

Кто же против борьбы с коррупцией? Однако давайте всё же попытаемся разобраться самостоятельно.

Во-первых, с самого начала ложь. Россия ратифицировала Конвенцию полностью, вместе с этой самой 20 статьёй.

Взятка ст

обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «б» ч.4 ст. 204 УК РФ, т.е. незаконном получении лицом, выполняющим функции управленческие функции к коммерческой организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемой этим лицом служебным положением, сопряженным с вымогательством предмета подкупа, при следующих обстоятельствах.

Являясь инженером по комплектации филиала ОАО Трест «Мордовпромстрой», в обязанности которого входило проведение внеплановых закупок материалов, потребовал от директора ООО «Экомет» Ш.

Статья незаконное обогащение 285 ук рф

Томска, хотя на руках после оплаты у меня оставались корешки счетов, как будто я оплатил именно в МУЖЭП ЖЭУ, ПЖРТ, МЖЭП.

likvidaciya-ooo-balashiha.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о