Примеры криминализации статей ук рф – Закон о декриминализации преступлений небольшой тяжести. Особенности его принятия. Что в него входит?

Криминализация и декриминализация преступлений в сфере экономической деятельности

Мильков Иван Геннадьевич,

магистрант кафедры уголовного права и криминологии ФГБОУ ВПО «Мурманский государственный технический университет», г. Мурманск [email protected]

Криминализация и декриминализацияпреступлений в сфере экономической деятельности

Аннотация.Статья посвящена анализу криминализации и декриминализации статей главы 22 УК РФ и вопросам совершенствования уголовного законодательства об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности. Рассматриваются проблемные вопросы, касающиеся реформирования главы 22 Уголовного кодекса Российской Федерации. Ключевые слова:Уголовный кодекс РФ, преступления в сфере экономической деятельности, криминализация, декриминализация.

В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров и услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ). Таким образом, указанная статья Основного закона России устанавливает юридическую гарантию действий лиц, занимающихся экономической деятельностью, на всей территории страны1.В последние годы в нашей стране наблюдается устойчивая тенденция к повышению авторитета государства в сфере бизнеса и укрепления экономической безопасности. Государство изыскивает новые возможности эффективного противодействия преступности в экономической сфере, в том числе посредством либерализации и гуманизации уголовного законодательства2.Глава 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности», являясь самой большой в уголовном законе, является также и самой динамично развивающейся. За время действия Уголовного кодекса РФ 1996 г. в его главу об экономических преступлениях поправки вносились более 25 раз. Так, только за последние шесть лет (начиная с 2009 года) в главу 22 УК РФ были включены 13 статей, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности.Одновременно за анализируемый период времени из состава главы 22 УК РФ утратили силу две статьи лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ) и контрабанда (ст. 188 УК РФ), при этом действительной декриминализии указанных преступлений не произошло, поскольку они трансформировались во вновь созданныесоставы преступлений с изменением тех или иных признаков.Законодатель, исключив в 2010 году ст. 173 УК РФ (ФЗ от 07.04.2010г. № 60ФЗ3), спустя полтора с лишним года создал две самостоятельные нормы, предусматривающие сходный уголовноправовой запрет образования (создания, реорганизации) юридического лица, различающихся между собой, в основном, по способу совершения преступления. 1Кошаева,Т.О. Ответственность за преступления в сфере экономической деятельности: пути развития российского уголовного законодательства /Т.О. Кошаева // Журнал российского права. –2014.–№6(210). –С. 25.2Макарова,О.В. Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности /О.В. Макарова // Журнал российского права. –2015.–№1(217). –С. 111.3Федеральный закон от 07.04.2010 N 60ФЗ (ред. от 06.12.2014) «О внесении изменений вотдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. –2010. –N 15. –Ст. 1756.Аналогично можно сказать и про контрабанду. После исключения ст. 188 УК РФ и установления ответственности за специальныевиды контрабанды в статьях 226.1 и 229.1 УК РФ, произошла декриминализация «экономической» контрабанды. Однако законом от 28.06.2013 г. № 134ФЗ4УК РФ был дополнен ст. 200.1, предусматривающей ответственность за контрабанду наличных денежных средств и (или) денежных инструментов.Однако, контрабанда предметов, не указанных в диспозициях статей 200.1, 226.1 и 229.1 УК РФ, не является уголовно наказуемой. В то же время, в свете последних политических событий в России, принятия Указа Президента РФ от 06.08.2014 № 5605по нашему мнению, следует ожидать появления случаев ввоза на территорию РФ грузов продовольственных товаров, имеющих подложные документы (к примеру, относительно страныпроисхождения данных товаров). Соответственно, можно предложить законодателю пересмотреть позицию по вопросу о декриминализации так называемой «товарной» контрабанды. Дополнение УК РФ в 20092010 годах ст. 170.1, ст. 185.2, ст. 185.4, ст. 185.5 было обусловлено необходимостью повышения эффективности уголовноправового противодействия так называемому рейдерству.Дополнение главы 22 УК РФ ст. 185.3 «Манипулирование рынком» и ст. 185.6 «Неправомерное использование инсайдерской информации» было обусловлено потребностью в повышении эффективности функционирования рынков РФ, втом числе фондового и валютного, и противодействия использованию недобросовестных рыночных практик, получивших достаточное распространение6.Во II полугодии 2014 г. в Главу 22 УК РФ, охраняющую общественные отношения в сфере экономической деятельности,законодателем вновь были внесены серьёзные поправки.На основании Федерального закона РФ от 21 июля 2014 г. № 218ФЗ7указанная Глава дополнилась ст. 172.1, которой устанавливается ответственность за «фальсификацию финансовых документов учёта и отчётностифинансовой организации»8.На основании Федерального закона РФ от 31 декабря 2014 г. № 530ФЗ9значительные изменения законодателем были внесены в ст. 171.1 УК РФ. В результате в новой её редакции законодателем установлена ответственность и за «производство, приобретение, хранение, перевозку в целях сбыта или продажу немаркированных табачных изделий, подлежащих маркировке специальными (акцизными) марками». Таким образом, с одной стороны, имеет место «расширение» 4Федеральный закон от 28.06.2013 N 134ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» // Собрание законодательства РФ. –2013. –N 26. –Ст. 3207.5Указ Президента РФ от 06.08.2014 N 560 (с изм. от 24.06.2015) «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. –2014. –N 32. –Ст. 4470.6Чемеринский,К.В. Тенденции криминализации преступлений в сфере экономической деятельности в уголовном законодательстве России /К.В. Чемеринский // В сборнике:Современные проблемы уголовной политики.V Международная научнопрактическая конференция. Под редакцией А.Н. Ильяшенко.–2014. –С. 181.7Федеральный закон от 21.07.2014 N 218ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // // Собрание законодательства РФ. –2014. –N 30 (ч.1). –Ст. 4219.8Лозинский,И.В. К проблемам дальнейшего совершенствования норм главы 22 уголовного кодекса Российской Федерации /И.В. Лозинский // Вестник Томского государственного университета. –2015.–№396. –С. 129.9Федеральный закон от 31.12.2014 N 530ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления мер противодействия обороту контрафактной продукции и контрабанде алкогольной продукции и табачных изделий» // Собрание законодательства РФ. –2015. –N 1 (ч.1). –Ст. 83.уголовноправового вмешательства в сферуэкономической деятельности. С другой стороны, обозначенное расширение представляет собой результат усиления со стороны государства мер противодействия обороту контрафактной продукции и контрабанде алкогольной продукции и табачных изделий. Также было изменено заглавие ст. 180 УК РФ. В новой её редакции вместо «Незаконного использования товарного знака», указанную статью законодатель озаглавил «Незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг)». В диспозиции рассматриваемой нормызаконодатель попрежнему использует термин «товарный знак». По смыслу ст. 1477 Гражданского кодекса РФ10, товарный знак является «обозначением, служащим для индивидуализации товаров». Таким образом, в исследуемом случае законодатель вносит некоторую точность в отдельный элемент ст. 180 УК РФ. Глава 22 УК РФ была дополнена ст. 200.2, предусматривающей ответственность за совершение «контрабанды алкогольной продукции и (или) табачных изделий». В данной ситуации фактически имеет место частичное «восстановление» декриминализированной в 2011 г. товарной контрабанды (ст. 188 УК РФ). Указанное «восстановление» вполне обосновано, т.к. в настоящее время со стороны государства усиливаются меры противодействия обороту контрафактной продукции и контрабанде алкогольной продукции и табачных изделий11.На основании ФЗ РФ от 30 марта 2015 г. № 67ФЗ12в Главу 22 УК РФ вновь были внесены изменения. Указанные изменения коснулись ст. 173.1173.2 УК РФ, устанавливающих ответственность за создание фирм «однодневок». В результате их внесения существенно «расширено» действие ст. 173.1 в отличие от предыдущей, в новой её редакции законодатель установил ответственность и за «представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальныхпредпринимателей, данных, повлекшее внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о подставных лицах». Одновременно, в отличие от ранее действовавшей, в новой редакции законодателем существенно изменено и понятие «подставных лиц», имеющее место в Примечании к указанной норме. Одной из проблем криминализации является вопрос об эффективности норм уголовного закона. В юридической литературе в качестве одного из самых значимых факторов, снижающих в настоящее время эффективность уголовноправовой политики, выступает одновременная пробельность и избыточность криминализации деяний13.Несмотря на внесение законодателем указанных изменений, проблемы совершенствования норм, составляющих Главу 22 УК РФ, фактически остались нерешёнными. В юридической литературе отмечалось, в частности, о проблемах, которые могут возникнуть с применением на практике ст. 193.1 УК РФ, введённой в обозначенную Главу в 2013 г. П.С. Яни справедливо отметил сложности, возникающие при понимании как объективной стороныпреступления, ответственность за совершение которого установлена рассматриваемой нормой, так и о моменте его 10Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 N 230ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. –2006. –N 52 (ч.1). –Ст. 5496.11Лозинский И.В. К проблемам дальнейшего совершенствования норм главы 22 уголовного кодекса Российской Федерации /И.В. Лозинский // Вестник Томского государственного университета. –2015.–№396. –С. 129.12Федеральный закон от 30.03.2015 N 67ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» // Собрание законодательства РФ. –2015. –N 13. –Ст. 1811,.13Одинцева,Ю.А. Некоторые проблемы криминализации и декриминализации деяний в сфере экономической деятельности /Ю.А. Одинцева // Вестник Алтайской академии экономики и права. –2014.–№2(34). –С. 96.окончания14.Одновременно им же отмечались и сложности, возникающие при практическом применении «антиотмывочных» норм УК РФ (ст. 174, 174.1). Последние изменения в указанные нормы законодателем были внесены в 2013 г. Несмотря на внесение данных изменений, проблемы, возникающие при практическом применении «антиотмывочных» норм, оказались попрежнему нерешёнными.Нерешёнными оказались и проблемы применения на практике ст. 178 УК РФ, охраняющей отношения конкуренции. В 2012 г. А.В. Денисовой справедливо отмечалось «о несоответствии положений ст. 178 УК РФ нормам антимонопольного законодательства»15. Одновременно она же говорила о «неверном определениизаконодателем субъекта этого преступления». Таким образом, в рассматриваемой ситуации законодателем оказался нарушен один из важных принципов криминализации деяний в сфере экономической деятельности принцип согласованности норм уголовного права с положениями охраняемых отраслей права. В результате уголовноправовая норма попрежнему оказалась практически неприменимой. Для решения указанных проблем, на основании ФЗ РФ от 8 марта 2015 г. № 45ФЗ, в ст. 178 УК РФ законодателем были внесены значительные изменения.

Наряду с внесением научно обоснованных поправок в нормы, составляющие Главу 22 УК РФ, в процессе совершенствования указанной Главы не исключена и криминализация новых деяний.Благодаря декриминализации, возможно избежать и конкуренции между отдельными нормами Уголовного кодекса РФ. Пример ст. 169 УК РФ, запрещающая воспрепятствование законной предпринимательской деятельности. Рассматриваемая норма является специальной по отношению к ст. 285 УК РФ, устанавливающей ответственность засовершение должностного преступления. В указанной ситуации окажется неизбежной конкуренция между данными уголовноправовыми нормами. По нашему мнению, возможна декриминализация деяния, запрещённого ст. 169 УК РФ, с одновременным внесением необходимых изменений и дополнений в ст. 285 УК РФ. Представляется, что аналогичным способом возможна декриминализация и «регистрации незаконных сделок с землёй», запрещённой ст. 170 УК РФ.Одновременно в перспективе не исключается декриминализация и иных деяний. На наш взгляд, в связи с дополнением УК РФ ст. 159.1, устанавливающей ответственность за совершение мошенничества в сфере кредитования, возникнет необходимость в декриминализации «незаконного получения кредита», запрещённого ст. 176 УК РФ. Врезультате анализа последней из указанных норм Уголовного кодекса РФ возможно сделать вывод, что деяние, запрещаемое ею, является разновидностью именно мошенничества, посягающего на отношения собственности. Также представляется возможной и декриминализация «злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности», ответственность за совершение которого установлена ст. 177 УК РФ. Рассматриваемая норма является специальной по отношению к ст. 315 УК РФ, которой установлена ответственность за преступление против правосудия «неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта». Таким образом, не исключается и конкуренция между указанными нормами. На наш взгляд, в обозначенной ситуации законодателю следует внести необходимые изменения и дополнения в диспозицию ст. 315 УК РФ. В результате исключение из УК РФ ст. 177 станет обоснованным.По нашему мнению, реально исключение из УК РФ и ст. 179, устанавливающей ответственность за совершение такого деяния, как «принуждение к совершению 14Яни,П.С.Изменения уголовноэкономического законодательства /П.С.Яни // Законность. 2014. № 2. С. 31.15Денисова,А.В.Уголовноправ

e-koncept.ru

Криминализация и декриминализация общественно опасных деяний в сфере экономической деятельности

Сынтин А. В.,
ЧОУ ВО «ОМЮА»

 

Уголовная политика есть часть социальной политики государства по борьбе с преступностью. Именно на этом уровне происходят идеологические процессы, направленные на выработку концепций противодействия преступности, в том числе экономической. Одними из основных методов уголовной политики являются криминализация и декриминализация.

Стандартное определение криминализации — процесс введения уголовно-правового запрета, выражающийся в описании формы поведения в качестве преступления. Любая криминализация деяний должна быть социально необходима и политически целесообразна. Кроме этого, новые преступления должны беспроблемно встраиваться в существующую систему преступлений. Для криминализации какого-либо деяния необходимо оценить его общественную опасность, исследовать распространенность деяния, сделать вывод о социальной необходимости введения нового преступления, в том числе через исследование исторических детерминант.

Антитезой криминализации является декриминализация — исключение уголовно-правового запрета, уголовной ответственности за ранее предусмотренные преступные деяния полностью или в части. Для декриминализации необходимо, чтобы деяние утратило общественную опасность. Кроме этого выделяют также и иные основания для декриминализации: отсутствие морального осуждения деяния со стороны граждан и неприменимость на практике. Однако отсутствие морального осуждения не может быть самостоятельным основанием для криминализации деяний, так как право и мораль — явления разного порядка, хоть взаимообусловленные, но не совпадающие по форме и содержанию. Не любой аморальный проступок является преступлением, также как и не любое преступление является аморальным.

Наиболее остро проблема криминализации и декриминализации стоит сфере экономических преступлений. В настоящее время законодатель так и не выработал единой концепции вносимых в главу 22 УК РФ изменений: при полной декриминализации таких составов, как лжепредпринимательство, заведомо ложная реклама, существует и криминализация составов: например, введение ответственности за уклонение от уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, за создание фирм-однодневок.

Законодатель в главе 22 УК РФ, с одной стороны, проводит политику «Doing business», то есть создает уголовно-правовые преференции лицам, совершившим «беловоротничковые преступления», с другой стороны криминализирует деяния, общественная опасность которых вызывает сомнения, либо которые охватываются другими преступлениями. Так, статьи 173.1 и 173.2 УК РФ невозможно применять самостоятельно — указанные деяния почти всегда направлены на обеспечение совершения других незаконных действий, например, уклонения от уплаты налогов или незаконного получения кредита.

При этом наиболее распространенными в главе 22 УК РФ остаются классические нормы о незаконном предпринимательстве, легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества,  преступном уклонении от уплаты налогов, сборов, страховых взносов, таможенных платежей. Остальные нормы применяются на практике редко применяются или вообще не применяются вследствие сложности конструкций либо отсутствии распространенности таких явлений.

Яркий пример непоследовательности проводимой уголовной политики противодействия экономическим преступлениям — декриминализация общей нормы контрабанды с последующей криминализацией её специальных видов: незаконное перемещение через таможенную границу наличных денежных средств и (или) денежных инструментов (статья 200.1 УК РФ), алкогольной продукции и (или) табачных изделий (статья 200.2 УК РФ), сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ (статья 226.1 УК РФ), наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов (статья 229.1 УК РФ). Оснований для ликвидации одной общей нормы и введения четырех не имелось в принципе.

Не отвечают критериям криминализации такие составы, как уклонение от обязательной сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (статья 192 УК РФ), уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте и валюте Российской Федерации (статья 193 УК РФ). В первом случае общественной опасности нет вследствие законности приобретения драгоценных металлов и драгоценных камней. Во втором случае уголовно-правовой запрет установлен на обязанность, существование которой не имеет смысла даже в рамках современного валютного регулирования.

В заключении хотелось бы отметить, что отсутствие системности регулирования, наличие многочисленных политических, экономических, иных лоббистских групп с различными интересами порождает отсутствие обоснованности криминализации или декриминализации того или иного деяния в сфере экономической деятельности. Только освобождение правотворческого процесса от неправового воздействия различных групп создаст условия для адекватной оценки того или иного деяния с последующим установлением или неустановлением уголовно-правовых запретов.

Средняя:

Ваша оценка: Пусто

conf.omua.ru

Основания и способы криминализации (декриминализации) деяний.

Основания криминализации – это процессы, происходящие в материальной и духовной сферах жизни общества, развитие которых порождает объективную необходимость и общественную потребность в уголовно-правовой охране тех или иных ценностей.

В криминологической науке принято делить основания криминализации на 2 вида:

1. Социальные – существование и развитие которых связано с наличием негативных процессов в экономической, политической, социальной сферах жизни общества.

2. Криминологические – существование и распространенность определенных видов общественно опасных деяний, нуждающихся в необходимости введения уголовно-правового запрета; неэффективность имеющихся правовых мер; целесообразность введения новых уголовно-правовых мер.

Основания декриминализации – процессы, которые приводят к отпадению у общества потребности в определенной уголовно-правовой норме; невозможность бороться с определенными видами деяний с помощью уголовно-правовых норм; низкая эффективность отдельных уголовно-правовых норм.

Способы криминализации:

1. Изменение норм Общей части УК. Это происходит за счет определения общих оснований, принципов, условий и пределов уголовной ответственности. Здесь имеется в виду изменения таких ключевых институтов Общей части как возраст, вина, соучастие, множественность и т.д. (Примером такого изменения общих принципов является следующий факт. УК РСФСР 1922 года закреплял принцип аналогии применения уголовного закона. Ст. 10 УК РСФСР 1922 года содержала положение о том, что в случае отсутствия в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений, нападение или иные меры социальной защиты применяются в соответствии со статьями УК, предусматривающими наиболее сходные по важности и роду преступления, с соблюдением норм Общей части кодекса. Данный принцип был направлен на повышение уровня репрессивности уголовного закона в обход принципа законности. В дальнейшем (УК РСФСР 1926 года, УК РСФСР 1960 года) от этого принципа отказались. Более того, ч. 2 ст. 3 УК РФ 1996 года закрепила положение, в соответствии с которым применение уголовного закона по аналогии не допускается. Данное положение существенно сужает рамки уголовно-правового воздействия, т.е. декриминализирует деяния, близкие к предусмотренным в УК РФ составам, и могущие быть признанными преступлениями.)

2. Изменение норм Особенной части УК.

Применительно к криминализации изменения уголовного закона заключаются в признании определенных общественно опасных деяний преступными путем закрепления признаков составов соответствующих преступлений. Такие изменения могут происходить:

1) путем включения в УК РФ новых составов преступлений;

2) за счет расширения рамок хотя бы одного из элементов уже имеющихся составов преступлений или появления новых признаков этих элементов. Чаще таким изменениям подвержен субъект и объективная сторона преступления. Это происходит вследствие:

— увеличения круга потерпевших;

— расширение рамок состава преступления за счет включения новых способов совершения преступления;

— увеличение круга субъектов преступления;

— за счет расширения в составе предмета преступления;

— за счет изменения характера и объема последствий наказуемых деяний.

Применительно к декриминализации характерны следующие способы изменения уголовно-правовых норм Особенной части УК РФ:

1) исключение конкретных составов преступлений из УК РФ (Например, исключение из Уголовного кодекса такой формы множественности преступлений, как неоднократность, которая широко использовалась в качестве квалифицирующего признака многих составов преступлений.) + (из УК РФ была исключена статья 200, которая предусматривала ответственность за обман потребителей.)

2) сужение рамок составов преступлений:

· сужение круга потерпевших;

· сужение круга субъектов преступления.

· изменение характера и объема последствий, предусмотренных конкретным составом;

· уменьшение способов совершения преступления и др.

Названные выше способы криминализации (декриминализации) деяний не являются исчерпывающими.

___ просто читать как доп. информацию(Прозументов давал на лекции)___

Ст. 10 Уголовного Кодекса РСФСР 1922 г. содержала положение о том, что в случае отсутствия в УК РСФСР прямых указаний на отдельные виды преступлений наказание и иные меры социальной защитой применяются в соответствии со статьями Уголовного Кодекса, предусматривающей наиболее схожих по важности и роду преступлений. Данный принцип был направлен на повышение уровня репрессивности Уголовного закона в обход принципам важности и законности.

Другим примером изменения Общей части является изменение возраста, с которого наступает ответственность. Так, если сравнивать ст. 10 УК РСФСР 1960 г. и ст. 20 УК РФ 1996 г. применительно к преступлениям, ответственность за которые применяется к лицам, не достигшим возраста 16-ти лет, то можно отметить, что в УК РФСФСР 1960 г., в отличие от УК РФ 1996 г., предусматривалась такая ответственность за убийство в состоянии сильного душевного аффекта, убийства при превышении пределов необходимой обороны и др.

Действующий УК РФ декриминализировал эти деяния для лиц в возрасте 14-ти,15-ти лет. В свою очередь УК РФ предусматривает ответственность 14-ти, 15-тилетних за похищение человека, за вымогательство, за неправомерное владение транспортным средством без цели хищения; т.е. произошла криминализация деяний.

При рассмотрении вопроса о возрасте привлечения к уголовной ответственности следует обратить внимание на следующие противоречия, существующие в УК РФ. Субъектом преступлений, предусмотренных ст.ст. 106-108 УК РФ, является лицо, достигшее 16-летнего возраста, в то время как субъектом преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, является лицо, достигшее возраста 14-ти лет.

В случае совершения преступлений, предусмотренных ст.ст. 106-108 УК РФ лицами, достигшими возраста 14-ти, 15-ти лет, их действия квалифицируются по ст. 105 УК РФ, поскольку составы, предусмотренные ст.ст. 106-108 УК РФ являются привилегированными по отношению к общему составу, закрепленному ст. 105 УК РФ.

Утратившая силу ст. 16 УК РФ содержала определение неоднократности преступлений, которое включало в себя и некоторые признаки совокупности преступлений, что вызывало определенные затруднения на практике. Отказ законодателя от неоднократности привёл к тому, что часть признаков неоднократности перешла к повторности. Законодатель отказался от неоднократности, так как она не имела отношения к деянию.

Исключив из УК РФ неоднократность, законодатель расширил понятие совокупности. Вместе с тем, ст. 18 УК РФ также вызывает недоумение. Хотя законодательное определение рецидива и претерпело существенные изменения, однако в целом его уголовно-правовое определение осталось неизменным. В частности, в соответствии с ч. 5 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений влечёт более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

А п. 2 ч. 1 ст. 63 УК РФ, как и ранее, предусматривает рецидив в качестве обстоятельств, отягчающих наказание. Однако рецидив преступлений в настоящее время исключен как квалифицирующее обстоятельство из всех составов преступлений, в которых он ранее был предусмотрен. Ранее дифференциация ответственности за рецидив преступлений предполагала усиление уголовной ответственности по двум направлениям:

1. повышение минимума и максимума санкции за преступление с квалифицированным составом по признаку рецидива;

2. повышение минимума санкции с учётом вида рецидива в соответствии со ст. 68 КУ РФ.

В наст. вр. дифференциация уголовной ответственности за рецидив преступлений предполагает только одно направление – повышение минимума санкции, предусмотренной за совершение преступлений.

В соотв. с ч. 2 ст. 68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее 1/3 части минимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса. Если применить это положение, напр., к рецидивному убийству, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, то наказание за него может быть назначено в виде лишения свободы на срок не ниже 5-ти лет, поскольку 5 лет – есть 1/3 часть от предусмотренной в законе максимальной санкции, когда как минимальный размер санкции по этой статье 6 лет лишения свободы.

Если применить это положение к рецидивному разбою, то наказание за него в соответствии с ч. 2 ст. 68УК и санкцией ч. 1 ст. 162 УК РФ не может быть назначена менее 2 года и 9 мес. лишения свободы; тогда как минимум санкции по ч. 1 ст. 162 УК установлен в 3 года лишения свободы.

Логика положений Уголовного закона в плане дифференциации уголовной ответственности за рецидив была понятной: чем опаснее рецидив – тем выше минимальные размеры санкций. Сегодняшняя ситуация лишена какой-либо логики. В настоящее время для признания рецидива отмечаются не все судимости, а только те судимости, которые имели место при реальном отбывании назначенного наказания.

В старой редакции для признания рецидива и определения его видов имели уголовно-правовое значение все судимости лица, независимо от тяжести совершённых преступлений.

В действующей редакции в соответствии с п. “а” ч. 4 ст. 19 УК РФ для признания рецидива не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести. Получается, что если лицо ранее совершило простую кражу, и было за неё осуждено, а затем в течение срока судимости вновь совершило простую кражу, то рецидива, как обстоятельства, отягчающего наказания, не будет.

Ч. 2 ст. 24 УК РФ также подверглась серьёзным изменениям. На момент принятия этой статьи провозглашался очень важный принцип: деяние, совершённое по неосторожности, признаётся преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьёй особенной части настоящего кодекса. Однако в дальнейшем законодатель отказался от этого принципа.

В соотв. с ФЗ от 25.06.1998 ч. 2 ст. 24 была сформулирована следующим образом: “деяние, совершенное только по неосторожности признаётся преступлениями лишь в случае, когда это предусмотрено специальной статьей Особенной части настоящего Кодекса”. Данная редакция отмечает отход законодателя от провозглашенного ране принципа, предполагавшего наличия в уголовном законодательства четкого деления преступления на умышленные и неосторожные.

Следующим примером изменения норм общей части УК РФ является изменение нормы ч. 4 ст. 35. На протяжении ряда лет под преступным сообществом понималась сплоченная организованная группа, созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях.

В соотв. с ФЗ РФ от 03.11.2009 в ч. 4 ст. 35 УК были внесены изменения. В соответствии с действующей редакции под преступным сообществом понимается организованная структурированная группа или объединение организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Во-первых, законодатель, отказавшись от признака сплоченности, понимает организованную структурированную группу под преступным сообществом. Отметим, что структурированная группа и структурная определенность группы является одним из важнейших признаков организованной преступной группы. В этой связи можно утверждать, что организованная структурированная группа ничем не отличается от организованной группы. По мнению законодателя, основное различие этих групп отличается в цели их объединения. Организованная группа объединяется для совершения одного или нескольких преступлений без указания цели их тяжести, а организованная структурированная группа совершает тяжкие или особо тяжкие преступления или создается для получения материальной или иной финансовой выгоды. Представляется некорректно определять преступное сообщество через направленность его цели на совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Представляется необоснованным указывать в качестве цели преступного сообщества стремление его членов получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Определение цели наживы для преступного сообщества является крайне узким, поскольку у сообщества могут быть и иные цели. Такое определение цели может привести к тому, что некоторые преступления, относящиеся к тяжким или особо тяжким не будут квалифицироваться, как совершенные в составе преступного сообщества, преступной организации (например, терроризм; экстремистские преступления).

Представляется, что цель, которую следовало бы выделить применительно к преступному сообществу, это осуществление преступной деятельности, под которой следует понимать систематическое совершение преступлений, позволяющих осуществлять производство преступной среды. В настоящее время все организаторы ранее совершенных террористических актов уничтожены или отбывают наказание, но их место заняли другие люди; т.е. не устраняется среда, которая восстанавливает и даже увеличивает численность преступников.

Кроме того, преступным сообществом является и объединение организованных групп, действующих под единым руководством. Отличие первой от второй состоит в способе их образования. Структурированная организованная группа предполагает, что она была создана такой изначально или стала такой в процессе изменений, происшедших при совершении преступлений. Объединение же предполагает существование самостоятельных групп, действующих до определенного периода независимо друг от друга, но затем объединивших свои усилия с целью совместного совершения преступлений.

При этом, как при определении организованной группы, так и при определении второй разновидности преступного сообщества, в законе используется термин “объединение”. То есть речь идет не просто о том, что две самостоятельные структуры договорились совершить то или иное преступление совместно, а они слились в одно целое, создав новое преступное образование, которое выступает во вне как единое целое, а не как простоя совокупность составляющих его элементов. Это выражается в таком признаке как единое руководство, который ранее отсутствовал в ч. 4 ст. 35 УК РФ. Введением признака «единое руководство» законодатель хотел подчеркнуть, что преступное сообщество является качество новым образованием, возникающее под единым руководством. Наличие этого свидетельствует о большей степени структурированности, а, следовательно, о большей степени общественной опасности таких объединений.

Вместе с тем, представляется, что цель, определённая законодателем слишком узка, и нее учитывает реально существующие цели у преступных сообществ.

В последние годы неоднократно подвергался изменениям институт необходимой обороны. Наиболее существенные были внесены изменения 01.03.1994. В частности, указывалось, что каждый имеет право на защиту. Это была первая попытка законодателя предъявить единые требования ко всем лицам. В дальнейшем в УК РФ 1996 г. это положение было закреплено и конкретизировано. Так, в ч. 3 ст. 37 УК РФ указано, что положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц, независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно-опасного посягательства или обращаться за помощью к другим лицам или органам власти.

Изменение норм Особенной части. Для криминализации и декриминализации деяний характерны различные способы изменения норм Особенной части УК. Применительно криминализации изменения уголовного закона заключаются в признании определенных общественно-опасных деяний преступными путём закрепления их признаков в соответствующих составов преступлений. Такие изменения могут происходить:

1) путём включения в УК новых составов преступлений;

Введение новых квалифицирующих признаков в существующий состав преступления. Напр., в соответствии с ФЗ от 31.10.2002 в ч. 2 ст. 158 УК РФ было введено новое квалифицирующее обстоятельство «совершение кражи группой лиц». Однако ФЗ от 08.12.2003 это обстоятельство было исключено, поскольку в реальной жизни эта форма соучастия встречается крайне редко и не представляет более высокой общественной опасности по сравнению с кражей, совершённой одним лицом.

Изменения могут происходить за счёт расширения рамок хотя бы одного элемента уже имеющегося состава преступлений; например, за счёт увеличения круга потерпевших, за счёт расширения рамок состава преступления путём включения новых способов его совершения, за счёт увеличения круга субъектов преступления; за счёт расширения в составе предмета преступления.

Применительно к декриминализации характерны следующие способы изменения норм:

1) исключение конкретных составов норм Особенной части УК;

2) сужение рамок существующих составом преступлений;

3) сужение круга субъектов преступлений;

4) изменение характера и объема последствий, предусмотренных конкретным составом;

5) уменьшение способов совершения преступлений;

6) изменение характера и объема последствий предусмотренных определенным преступлений.

Существуют и иные способы криминализации и декриминализации деяний.

 




infopedia.su

Криминализация и декриминализация общественно опасных деяний — курсовая работа

     Введение  в действие любого уголовного закона требует решения вопросов, связанных с обратной силой нового закона. Это тем более относится к введению в действие такого фундаментального законодательного акта, каким является уголовный кодекс. Принятый в условиях проведения в стране экономических, политических и социальных преобразований Уголовный кодекс РФ 1996 г. содержит ряд принципиальных нововведений. Достаточно сказать, что в нем насчитывается до 70 новых составов преступлений. Вместе с тем более 80 преступлений, предусмотренных в УК 1960 г., декриминализировано. По существу ни одна статья Особенной части УК 1996 г., воспринятая из УК 1960 г., не осталась без изменений в диспозиции или в санкции, а чаще всего и в диспозиции и в санкции.

     Для решения вопроса об обратной силе уголовного закона первостепенное значение имеет определение времени совершения преступления. В юридической литературе были высказаны различные мнения по этому вопросу: одни авторы считали временем совершения преступления момент наступления последствий, другие — время совершения общественно опасных действий. УК 1996 г. впервые совершенно определенно высказался по этому вопросу: «Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий» (ч. 2 ст. 9).

     Самым убедительным доводом в пользу такого решения служит пример с  криминализацией общественно опасного деяния, ранее не являвшегося преступным. В данном случае при признании временем совершения преступления момента наступления последствий можно было бы привлечь к уголовной ответственности лицо, совершившее действия в период, когда они не признавались преступными, если последствия наступили после принятия (введения в действие) нового закона, криминализировавшего это деяние. И тогда был бы нарушен принцип виновной ответственности лица, субъективное отношение которого к своим поступкам связано с существовавшим во время совершения им действий законом. Таким образом, юридическим основанием для признания времени совершения общественно опасных действий временем совершения преступления является предусмотренный в ст. 5 УК 1996 г. принцип наличия вины при совершении общественно опасного действия.

     Согласно  ч. 1 ст. 10 УК РФ, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу. УК 1996 г., как отмечалось, декриминализировал более 80 предусмотренных УК 1960 г. преступлений. Не представляет сложности придание закону обратной силы в случаях полной декриминализации деяния. Так, У К 1996 г. исключил ответственность за недоносительство (ст. 88′, 190 УК 1960 г.), уклонение от лечения венерической болезни (ст. 115 ), доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения (ст. 210′) и др. В соответствии со ст. 10 У К 1996 г. производство по делам, возбужденным по данным статьям, подлежит прекращению; лица, осужденные за указанные преступления, должны быть освобождены от отбывания наказания со снятием судимости; с лиц, отбывших наказание, судимость снимается.

     В связи с тем, что новый УК отказался  от административной преюдиции как условия уголовной ответственности при повторном совершении подобных действий, полностью декриминализированы деяния, предусмотренные в ст. 133′, в ч.4 ст. 156, ч. 1 ст. 156″*, в ст. 156^ в ч. 1 ст. 156^, в ст. 162, 162’°, 166′, 167^, 188″, 197, 197′, 200′, 208′, 224\ 225′. Основанием исключения административной преюдиции из уголовного кодекса явилось то, что юридическая природа административного правонарушения от его повторного совершения не меняется: оно остается административным проступком. Здесь тоже дела, возбужденные по перечисленным статьям, подлежат прекращению и лица, осужденные по этим составам преступления, должны быть освобождены от отбывания наказания, с лиц же, отбывших наказание, снимается судимость.

     Вместе с тем в некоторых случаях УК 1996 г. сохранил ответственность за деяния, за которые ранее предусматривалось уголовное наказание при наличии административной преюдиции; исключив из них административную преюдицию, законодатель повысил степень их общественной опасности, включив новые, дополнительные признаки. Например, в ст. 198 УК 1996 г. (уклонение гражданина от уплаты налога — ст. 162′ УК 1960 г.) введен признак «крупный размер неуплаченного налога» в виде суммы, составляющей более двухсот минимальных размеров оплаты труда. К уголовной ответственности гражданин может быть привлечен лишь в случае, если уклонение от уплаты налога в крупном размере было совершено после введения в действие УК 1996 г., поскольку по ст. 162′ УК 1960 г. административная преюдиция требовалась независимо от размера налога, не уплаченного после административного взыскания.

     Отказавшись от административной преюдиции и  включив новые признаки, повышающие общественную опасность деяния, законодатель сохранил ответственность и за незаконное предпринимательство (ст. 162 УК 1960 г., ст. 171 УК 1996 г.), незаконное усыновление (ст. 162″ УК 1960 г., ст. 154 УК 1996 г.), незаконную охоту (ст. 166 УК 1960 г., ст. 258 УК 1996 г.), жестокое обращение с животными (ст. 230′ УК 1960 г., cт. 245 УК 1996 г.).

     Внимательный  и квалифицированный анализ при  решении вопроса о придании закону обратной силы особо необходим в  случае неполной декриминализации деяния. Так, на первый взгляд может показаться, что полностью декриминализировано простое хулиганство (ч. 1 ст. 206 УК 1960 г., ст. 213 УК 1996 г. Проф. С.Г.Келина, например, считает, что «статья 213 УК 1996 г. в части первой соответствует части второй ст. 206 прежнего УК, а деяние, описанное в первой части этой статьи, отныне будет влечь административную ответственность»27. Однако ч. 1 ст. 213 УК 1996 г. предусматривает ответственность не только за грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождавшееся применением насилия, что ранее квалифицировалось по ч. 2 ст. 206 УК, но и в тех случаях, когда хулиганские действия сопровождались угрозой применения насилия, а равно уничтожением или повреждением имущества, что ранее подпадало под признаки ч. 1 ст. 206 УК 1960 г. Если за эти действия, совершенные до 1 января 1997 г., лицо привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 206 УК 1960 г., дело не может быть прекращено, потому что ч. 1 ст. 213 УК 1996 г. за подобные действия тоже предусматривает ответственность, причем более строгую. Соответственно и при осуждении за указанные действия лицо не подлежит освобождению от отбывания наказания.

     Возможны  случаи, когда лицо привлечено к  ответственности по ч. 1 ст. 206 УК 1960 г. за осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. Такие дела тоже не подлежат прекращению в связи с тем, что ответственность за эти действия предусмотрена ст. 214 УК 1996 г. (вандализм). Однако поскольку в ст. 214 УК 1996 г. определено более мягкое в сравнении с ч. 1 ст. 206 УК 1960 г. наказание, действия привлеченного к ответственности лица необходимо квалифицировать по ст. 214 УК 1996 г. Если же лицо осуждено и назначенное судом наказание является более строгим, чем установлено верхним пределом санкции ст. 214 УК 1996 г., то следует в соответствии с ч. 2 ст. 10 У К 1996 г. и ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 4 декабря 1996 г. сократить наказание до максимальных пределов, предусмотренных санкцией ст. 214 УК.

     В УК 1996 г. нет статей об ответственности за сопротивление работнику милиции или народному дружиннику и за оскорбление названных лиц (ст. 191′, 192′ УК 1960 г.). Эти статьи были введены в УК Законом РСФСР от 25 июня 1962 г. в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 г. «Об усилении ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и народных дружинников».

                 Статьи 191′ и 192′ являлись специальными нормами по отношению к ст. 191 и 192, предусматривавшим ответственность соответственно за сопротивление представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, и за их оскорбление. С исключением из УК специальных норм действия, квалифицируемые ранее по ч. 2 ст. 191′ ист. 192′ У К 1960 г., подпадают под признаки соответственно ст. 318 УК 1996 г. (применение насилия в отношении представителя власти) и ст. 319 УК 1996 г. (оскорбление представителя власти). Поскольку ответственность по ст. 318 УК 1996 г. более строгая, чем по ч. 2 ст. 191 УК 1960 г., ст. 318 не имеет обратной силы. Поэтому сопротивление работнику милиции или народному дружиннику, сопряженное с насилием или угрозой применения насилия, а равно принуждение указанных лиц путем насилия или угрозы применения насилия к выполнению явно незаконных действий, совершенные до 1 января 1997 г., должны квалифицироваться по ч. 2 ст. 191′ УК 1960 г.

     Санкция же ст. 319 УК 1996 г. в верхних пределах более мягкая, чем санкция ст. 192′ УК 1960 г. По этой причине оскорбление работника милиции или народного дружинника, совершенное до 1 января 1997 г., подлежит квалификации по ст. 319 УК 1996 г. Ненасильственное сопротивление работнику милиции или народному дружиннику (ч. 1 ст. 191′ УК 1960 г.) декриминализировано, вследствие чего дела, возбужденные по таким деяниям, подлежат прекращению, а лица, осужденные по ч. 1 ст. 191 ,— освобождению от отбывания наказания, если в их действиях не содержится состав иного преступления.

     Статьи 191′ и 192′ УК 1960 г. устанавливали также ответственность за оказание сопротивления военнослужащему и за его оскорбление при исполнении возложенной на него обязанности по охране общественного порядка. Ст. 318,319 исключили военнослужащих из числа потерпевших, в связи, с чем упомянутые действия в отношении этих лиц должны квалифицироваться по статьям об ответственности за преступления против личности.

     УК 1996 г. не содержит специальной статьи, предусматривающей ответственность за посредничество во взяточничестве. Однако это не означает, что дела, возбужденные по ст. 174′ УК 1960 г., подлежат прекращению, а лица, осужденные по данной статье, должны быть освобождены от отбывания наказания.

     Пленум  Верховного суда СССР в п. 8 постановления от 30 марта 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о взяточничестве» определил посредника как «лицо, которое, действуя по поручению взяткодателя или взяткополучателя, непосредственно передает предмет взятки». Из этого разъяснения следует, что посредник может выступать и со стороны взяткодателя (преимущественно), и со стороны взяткополучателя. УК 1996 г. также привязал фигуру посредника и к взяткодателю, и к взяткополучателю: в ч. 1 ст. 290 УК 1996 г. говорится о получении взятки должностным лицом лично или через посредника, а в ч. 1 ст. 292 УК 1996 г. — соответственно о даче взятки должностному лицу лично или через посредника.

     При переквалификации действий лиц, осужденных по ст. 174′ УК 1960 г., должно быть соответственно сокращено наказание до максимальных пределов, предусмотренных в ст. 290, 291 У К 1996 г. Переквалификация в таких случаях необходима и в отношении лиц, которым наказание определено не выше максимальных пределов, установленных ст. 290, 291 УК 1996 г. Это связано с тем, что в основание классификации преступлений на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие (ст. 15 УК 1996 г.) положено максимальное наказание, предусмотренное санкцией соответствующей статьи, и поэтому лицу небезразлично, по какой именно статье ему определено наказание. Так, лицо, которое было осуждено по ч. 2 ст. 174′ УК 1960 г. за посредничество во взяточничестве, совершенное с использованием служебного положения (наказание от 7 до 15 лет лишения свободы), считалось на основании ст. 7′ УК 1960 г. совершившим тяжкое преступление, тогда как при переквалификации указанных действий на ст. 33 и ч. 1 ст. 290 УК 1996 г. (наказание до 5 лет лишения свободы) это преступление в соответствии сост. 15 УК 1996 г. относится к преступлениям средней тяжести.28 
 
 
 
 

Заключение.

 

     В теории уголовного права, под криминализацией общественно опасных деяний понимается включение таковых в Уголовный кодекс в качестве преступных и уголовно наказуемых, осуществляется при наличии достаточной их общественной опасности и распространенности, с учетом целесообразности, а также процессуальной и криминалистической возможности уголовного преследования.

     Декриминализация  осуществляется при условии значительного  снижения степени общественной опасности  деяний, ранее признаваемых преступлениями, а также с учетом возможности эффективной борьбы с декриминализированными деяниями посредством иных, более мягких мер не уголовно-правового характера.

     В процессе решения вопросов криминализации тех или иных деяний постоянно  возникает потребность уточнить форму вины в отдельных составах преступлений. Представляется обоснованной криминализация неосторожных деяний лишь при наличии фактического существования вреда.

     Следует заметить, что научно-технический  прогресс порождает параллельное существование  двух тенденций: определенное расширение области правовой регламентации и рост возможностей для применения к нарушителям тех или иных мер неправового характера. Противоречивость таких тенденций очевидна. Все это требует постоянного поиска оптимальных вариантов решения проблемы. Потребности в развитии инициативы при осуществлении тем или иным лицом его обязанностей входят в противоречие с централизованным контролем со стороны государства, осуществляемым за отклонениями в действиях любого лица. Общая линия на оптимальную декриминализацию, как представляется, должна сохраняться. Повышенная требовательность к дисциплине при использовании техники еще не означает, что должны усилиться меры уголовно-правового принуждения. Однако появление качественно новых технологий приводит к тому, что правовое регулирование распространяется на ранее не регламентировавшиеся уголовным правом области человеческой деятельности (см., например, ст.215, 220, 238, 246 — 248, 254, 269 УК РФ).

     Совершенствование уголовно-правового регулирования, восполнение пробелов и освобождение уголовного законодательства от устаревших и противоречивых норм, облегчение пользования нормативным материалом, повышение уровня юридической культуры уголовного закона — вот те задачи, которые определили суть перестройки систематизации как Уголовного кодекса в целом, так и его разделов, посвященных неосторожным преступлениям. Этот процесс происходил, разумеется, с учетом динамизма, свойственного общественным отношениям, обусловленным использованием человеком техники, их постоянного развития и совершенствования. Как справедливо отмечалось в литературе, рост значения определенной группы общественных отношений может привести к выделению этой группы в качестве самостоятельного родового объекта посягательства (например, общественная безопасность в сфере взаимодействия человека и техники)29
 
 

freepapers.ru

Криминализация семьи через декриминализацию Уголовного кодекса: vlavajir

Во многих странах телесные наказания запрещены не только в школе, но и в семье. В учебниках по педагогике сегодня нет положительных оценок физическим наказаниям в воспитательных целях. Все они указывают на то, что от подобных действий больше вреда, чем пользы. Ребенок становится запуганным, начинает врать, скрываться и замыкаться. Не буду оценивать истинность данных утверждений. Укажу лишь на то, что во многих частных элитных школах и колледжа на Западе, который видится нашим реформатором от образования образцом, по сей день практикуются розги. Что же касается нас с вами, то большинство граждан России считают, что воспитание детей шлепками и подзатыльниками является нормой:

Половина наших соотечественников считают, что шлепки это норма.
А что произойдет с обществом, в котором нормальное поведение станет уголовно наказуемо?
Ведь это не преувеличение. 21 июня 2016 года в третьем чтении Государственная Дума РФ приняла проект законопроекта ФЗ№ 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности», который декриминализует статью 16 ч.1 УК РФ «побои», для всех, кроме близких людей.
Вот текст поправки:
Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы —

наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Вопиющая формулировка – семейный статус обвиняемого приваривается к таким признакам преступления, как ненависть и вражда. Таким образом, семейные отношения становится отягчающим обстоятельством.
Текущая версия ст. 116 УК РФ исключает наказания родителей за шлепок или разборки мужа с женой, т.к. для обвинения необходимо доказательство вражды, ненависти или общественно-опасного характера деяния. Новый же закон, на прямую прописывает уголовную ответственность родственников. При этом, ст. 116 ч.1 выделяется в категорию честно-публичных обвинений, что исключает закрытие дела за примирением сторон. Таким образом, за шлепок ребенка или неприятную (с дракой) ссору с близким человеком вам грозит гарантированная уголовная ответственность без права примирения. А если кто-то посторонний побил вашего близкого человека, то ему на первый раз будет штраф. Интересно, не так ли?! И ведь речь идет о побоях, которые причиняют боль без вреда здоровью.
Есть еще один абсурдный пункт данного законопроекта. Согласно ст.115 ч.1 УК РФ если побои были умышлены с причинением легко вреда здоровью, то буде срок 4 месяца и ЧАСТНОЕ обвинение, т.е. примирение возможно. Это справедливо для всех, в том числе для родственников. Таким образом, если хотите смягчить себе наказание —  бить нужно сильнее.

Удивительно откуда вылез этот законопроект?!
3 декабря 2015 года в своем послании Совету Федерации В.В. Путин  поддержал инициативу Верховного Суда РФ о декриминализации некоторых статей УК РФ не несущих особой опасности для общества, чтоб не портить жизни молодым оступившимся людям. Рекомендация была дана с ключевой оговоркой, что при повторном нарушении закона правонарушитель будет нести уголовную ответственность.
В результате мы видим, что ГД РФ во втором чтении 7 июня принимает законопроект с поправками, криминализирующих семью. И, несмотря на массовые протесты и пикеты родительской общественности, закон принимается в третьем чтении.
Стоит отдельно отметить размах протестов. На акции вышли неравнодушные родители в 50 городах России, в том числе и в Кузбассе: в Кемерово, Новокузнецке и Тайге.


Кемерово

Тайга

Новокузнецк

Предложение о криминализации семи внес депутат ГД от ЕР Павел Крашенинников.

Он уже начал, очень не убедительно, отвечать на ряд статей в СМИ по поводу принимаемого законопроекта. Достойный ответ «народному избраннику» дал представитель РВС А. Коваленин, применив законопроекты, которые продвигает депутат на него самого.

Безграмотный антисемейный закон нужно останавливать силами всех неравнодушных. Кроме принятия участия в пикетах теперь можно подписаться под письмом Президенту, так как он может наложить вето на эту бомбу под семью.

vlavajir.livejournal.com

Понятие преступления. Криминализация и декриминализация деяний

11

«Понятие преступления. Криминализация и декриминализация деяний».

1. Понятие преступления, его признаки

В современном мире преступление не носит классового характера, а понятие о преступном отражает представление, о необходимости уголовно-правовой защиты всеми признанных общечеловеческих ценностей от преступных посягательств.

При этом это вовсе не значит, что тезис о классовой природе преступления является целиком и полностью ошибочным. В истории человеческого общества понятие о преступлении действительно возникло в связи с разделением общества на классы с их антагонистическими в то время противоречиями, с образованием государства и права. И лучшим подтверждением этому является уголовное право рабовладельческого общества. В этом первом в истории классовом обществе преступлениями объявлялись только такие действия, которые представляли опасность для’ интересов господствующего класса. Так, в рабовладельческом государстве даже убийство человека в зависимости от классовой принадлежности убитого либо вовсе не рассматривалось как преступление, либо, наоборот, рассматривалось как тягчайшее преступление. Например, по римскому праву не считалось преступлением убийство рабовладельцем своего раба — это было лишь правомерным уничтожением своего имущества. Вместе с тем малейшее посягательство со стороны раба на интересы рабовладельца считалось тяжким преступлением.

Классовая природа преступления сохранялась и в феодальном обществе. Там преступлением объявлялись такие деяния, которые представляли опасность для феодалов и Церкви. Например, тяжким преступлением считалось малейшее нарушение привилегий помещика: охота на дичь в лесах феодала могла повлечь для крестьянина смертную казнь. Феодалы сами осуществляли правосудие над своими крестьянами.

Самым крупным землевладельцем в феодальном обществе была Церковь. Поэтому всякое расхождение с религиозными догматами рассматривалось как ересь и каралось сожжением на костре. Религиозные преступления рассматривались как наиболее тяжкие.

В ч. 1 ст. 14 УК РФ преступление определяется как «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания «.

Законодательное определение преступления, данное в ст. 14 УК РФ, является формально-материальным, потому что предусматривает как формальный, нормативный признак (запрещенность деяния уголовным законом), так и материальный признак (его общественную опасность). Из законодательной формулировки вытекает, что в понятие преступления входят еще два признака — его виновность и наказуемость. В целом же преступление следует определять как запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие).

Признаки преступления:

Уголовная противоправность (противозаконность) — формальный признак преступления означает законодательное выражение принципа «нет преступления без указания о том в законе». Это значит, что по российскому уголовному праву не допускается (запрещается) применение уголовного закона по аналогии (аналогия преступлений и наказаний). Правоприменительными органами могут быть обнаружены общественно опасные деяния, которые по какой-то причине выпали из поля зрения законодателя и потому не признаны уголовно наказуемыми. Кроме того, общественная опасность деяния не остается чем-то неизменным, раз и навсегда данным. Развитие общественных отношений, научно-технического прогресса может вносить коррективы в критерии признания деяний общественно опасными и наказуемыми. То, что сегодня общественно опасно, завтра может перестать быть таковым, и наоборот, может возникнуть необходимость в запрещении уголовным законом новых деяний. При этом подобное восполнение пробелов относится к компетенции самого законодателя. Суд, прокурор, следователь, орган дознания не вправе давать уголовно-правовую оценку деянию, находящемуся вне сферы уголовно-правового регулирования. Долг правоприменительных органов в случае обнаружения нового вида общественно опасных деяний — поставить вопрос об их законодательном запрещении, об установлении за их совершение уголовной ответственности.

Общественная опасность. Этот признак преступления заключается в способности предусмотренного уголовным законом деяния причинять существенный вред охраняемым уголовным законом объектам (интересам). Общественная опасность, как уже отмечалось, есть материальный признак (внутреннее свойство) преступного деяния, раскрывающий его социальную сущность. Это объективное свойство преступления, не зависящее от воли законодателя. В уголовном законодательстве западноевропейских стран материальный признак преступления (указание на его общественную опасность), как правило, отсутствует. Преступление как разновидность правонарушения и отличается от других правонарушений повышенной вредностью, причинением существенного вреда, охраняемым интересам, т. е. общественной опасностью.

Общественная опасность является внутренней объективной характеристикой преступлений. И попытка отказаться от этой характеристики или от этого признака чревата «выплескиванием ребенка»: без этого признака определение преступления будет недосказанным. Будет не совсем ясно, почему все-таки определенные деяния запрещаются под страхом уголовного наказания. Другое дело, что необходимо изменить традиционное для советской науки уголовного права соотношение материального и формального признаков в определении (понятии) преступления. Необходимо действительно отказаться от принятой трактовки взаимосвязи этих признаков, когда в основу определения кладется материальный признак (общественная опасность), а формальный признак (уголовная ответственность) объявляется производным от него. Видимо, в правовом государстве первое место должен занять признак противоправности.

В ч. 2 ст. 14 УК РФ закреплено положение, в соответствии с которым «не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности». Смысл этого уточнения заключается в том, что одного формального сходства с преступлением еще недостаточно. Вопрос о признании того или иного деяния малозначительным — это вопрос факта. Он находится в компетенции суда, прокурора, следователя и органа дознания. Если деяние будет признано малозначительным (например, кража коробка спичек), то в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством уголовное дело о таком деянии не должно быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.

Так, за самовольное оставление части продолжительностью свыше трех суток (по УК РФ 1996 г. ответственность за это деяние предусмотрена ч. 1 ст. 337) был осужден военный строитель рядовой П. Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке, установила, что П. привлечен к уголовной ответственности и осужден без достаточных к тому оснований. П. самовольно оставил часть с целью навестить больного отца, что подтверждается материалами дела. Кроме того, по делу также установлено, что П. неоднократно обращался к командованию с просьбами о предоставлении ему краткосрочного отпуска, однако в этом ему было отказано; самовольно находился вне части непродолжительное время и самостоятельно возвратился к месту службы, в содеянном чистосердечно раскаялся, за время воинской службы характеризовался положительно. С учетом этих обстоятельств Военная коллегия признала, что содеянное им формально содержит признаки воинского преступления, однако в силу своей малозначительности не представляет общественной опасности и не может влечь уголовной ответственности.

Поэтому Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор по делу П. отменила и дело прекратила за отсутствием в деянии П. состава преступления.

Малозначительное деяние, из-за отсутствия общественной опасности не содержащее в себе состава преступления, может образовать состав иного правонарушения (например, административного или дисциплинарного), и в этом случае к лицу, его совершившему, могут быть применены меры административного или дисциплинарного воздействия, не являющиеся уголовным наказанием.

Виновность. Общественно опасное деяние может быть признано уголовно противоправным лишь тогда, когда оно совершено виновно, т. е. при наличии соответствующего психического отношения лица к деянию и наступившим последствиям в форме умысла или неосторожности (ст. 24—27 УК РФ). Ни одно деяние, какие бы опасные последствия оно ни причинило, не может рассматриваться как преступление, если оно совершено невиновно (понятие вины, умысла и неосторожности будет рассмотрено в главе «Субъективная сторона преступления»).

Наказуемость. Предусмотренность (запрещенность) общественно опасного деяния уголовным законом не означает лишь декларирования запрещенности деяния, но предопределяет обязательное установление за его совершение соответствующего наказания. Это положение зафиксировано в ч. 2 ст. 2 УК РФ, согласно которой УК РФ устанавливает виды наказаний (и иные меры уголовно-правового характера), применяемые к лицам, совершившим преступления. При этом это вовсе не означает, что предусмотренное в уголовном законе наказание обязательно и во всех случаях должно применяться за совершение общественно опасного деяния. Целый ряд статей УК РФ (например, ст. 75—85) позволяет освободить лицо, виновное в совершении преступления, от уголовной ответственности и уголовного наказания. При этом это не меняет тезиса о наказуемости как обязательном признаке преступления: наказание не мыслится без преступления и в связи с этим может быть последствием только реально совершенного лицом преступления.

Вопрос 2. Криминализация и декриминализация деяний

Понятие преступления связано с процессами (процедурой) криминализации и декриминализации. Первая есть законодательное признание определенных деяний преступными и наказуемыми, т. е. установление за их совершение уголовной ответственности. Вторая — это исключение их из числа уголовно наказуемых, т. е. отмена за их совершение уголовной ответственности. Проблемы криминализации и декриминализации связаны, по сути дела, с более общими проблемами развития любого государства и общества. Как уже отмечалось, представление о необходимости запрещения в уголовном законе тех или иных деяний не остается раз и навсегда данным и неизменным. Жизнь обязательно вносит в него свои коррективы. Особенно остро данная проблема встает перед законодателем в период проведения крупных законодательных работ, например при кодификации. При этом следует отметить, что процессы криминализации и декриминализации тесно связаны друг с другом. Так, при любой кодификации ответственность за какие-то деяния исключается, а за какие-то, наоборот, устанавливается.

Общим основание криминализации (так же, как и декриминализации) соответствующих деяний является переоценка степени их общественной опасности. Анализ изменений, внесенных в этом направлении в уголовное законодательство Российской Федерации в перестроечные и следующие за ними годы реформирования общества, позволяет выделить некоторые причины криминализации отдельных деяний.

Во-первых, криминализация может быть связана с отрицательными последствиями научно-технического прогресса, способными влиять на экологические процессы, в конечном счете, причиняющими огромный вред среде обитания человека. Так, в новом УК РФ в ст. 254 установлена уголовная ответственность за порчу земли (по УК РСФСР 1960 г. наказывалось лишь загрязнение водоемов и воздуха). К причинам этого же порядка можно отнести и развитие атомной энергетики, и вообще использование радиоактивных веществ в научно-исследовательских и промышленных целях. Трагедия Чернобыля обострила эту проблему, и в 1988 г. в УК РСФСР была установлена уголовная ответственность за незаконные действия с радиоактивными материалами — их незаконное применение, хранение, использование, передачу, хищение и некоторые другие действия.

Во-вторых, можно выделить и причины криминализации общественно опасных деяний, являющиеся специфическими лишь для определенного периода развития того или иного государства. Применительно к нашему уголовному законодательству это в первую очередь обстоятельства, связанные с происходящими в стране процессами перестройки и дальнейшего реформирования общества. Так, усилия по становлению независимой судебной власти вызвали принятие уголовно-правовых норм об уголовной ответственности за ряд действий, посягающих на судебную власть. Здесь и вмешательство в разрешение судебных дел, и угроза убийством судьи или, например, присяжного заседателя, их оскорбление и умышленное неисполнение судебного решения.

Причины переоценки необходимости запрещения тех или иных деяний в уголовном законе и их наказуемости, приводящие к декриминализации, более разнообразны. Внимательный анализ этого процесса, т. е. исключения из УК РСФСР уголовно-правовых запретов, за последние годы позволяет выделить следующие причины декриминализации:

1) убеждение в неэффективности борьбы с теми или иными деяниями уголовно-правовыми средствами;

2) принципиальное изменение характера общественных отношений, ранее находившихся под охраной уголовного закона;

3) изменение представления о степени общественной опасности деяния;

4) изменение общепринятой нравственной оценки соответ-ствующего деяния;

5) выполнение государством международно-правовых обязательств об охране прав человека.

Причинами первого порядка была вызвана отмена уголовной ответственности за изготовление или хранение без цели сбыта крепких спиртных напитков домашней выработки, а также за изготовление или хранение без цели сбыта аппаратов для их выработки.

Причины второго порядка вызвали, например, отмену в конце 1991 г. уголовной ответственности за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество. Это было обусловлено официальным провозглашением задачи перевода экономики на рыночные рельсы, в связи, с чем указанные деяния из общественно опасных превратились не только в разрешенные, но и общественно полезные.

Причины третьего порядка вызвали отмену уголовной ответственности за нарушение законов о записи актов гражданского состояния. Этот уголовно-правовой запрет существовал в советском уголовном праве десятилетия. Криминал заключался в сокрытии обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, или сообщении ложных сведений органам записи актов гражданского состояния. Дел по таким преступлениям всегда было немного, и среди них первое место занимали те, в которых криминал состоял в заключении брака лицом, состоящим в другом браке.

Криминализация той или иной разновидности поведения человека и существование определенного уголовно-правового запрета должны соответствовать нравственным представлениям общества. Соотношение же правовых и нравственных запретов не является постоянным. Право может и опережать мораль, выступая нравственным ориентиром. Но чаще всего в жизни бывает наоборот. Нельзя забывать о том, что праву как таковому изначально присущ почти неизбежный определенный консерватизм. Закон — всегда «‘вчерашний'» по отношению к сегодняшней жизни. Закон, в том числе и уголовный, может «пропустить момент», когда нравственные запреты по какому-то вопросу, допустим, ослабли, и тогда он оказывается неподкрепленным нравственными началами. Поэтому встает вопрос о декриминализации соответствующего запрещенного уголовным законом деяния (например, с исключением уголовной ответственности за ненасильственное мужеложство без отягчающих обстоятельств).

Применение уголовно-правовых санкций к человеку (хотя и преступнику) — это всегда ограничение его прав и свобод. Поэтому одна из задач уголовно-правовой науки — обоснование пределов этих ограничений и выработка соответствующих рекомендаций законодателю. До недавнего времени существование целого ряда уголовно» правовых норм противоречило Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., и последующим международно-правовым актам о правах человека, и поэтому были исключены статьи о нарушении свободы совести, об ответственности за нарушение правил паспортной системы, за занятие бродяжничеством или попрошайничеством либо ведение иного паразитического образа жизни, за распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, и некоторые другие.

Проблема декриминализации не связана лишь с проблемой Особенной части уголовного права и формулированием конкретных уголовно-правовых запретов. Декриминализация может быть достигнута и в результате внесения соответствующих изменений в нормы Общей части уголовного закона. Так, своеобразной разновидностью декриминализации можно признать изменение в статьях УК РСФСР об укрывательстве и недонесении. Из круга субъектов укрывательства были исключены супруг и близкие родственники лица, совершившего преступление, а из числа тех, кто должен отвечать за недонесение, еще и священнослужитель, которому о преступлении стало известно из исповеди. Новый УК РФ продолжил эту тенденцию: недонесение было исключено из числа уголовно наказуемых деяний (при всём этом уголовная ответственность за укрывательство преступлений сохранилась — ст. 316 У К РФ).

Иногда может произойти и фактическая частичная декрими-нализация — без изменения «буквы» закона. Это может быть связано с новым толкованием сохраняющей силу уголовно-правовой нормы, сужающим объем запрещаемого этой нормой поведения (примером является сегодняшнее толкование состава изготовления или сбыта порнографических предметов). Сегодня общественное сознание и мораль оказались более терпимыми к этим явлениям, и в последние годы, отечественными кинематографистами созданы такие фильмы, которые раньше однозначно были бы расценены как, безусловно, порнографические, а создатели и демонстраторы этих кинокартин были бы привлечены к уголовной ответственности. В этом отношении сама ст. 228 УК РСФСР об ответственности за порнографию не подвергалась изменению, но изменилось правосознание судей и следователей вследствие изменения нравственных представлений общества на этот счет, что и привело к фактической декриминализации некоторых видов поведения, ранее образующего состав этого преступления.

referatwork.ru

Понятие преступления. Криминализация и декриминализация деяний

Понятие преступления. Криминализация и декриминализация деяний

«Понятие преступления. Криминализация и декриминализация деяний».

1. Понятие преступления, его признаки

В современном мире преступление не носит классового характера, а понятие о преступном отражает представление, о необходимости уголовно-правовой защиты всеми признанных общечеловеческих ценностей от преступных посягательств.

Однако это вовсе не значит, что тезис о классовой природе преступления является целиком и полностью ошибочным. В истории человеческого общества понятие о преступлении действительно возникло в связи с разделением общества на классы с их антагонистическими в то время противоречиями, с образованием государства и права. И лучшим подтверждением этому является уголовное право рабовладельческого общества. В этом первом в истории классовом обществе преступлениями объявлялись только такие действия, которые представляли опасность для’ интересов господствующего класса. Так, в рабовладельческом государстве даже убийство человека в зависимости от классовой принадлежности убитого либо вовсе не рассматривалось как преступление, либо, наоборот, рассматривалось как тягчайшее преступление. Например, по римскому праву не считалось преступлением убийство рабовладельцем своего раба — это было лишь правомерным уничтожением своего имущества. Вместе с тем малейшее посягательство со стороны раба на интересы рабовладельца считалось тяжким преступлением.

Классовая природа преступления сохранялась и в феодальном обществе. Там преступлением объявлялись такие деяния, которые представляли опасность для феодалов и Церкви. Например, тяжким преступлением считалось малейшее нарушение привилегий помещика: охота на дичь в лесах феодала могла повлечь для крестьянина смертную казнь. Феодалы сами осуществляли правосудие над своими крестьянами.

Самым крупным землевладельцем в феодальном обществе была Церковь. Поэтому всякое расхождение с религиозными догматами рассматривалось как ересь и каралось сожжением на костре. Религиозные преступления рассматривались как наиболее тяжкие.

В ч. 1 ст. 14 УК РФ преступление определяется как «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания «.

Законодательное определение преступления, данное в ст. 14 УК РФ, является формально-материальным, потому что предусматривает как формальный, нормативный признак (запрещенность деяния уголовным законом), так и материальный признак (его общественную опасность). Из законодательной формулировки вытекает, что в понятие преступления входят еще два признака — его виновность и наказуемость. В целом же преступление следует определять как запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (действие или бездействие).

Признаки преступления:

Уголовная противоправность (противозаконность) — формальный признак преступления означает законодательное выражение принципа «нет преступления без указания о том в законе». Это значит, что по российскому уголовному праву не допускается (запрещается) применение уголовного закона по аналогии (аналогия преступлений и наказаний). Правоприменительными органами могут быть обнаружены общественно опасные деяния, которые по какой-то причине выпали из поля зрения законодателя и потому не признаны уголовно наказуемыми. Кроме того, общественная опасность деяния не остается чем-то неизменным, раз и навсегда данным. Развитие общественных отношений, научно-технического прогресса может вносить коррективы в критерии признания деяний общественно опасными и наказуемыми. То, что сегодня общественно опасно, завтра может перестать быть таковым, и наоборот, может возникнуть необходимость в запрещении уголовным законом новых деяний. Однако подобное восполнение пробелов относится к компетенции самого законодателя. Суд, прокурор, следователь, орган дознания не вправе давать уголовно-правовую оценку деянию, находящемуся вне сферы уголовно-правового регулирования. Долг правоприменительных органов в случае обнаружения нового вида общественно опасных деяний — поставить вопрос об их законодательном запрещении, об установлении за их совершение уголовной ответственности.

Общественная опасность. Этот признак преступления заключается в способности предусмотренного уголовным законом деяния причинять существенный вред охраняемым уголовным законом объектам (интересам). Общественная опасность, как уже отмечалось, есть материальный признак (внутреннее свойство) преступного деяния, раскрывающий его социальную сущность. Это объективное свойство преступления, не зависящее от воли законодателя. В уголовном законодательстве западноевропейских стран материальный признак преступления (указание на его общественную опасность), как правило, отсутствует. Преступление как разновидность правонарушения и отличается от других правонарушений повышенной вредностью, причинением существенного вреда, охраняемым интересам, т. е. общественной опасностью.

Общественная опасность является внутренней объективной характеристикой преступлений. И попытка отказаться от этой характеристики или от этого признака чревата «выплескиванием ребенка»: без этого признака определение преступления будет недосказанным. Будет непонятно, почему все-таки определенные деяния запрещаются под страхом уголовного наказания. Другое дело, что необходимо изменить традиционное для советской науки уголовного права соотношение материального и формального признаков в определении (понятии) преступления. Необходимо действительно отказаться от принятой трактовки взаимосвязи этих признаков, когда в основу определения кладется материальный признак (общественная опасность), а формальный признак (уголовная ответственность) объявляется производным от него. Видимо, в правовом государстве первое место должен занять признак противоправности.

В ч. 2 ст. 14 УК РФ закреплено положение, в соответствии с которым «не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности». Смысл этого уточнения заключается в том, что одного формального сходства с преступлением еще недостаточно. Вопрос о признании того или иного деяния малозначительным — это вопрос факта. Он находится в компетенции суда, прокурора, следователя и органа дознания. Если деяние будет признано малозначительным (например, кража коробка спичек), то в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством уголовное дело о таком деянии не должно быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.

Так, за самовольное оставление части продолжительностью свыше трех суток (по УК РФ 1996 г. ответственность за это деяние предусмотрена ч. 1 ст. 337) был осужден военный строитель рядовой П. Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке, установила, что П. привлечен к уголовной ответственности и осужден без достаточных к тому оснований. П. самовольно оставил часть с целью навестить больного отца, что подтверждается материалами дела. Кроме того, по делу также установлено, что П. неоднократно обращался к командованию с просьбами о предоставлении ему краткосрочного отпуска, однако в этом ему было отказано; самовольно находился вне части непродолжительное время и самостоятельно возвратился к месту службы, в содеянном чистосердечно раскаялся, за время воинской службы характеризовался положительно. С учетом этих обстоятельств Военная коллегия признала, что содеянное им формально содержит признаки воинского преступления, однако в силу своей малозначительности не представляет общественной опасности и не может влечь уголовной ответственности.

Поэтому Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор по делу П. отменила и дело прекратила за отсутствием в деянии П. состава преступления.

Малозначительное деяние, из-за отсутствия общественной опасности не содержащее в себе состава преступления, может образовать состав иного правонарушения (например, административного или дисциплинарного), и в этом случае к лицу, его совершившему, могут быть применены меры административного или дисциплинарного воздействия, не являющиеся уголовным наказанием.

Виновность. Общественно опасное деяние может быть признано уголовно противоправным лишь тогда, когда оно совершено виновно, т. е. при наличии соответствующего психического отношения лица к деянию и наступившим последствиям в форме умысла или неосторожности (ст. 24—27 УК РФ). Ни одно деяние, какие бы опасные последствия оно ни причинило, не может рассматриваться как преступление, если оно совершено невиновно (понятие вины, умысла и неосторожности будет рассмотрено в главе «Субъективная сторона преступления»).

Наказуемость. Предусмотренность (запрещенность) общественно опасного деяния уголовным законом не означает лишь декларирования запрещенности деяния, но предопределяет обязательное установление за его совершение  соответствующего наказания. Это положение зафиксировано в ч. 2 ст. 2 УК РФ, согласно которой УК РФ устанавливает виды наказаний (и иные меры уголовно-правового характера), применяемые к лицам, совершившим преступления. Однако это вовсе не означает, что предусмотренное в уголовном законе наказание обязательно и во всех случаях должно применяться за совершение общественно опасного деяния. Целый ряд статей УК РФ (например, ст. 75—85) позволяет освободить лицо, виновное в совершении преступления, от уголовной ответственности и уголовного наказания. Однако это не меняет тезиса о наказуемости как обязательном признаке преступления: наказание не мыслится без преступления и в связи с этим может быть последствием только реально совершенного лицом преступления.

Вопрос 2. Криминализация и декриминализация деяний

Понятие преступления связано с процессами (процедурой) криминализации и декриминализации. Первая есть законодательное признание определенных деяний преступными и наказуемыми, т. е. установление за их совершение уголовной ответственности. Вторая — это исключение их из числа уголовно наказуемых, т. е. отмена за их совершение уголовной ответственности. Проблемы криминализации и декриминализации связаны, по сути дела, с более общими проблемами развития любого государства и общества. Как уже отмечалось, представление о необходимости запрещения в уголовном законе тех или иных деяний не остается раз и навсегда данным и неизменным. Жизнь обязательно вносит в него свои коррективы. Особенно остро данная проблема встает перед законодателем в период проведения крупных законодательных работ, например при кодификации. При этом следует отметить, что процессы криминализации и декриминализации тесно связаны друг с другом. Так, при любой кодификации ответственность за какие-то деяния исключается, а за какие-то, наоборот, устанавливается.

Общим основание криминализации (так же, как и декриминализации) соответствующих деяний является переоценка степени их общественной опасности. Анализ изменений, внесенных в этом направлении в уголовное законодательство Российской Федерации в перестроечные и следующие за ними годы реформирования общества, позволяет выделить некоторые причины криминализации отдельных деяний.

Во-первых, криминализация может быть связана с отрицательными последствиями научно-технического прогресса, способными влиять на экологические процессы, в конечном счете, причиняющими огромный вред среде обитания человека. Так, в новом УК РФ в ст. 254 установлена уголовная ответственность за порчу земли (по УК РСФСР 1960 г. наказывалось лишь загрязнение водоемов и воздуха). К причинам этого же порядка можно отнести и развитие атомной энергетики, и вообще использование радиоактивных веществ в научно-исследовательских и промышленных целях. Трагедия Чернобыля обострила эту проблему, и в 1988 г. в УК РСФСР была установлена уголовная ответственность за незаконные действия с радиоактивными материалами — их незаконное применение, хранение, использование, передачу, хищение и некоторые другие действия.

Во-вторых, можно выделить и причины криминализации общественно опасных деяний, являющиеся специфическими лишь для определенного периода развития того или иного государства. Применительно к нашему уголовному законодательству это в первую очередь обстоятельства, связанные с происходящими в стране процессами перестройки и дальнейшего реформирования общества. Так, усилия по становлению независимой судебной власти вызвали принятие уголовно-правовых норм об уголовной ответственности за ряд действий, посягающих на судебную власть. Здесь и вмешательство в разрешение судебных дел, и угроза убийством судьи или, например, присяжного заседателя, их оскорбление и умышленное неисполнение судебного решения.

Причины переоценки необходимости запрещения тех или иных деяний в уголовном законе и их наказуемости, приводящие к декриминализации, более разнообразны. Внимательный анализ этого процесса, т. е. исключения из УК РСФСР уголовно-правовых запретов, за последние годы позволяет выделить следующие причины декриминализации:

1) убеждение в неэффективности борьбы с теми или иными деяниями уголовно-правовыми средствами;

2) принципиальное изменение характера общественных отношений, ранее находившихся под охраной уголовного закона;

3) изменение представления о степени общественной опасности деяния;

4) изменение общепринятой нравственной оценки соответ­ствующего деяния;

5) выполнение государством международно-правовых обязательств об охране прав человека.

Причинами первого порядка была вызвана отмена уголовной ответственности за изготовление или хранение без цели сбыта крепких спиртных напитков домашней выработки, а также за изготовление или хранение без цели сбыта аппаратов для их выработки.

Причины второго порядка вызвали, например, отмену в конце 1991 г. уголовной ответственности за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество. Это было обусловлено официальным провозглашением задачи перевода экономики на рыночные рельсы, в связи, с чем указанные деяния из общественно опасных превратились не только в разрешенные, но и общественно полезные.

Причины третьего порядка вызвали отмену уголовной ответственности за нарушение законов о записи актов гражданского состояния. Этот уголовно-правовой запрет существовал в советском уголовном праве десятилетия. Криминал заключался в сокрытии обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, или сообщении  ложных сведений органам записи актов гражданского состояния. Дел по таким преступлениям всегда было немного, и среди них первое место занимали те, в которых криминал состоял в заключении брака лицом, состоящим в другом браке.

Криминализация той или иной разновидности поведения человека и существование определенного уголовно-правового запрета должны соответствовать нравственным представлениям общества. Соотношение же правовых и нравственных запретов не является постоянным. Право может и опережать мораль, выступая нравственным ориентиром. Но чаще всего в жизни бывает наоборот. Нельзя забывать о том, что праву как таковому изначально присущ почти неизбежный определенный консерватизм. Закон — всегда «‘вчерашний'» по отношению к сегодняшней жизни. Закон, в том числе и уголовный, может «пропустить момент», когда нравственные запреты по какому-то вопросу, допустим, ослабли, и тогда он оказывается неподкрепленным нравственными началами. Поэтому встает вопрос о декриминализации соответствующего запрещенного уголовным законом деяния (например, с исключением уголовной ответственности за ненасильственное мужеложство без отягчающих обстоятельств).

Применение уголовно-правовых санкций к человеку (хотя и преступнику) — это всегда ограничение его прав и свобод. Поэтому одна из задач уголовно-правовой науки — обоснование пределов этих ограничений и выработка соответствующих рекомендаций законодателю. До недавнего времени существование целого ряда уголовно» правовых норм противоречило Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., и последующим международно-правовым актам о правах человека, и поэтому были исключены статьи о нарушении свободы совести, об ответственности за нарушение правил паспортной системы, за занятие бродяжничеством или попрошайничеством либо ведение иного паразитического образа жизни, за распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, и некоторые другие.

Проблема декриминализации не связана лишь с проблемой Особенной части уголовного права и формулированием конкретных уголовно-правовых запретов. Декриминализация может быть достигнута и в результате внесения соответствующих изменений в нормы Общей части уголовного закона. Так, своеобразной разновидностью декриминализации можно признать изменение в статьях УК РСФСР об укрывательстве и недонесении. Из круга субъектов укрывательства были исключены супруг и близкие родственники лица, совершившего преступление, а из числа тех, кто должен отвечать за недонесение, еще и священнослужитель, которому о преступлении стало известно из исповеди. Новый УК РФ продолжил эту тенденцию: недонесение было исключено из числа уголовно наказуемых деяний (при этом уголовная ответственность за укрывательство преступлений сохранилась — ст. 316 У К РФ).

Иногда может произойти и фактическая частичная декрими-нализация — без изменения «буквы» закона. Это может быть связано с новым толкованием сохраняющей силу уголовно-правовой нормы, сужающим объем запрещаемого этой нормой поведения (примером является сегодняшнее толкование состава изготовления или сбыта порнографических предметов). Сегодня общественное сознание и мораль оказались более терпимыми к этим явлениям, и в последние годы, отечественными кинематографистами созданы такие фильмы, которые раньше однозначно были бы расценены как, безусловно, порнографические, а создатели и демонстраторы этих кинокартин были бы привлечены к уголовной ответственности. В этом отношении сама ст. 228 УК РСФСР об ответственности за порнографию не подвергалась изменению, но изменилось правосознание судей и следователей вследствие изменения нравственных представлений общества на этот счет, что и привело к фактической декриминализации некоторых видов поведения, ранее образующего состав этого преступления.


diplomba.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.