Признание договора социального найма недействительным – Спор о признании недействительным договора социального найма жилого помещения (на основании судебной практики Московского городского суда) — Адвокат в Самаре и Москве

Признание договора социального найма недействительным

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, сама по себе не свидетельствует о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

 


ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ПО ТЕЛЕФОНУ БЕСПЛАТНО!

(звонок на номер бесплатный)

Необходима юридическая помощь?

ОБРАЩЕНИЕ В СУД

Необходима квалифицированная помощь для составления искового заявления в суд?

ОФОРМЛЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ

Требуется составить претензию, жалобу или правильно оформить необходимые документы?

ЗАЩИТА ВАШИХ ПРАВ

Нужно урегулировать спор в досудебном порядке или восстановить и защитить нарушенные права в суде?

ВЗЫСКАНИЕ ДЕНЕГ

Хотите взыскать в суде свои деньги? Возникли затруднения в исполнительном производстве?

 

Начните с консультации юриста

По телефону предоставляется БЕСПЛАТНО!

Оставьте заявку на юридическую консультацию или позвоните по телефону горячей линии

(звонок на номер бесплатный)

Гарантируем 100% конфиденциальность вашей заявки

 

Как мы работаем

Мы принимаем ваш звонок или заявку и соединяем вас с юристом

Вы рассказываете о своей проблеме юристу и формулируете вопрос

Юрист дает бесплатную консультацию о способах решения вашего вопроса

 

Преимущества нашей консультации

Решаем любые
юридические вопросы

Мы объединяем специалистов из разных областей права. Все юристы имеют практический опыт работы, позволяющий им находить наиболее верный путь решения вашей юридической проблемы.

Опыт,
профессионализм

Юристы постоянно отслеживают изменения законодательства, анализируют судебную практику, особенности разрешения различных споров.

Экономия
времени

Вы сокращаете время на поиск юриста, который сможет решить вашу проблему, благодаря бесплатной юридической консультации онлайн по телефону.

Бесплатная
консультация

Юридическая консультация по телефону совершенно бесплатна! Для нас это отличная возможность продемонстрировать вам свой уровень профессионализма и знаний.

Полная
конфиденциальность

Сведения в заявке необходимы только для того, чтобы связаться с вами. Мы гарантируем, что информация по вашей заявке будет доступна только специалисту, который даст вам консультацию.

Возмещение
затрат

В большинстве случаев расходы на юриста возмещаются, если дело доходит до суда. В таком случае и юридические услуги для вас становятся бесплатными.


Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас
8 (800) 333-06-18


Администрация Чеховского муниципального района обратилась с иском к Д., С., Ф-вым и АКБ «Мособлбанк» о признании недействительными договора социального найма квартиры, постановления администрации, договора на передачу квартиры в собственность граждан, договора дарения и договора купли-продажи, прекращении записи в ЕГРП, ссылаясь на то, что спорная квартира незаконно выбыла из владения администрации Чеховского муниципального района, поскольку договор социального найма, заключенный между администрацией района и Д., является недействительным, т.к. Д. в администрации на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий не состоял, и оснований для предоставления ему жилого помещения не имелось.

Приватизировав квартиру, Д. подарил ее С., а та продала квартиру Ф.

Одновременно истец просил прекратить ипотеку по кредитному договору, заключенному между АКБ «Мособлбанк» (ОАО) и Ф. в отношении спорной квартиры и погасить регистрационную запись об ипотеке.

Решением Чеховского городского суда Московской области от 20 ноября 2014 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 01 июля 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум указал на допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права.

Удовлетворяя иск, суд признал, что договор социального найма жилого помещения был заключен администрацией Чеховского муниципального района с Д. без законных оснований, поскольку Д. на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий не состоял, а также указал, что в журнале выдачи договоров социального найма и служебного найма администрации Чеховского муниципального района названный договор не зарегистрирован.

Суд признал недействительными договор дарения спорной квартиры, заключенный между Д. и С., и договор купли-продажи, заключенный между С. и Ф., поскольку договор социального найма жилого помещения является ничтожной сделкой, не влекущей юридических последствий, и все последующие сделки со спорным жилым помещением являются недействительными (ничтожными).

Указав на то, что Ф.Н.А. и несовершеннолетняя Ф.А.К. вселены в спорную квартиру на основании ничтожной сделки, суд выселил их из спорной квартиры, выбывшей из владения администрации Чеховского муниципального района в результате преступных действий должностных лиц и составления незаконных документов.

Одновременно суд в соответствии со ст.302 ГК РФ истребовал квартиру из владения Ф. и признал, что подлежит прекращению ипотека в отношении спорной квартиры.

С данными выводами суда президиум не согласился и указал, что судом было установлено, что спорная квартира выбыла из владения собственника в результате преступных действий должностных лиц, что подтверждается вступившим в законную силу приговором Чеховского городского суда от 12.02.2014 г., согласно которому начальник отдела по учету, распределению и обмену жилья администрации Чеховского муниципального района и первый заместитель главы администрации Чеховского муниципального района признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.2 ст.292 УК РФ и ч. 1 ст. 293 УК РФ. По смыслу приговора, действия уполномоченных лиц администрации Чеховского муниципального района были направлены на совершение сделок со спорной квартирой.

При разрешении спора судами не принято во внимание, что согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Как разъяснено в п. 39 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», по смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

О наличии воли на выбытие квартиры из владения публично-правового образования могут свидетельствовать действия, направленные на передачу владения иному лицу, в частности, действия уполномоченного органа публично-правового образования по предоставлению жилого помещения по договору социального найма, а также последующему заключению договора передачи жилья в собственность гражданина (далее — договор передачи), даже если для этого отсутствовали законные основания, а также представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, документов для регистрации перехода права собственности.

Судом при рассмотрении дела данные обстоятельства учтены не были.

Поскольку было установлено, что Д. в администрации Чеховского муниципального района на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий не состоял, суду необходимо было исходить из действительной воли уполномоченных лиц публично-правового образования по предоставлению жилого помещения по договору социального найма.

В данном случае, являясь стороной не только договора социального найма, но и договора передачи квартиры в собственность истец был обязан и имел возможность проверить подлинность документов, представленных при заключении соответствующих договоров, но не сделал этого.

При этом доказательств недобросовестности Ф., который приобрел квартиру в собственность по возмездному договору, в судебных актах не приведено, не учтено также, что право собственности продавца С. на квартиру было зарегистрировано в ЕГРП при отсутствии каких-либо ограничений или обременений.

При таких обстоятельствах суд неправильно истребовал у добросовестного приобретателя Ф. квартиру в пользу истца, незаконно прекратил ипотеку по кредитному договору между АКБ «Мособлбанк» (ОАО) и Ф., и выселил Ф.Н.А. с несовершеннолетней Ф.А.К.

Допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление президиума № 144 от 13 апреля 2016 г.

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за II квартал 2016 года

xn——6kcbbhqizbenhcpd3afm5aqjgzx5fn5mrb1bm.xn--p1ai

Признание обмена жильем, предоставленным по договорам социального найма, недействительным

Энциклопедия МИП » Жилищное право » Найм жилого помещения » Признание обмена жильем, предоставленным по договорам социального найма, недействительным

Признание обмена жилыми помещениями недействительным должно быть обусловлено весомыми аргументами.

Обмен жилыми помещениями, которые были предоставлены на основе договора социального найма, признается одним из ключевых прав гражданина РФ. Эта норма закреплена в ст. 72 ЖК РФ. Подобное действо требует от субъектов правоотношений соблюдения конкретного законодательного порядка. Отступление от него может стать причиной того, что соглашение обмена будет признано недействительным. Это регламентировано ст. 75 ЖК РФ.

Признание договора недействительным

Признание обмена жилыми помещениями недействительным должно быть обусловлено весомыми аргументами, которые прописаны в российском законодательстве. Эти основания содержит как Жилищный кодекс, так и гражданское законодательство.
Если обратиться к жилищному законодательству, то в этом случае можно вывести следующие основания признания договора недействительным:

  • договор обмена жилья по контракту соцнайма был осуществлен без соблюдения законодательного порядка;
  • к нанимателю истцом был предъявлен иск, в котором прописано условие о расторжении или изменении договора соцнайма;
  • дом, в котором планировалось провести сделку по обмену жилья, признан аварийным и непригодным для проживания;
  • объектом бартера выступает квартира, которая наделена статусом служебного жилья;
  • во время бартера подразумевается вселение по договору соцнайма лица, у которого имеется тяжелая форма хронического заболевания.

Кроме того, основания для признания договора обмена нелегитимным также подразумевают случаи, когда сделка носит исключительно корыстный или же фиктивный характер.

Неправомерные действия одной из сторон как причина признания обмена недействительным

Признание договора недействительным может происходить в случае, если одним из субъектов правовой сделки были совершены неправомерные действия. Подобные дела были распространены в 90-е годы 20 столетия, когда 3 лица пытались путем обмана завладеть имуществом из социального фонда. Для этого к престарелым бабушкам и дедушкам поселяли молодых жильцов под видом родственников, чтобы в дальнейшем воплотить на практике родственный обмен.

Несмотря на то, что жилищное законодательство претерпело в последние годы детальную модификацию, в юридической практике, которая касается данной правовой сферы, все также распространены и актуальны разбирательства, основанием которого выступают неправомерные действия одного из участников.

Право заявить требование о недействительности обмена

Если обмен жилого помещения, предоставленного субъекту на основании договора соцнайма, осуществляется без учета прав и интересов нанимателя, то есть путем обмана или злоупотребления доверием, то пострадавший участник сделки может обратиться за помощью в компетентный орган.

Категории лиц, кто имеет законное право обратиться за помощью в правоохранительные органы, прописаны в ст. 75 ЖК РФ. В частности, выделяются две основные когорты субъектов:

  • сами наниматели или же члены семьи, чьи интересы были ущемлены или полностью проигнорированы;
  • прокурор, который выступает от имени пострадавшего лица.

Однако во втором случае стоит упомянуть о том, что делегация полномочий возможна только при определенных условиях: если субъект правоотношений не может сам представлять свои интересы по состоянию своего здоровья, самочувствия, достижения конкретного возраста или в случае признания его недееспособным. Эта правовая норма закрепляется ГПК РФ, а именно статьей под № 45.

Последствия признания обмена недействительным

Обратившись к нормам ГК РФ, можно сделать вывод о том, что сделка по обмену жилого помещения на основании договора социального найма, которая была признана судом недействительной, подразумевает для лиц, повинных в сложившейся ситуации, наступление определенных последствий. В частности, статьей 167 ГК РФ регламентируется, что по судебному решению участники сделки должны вернуть друг другу имущество, которое им принадлежало до заключения договора бартера (двусторонняя реституция).

Что касается признания обменного бартера недействительным по причине противоправного действия одного из участников соглашения, то ст. 75 ЖК РФ возлагает на повинное лицо санкции в виде возмещения пострадавшему субъекту всех убытков, которые он понес в процессе сделки.

При этом, согласно ГК РФ, убытки – это не только реальные затраты стороны, но и упущенная выгода, которую он мог извлечь, если бы сделка не состоялась. Поэтому нарушителю законодательства придется возместить оба вида убытков в материальном воплощении, то есть посредством денежной компенсации.

Двусторонняя реституция

Но ключевым юридическим последствием для участников сделки обмена жилья признается двусторонняя реституция. При этом возвращение имущества, обмененного в процессе сделки, должно осуществляться в натуре. При невозможности вернуть объект в исходном состоянии, на лицо накладывается обязательство выплатить полную стоимость в денежном эквиваленте.

Двусторонняя реституция – правовой, санкционный механизм, который возникает во всех случаях признания договора обмена недействительным. Исключения из общего правила здесь не предусмотрены. В частности, она возникает в ситуациях, когда сделка признана недействительной по основаниям:

  • нарушения законодательного порядка проведения бартера и регистрации нового договора;
  • если не были учтены права и интересы несовершеннолетних или недееспособных лиц;
  • если сделка осуществлялась при введении другой стороны в заблуждение или обман;
  • если гражданин, согласившийся на сделку, не мог отдавать отчет своим действиям и пр.

Таким образом, двусторонняя реституция – это гарантия защиты прав всех участников договора обмена жилья, выделенного им для пользования из социального фонда.

advokat-malov.ru

Признание недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма

(Бакирова Е.) («Арбитражный и гражданский процесс», 2008, N 8) Текст документа

ПРИЗНАНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ РЕШЕНИЯ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ ПО ДОГОВОРУ СОЦИАЛЬНОГО НАЙМА

Е. БАКИРОВА

Бакирова Е., доцент кафедры гражданского права и процесса Белгородского государственного университета, кандидат юридических наук.

Достаточно сложно в современных условиях решить вопрос о возможности признания решения о предоставлении жилого помещения недействительным и, что самое главное, последствиях такого решения. Как известно, ранее в соответствии со ст. 48 Жилищного кодекса РСФСР (далее — ЖК РСФСР) <1> ордер мог быть признан недействительным в судебном порядке в течение 3 лет со дня его выдачи в случаях представления гражданами не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, нарушения прав других граждан или организаций на указанное в ордере жилое помещение, неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилого помещения, а также в иных случаях нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений. Последствия признания ордера недействительным отличались в зависимости от наличия или отсутствия добросовестности в действиях лиц, получивших ордер, однако в любом случае из спорного жилого помещения они выселялись (ст. 100 ЖК РСФСР). ——————————— <1> Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

В связи с тем что в новом Жилищном кодексе Российской Федерации <2> (далее — ЖК РФ) этот вопрос не урегулирован, в литературе высказано суждение, что в настоящее время при принятии решения о предоставлении жилого помещения без достаточных к тому оснований (ч. ч. 1 и 2 ст. 57 ЖК РФ) договор социального найма, заключенный на его основании, будет являться ничтожным как сделка, не соответствующая закону (ст. 168 ГК РФ), и поэтому необходимо обращаться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 167 ГК РФ) <3>. Проблема заключается, однако, в том, что признать договор социального найма противоречащим закону (с учетом того, что он заключается в соответствии с Типовым договором) практически невозможно, и поэтому закону противоречит не столько договор социального найма, сколько то решение о предоставлении жилого помещения, на основании которого он, в свою очередь, заключен. Однако решение о предоставлении жилого помещения обладает ярко выраженной публично-правовой принадлежностью, в связи с чем вопрос о признании его недействительным должен рассматриваться по правилам производства по делам, возникающим из публичных отношений, а не в порядке искового производства, в котором рассматривается требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Поэтому требование о применении этих последствий может быть рассмотрено только после того, как в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, признано недействительным решение о предоставлении жилого помещения. При этом признание решения о предоставлении жилого помещения недействительным, по сути, будет иметь преюдициальное значение для рассмотрения вопроса о применении последствий недействительности к договору социального найма в порядке искового производства. ——————————— <2> Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 14. <3> Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под ред. П. В. Крашенинникова. М., 2005. С. 371.

Однако отсутствие в новом жилищном законодательстве оснований и последствий признания недействительным решения о предоставлении жилого помещения и заключенного на его основе договора социального найма приводит не только к проблемам выбора надлежащей процедуры для признания недействительными указанных актов. Главный же недостаток подобного законодательного решения заключается в том, что последствия недействительности гражданско-правовых сделок (а только нормами об указанных последствиях и остается руководствоваться при отсутствии иных норм в жилищном законодательстве) абсолютно не рассчитаны на жилищно-правовые отношения. Остановимся на этом более подробно. Как известно, в ст. 100 ЖК РСФСР содержалось несколько моделей разрешения подобного рода ситуаций. Условно можно вести речь о том, что законодатель запрещал одностороннюю конфискацию жилого помещения в подобном случае и всегда ограничивался лишь двусторонней реституцией. Так, если гражданин ранее пользовался жилым помещением, то при признании ордера недействительным (вне зависимости от оснований такого признания) гражданин не только выселялся из спорного жилого помещения, но ему должно было также возвращаться его прежнее жилое помещение либо другое жилое помещение. Если же гражданин ранее не обладал жилым помещением, то другое жилое помещение должно было предоставляться ему только в том случае, если признание ордера недействительным было никак не связано с его неправомерными действиями. Кстати, следует оговориться, что в силу не совсем удачной редакции ст. 100 ЖК РСФСР трудно было прийти к выводу о том, кому принадлежало право выбора: выселить ли ордеродержателя в то помещение, которое он занимал, или в другое жилое помещение. По нашему мнению, по общему правилу в таких случаях должно было предоставляться другое жилое помещение, а прежнее жилое помещение могло быть предоставлено ненадлежащему ордеродержателю только в том случае, когда он сам заявлял такое требование и когда такое жилое помещение еще не было занято другим лицом. Еще раз лишь следует подчеркнуть, что несомненным оставалось только одно: ранее действовавшее жилищное законодательство строго исходило из тезиса о том, что конфискация прежнего жилого помещения как наказание за неправомерные действия в жилищном праве лишена всякого смысла, так как лицо, у которого будет отобрано жилое помещение, если оно имеет право на его предоставление в порядке социального найма, все равно должно быть поставлено на учет или его право состоять на учете должно быть сохранено. Однако если и далее продолжать иллюстрированную логику авторов одного из комментариев к новому ЖК РФ, то следует прийти к выводу, что в случае если решение о предоставлении жилого помещения признано недействительным в связи с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято (например, в связи с предоставлением им недостоверных сведений об источниках и уровне доходов, а также имуществе, подлежащем налогообложению), то следует вообще вести речь о применении ст. 179 ГК РФ (совершение сделки под влиянием обмана), и здесь уже данное лицо должно быть выселено без предоставления другого жилого помещения, в том числе и ранее им занимаемого. Кроме того, в некоторых случаях в связи с признанием решения о предоставлении жилого помещения недействительным по основаниям, не связанным с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято, оказывается весьма затруднительным и применение ст. 167 ГК РФ. Имеются в виду ситуации, встречавшиеся ранее не так уж редко, когда выдачей ордера нарушались права других граждан, в частности, когда ордер выдавался на юридически занятую жилую площадь. Противоправным в таких случаях являлось поведение не ответчика, а других лиц, иногда даже не тех, кто вынес решение о предоставлении жилого помещения или выдал ордер с нарушением прав других граждан. Например, жилищно-эксплуатационная организация, сама не располагая сведениями о временном отсутствии нанимателя, проживающего в спорном помещении, не сообщила об этом ни владельцу жилого фонда, ни местной администрации. Таким образом, в защите нуждались жилищные права не только истца, но и ответчика. ЖК РСФСР в данном случае предусматривал хоть какие-то минимальные гарантии для лица, получившего ордер таким образом: ему должно было быть предоставлено другое жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда. Новый ЖК РФ, предполагая применение в этом случае ст. 167 ГК РФ, вообще не гарантирует права такого лица: если он ранее занимал жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда, то ко времени признания недействительным нового договора социального найма оно, как правило, уже обременено правами нового нанимателя и поэтому не может быть ему возвращено; если же у него ранее не было жилого помещения, то возвращать по ст. 167 ГК РФ ему вообще нечего. В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 декабря 1984 г. <4> эта ситуация была решена лишь наполовину. В п. 3 данного Постановления указано, что, если истцом по делу о признании ордера недействительным и о выселении является местная администрация либо предприятие, учреждение или организация, в исковом заявлении должно быть указано конкретное жилое помещение, в которое должно быть выселено лицо, получившее ордер. Если на истца такая обязанность не может быть возложена, что как раз и касается предъявления иска гражданами, чьи жилищные права нарушены, то суд привлекает к участию в деле лицо, по решению которого ответчику предоставлено спорное жилое помещение и выдан ордер, и на него возлагается обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение. Однако понятно, что в первую очередь должны быть защищены жилищные права гражданина-истца. С другой стороны, лицо, на которое суд возложит обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение, может и не располагать свободным помещением на момент рассмотрения дела в суде и даже на момент исполнения судебного решения о выселении. Да и формально по новому ЖК РФ, как уже было сказано, наймодатель и не обязан предоставлять в этом случае другое жилое помещение. ——————————— <4> Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

Представляется, что закон должен возложить на лицо, принявшее решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, признанное в дальнейшем недействительным, обязанность предоставить выселяемому жилое помещение в течение срока, который может быть установлен законом, например в течение трех месяцев, и на это время предоставить ему временное жилье в маневренном жилом фонде. Однако подобное положение непосредственным образом должно найти свое отражение в новом жилищном законодательстве.

——————————————————————

Название документа

center-bereg.ru

признание договора социального найма недействительным

Дело № 2- 258/12

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

Крапивинский районный суд в составе:

председательствующего Шулежко С.В.

при секретаре Чернавиной И.И.

рассмотрел в открытом судебном заседании в п. Крапивинский 29.06.2012г.

гражданское дело по иску Администрации Крапивинского муниципального района к Федорову Александру Алексеевичу о признании договора социального найма жилого помещения от …..года № … недействительным,

У С Т А Н О В И Л :

Администрация Крапивинского муниципального района обратилась в суд с иском к Федорову А.А. о признании договора социального найма от … года, заключённого между Муниципальным учреждением «….. «Крапивинский район», действующим от имени собственника МО «Крапивинский район» и Федоровым А.А. недействительным. Требования мотивированы тем, что истец является собственником квартиры № …. в доме №.. по ул. ….. Кемеровской области. Право собственности зарегистрировано ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним в ….. году. ….года Федоров А.А. обратился к главе Крапивинского муниципального района с заявлением о приватизации спорной квартиры на несовершеннолетнего сына …… В ходе проверки данного заявления было установлено, что в нарушение норм жилищного кодекса РФ общественная комиссия …… года приняла решение о предоставлении Федорову А.А. квартиры по адресу: …по договору социального найма.

С учётом открывшихся обстоятельств на заседании общественной комиссии по жилищным вопросам …..года решение общественной комиссии по жилищным вопросам от ….года № … было отменено, как принятое с нарушением норм жилищного кодекса РФ. На момент выделения Федорову А.А. в …. году спорной квартиры она находилась и находится по настоящее время в специализированном жилищном фонде «Служебные жилые помещения», согласно распоряжения администрации МО «Крапивинский район» от …..года № ….. На момент предоставления данной квартиры Федорову А.А., он находился на муниципальной службе заместителя главы района и соответственно квартира ему должна была быть предоставлена по договору служебного найма на период трудовых отношений. Федоров А.А. на тот момент не был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий и малоимущим и соответственно не имел права на получения жилья по договору социального найма.

В судебном заседании истец уточнил исковые требования, а именно, что договор социального найма заключен между МУ «…..» и гражданином Федоровым А.А. является незаконным, так как на момент его заключения МУ «….» не являлось собственником спорного жилого помещения и в соответствии с учредительным документом ( Уставом) от ….. года не имело права совершать сделку, а поэтому в силу ст. 173 ГК РФ, данная сделка является недействительной, а потому истец просит применить последствия недействительности сделки в соответствие с ч. 2 ст. 167 ГК РФ, а именно возвратить стороны в первоначальное положение.

Ответчик исковые требования не признал, просит применить срок исковой давности, согласно ст. 195, 196 ГК РФ, который устанавливает в три года. Оспариваемый договор был заключён …. года. Истец обратился в суд с иском в 2012 году, т.е. спустя …лет.

Заслушав пояснения сторон, свидетелей, изучив представленные документы, суд находит исковые требования Администрации Крапивинского муниципального района подлежащими удовлетворению.

В соответствие со ст. 35 Конституции Российской Федерации, право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишён своего имущества иначе, как по решению суда. Согласно ст. 301 ГК РФ, собственник вправе истребовать своё имущество из чужого незаконного владения. Судом установлено, что истец является собственником квартиры, расположенной по адресу: …… Право собственности истца на указанную квартиру зарегистрировано в установленном законом порядке, о чём ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись о регистрации, что подтверждается свидетельством о регистрации права истца ( л.д. 20).

В соответствии со ст. 304 ГК РФ, собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Суд полагает установленным, что в нарушении требований ст. 49 ч. 3,4 ЖК РФ с ответчиком был заключён договор социального найма спорного жилого помещения от … года.

Основанием заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований жилищного кодекса РФ решение органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения гражданину, состоящему на учёте в качестве нуждающегося в жилом помещении ( ч. 3,4 ст. 57,ст. 63 ЖК РФ). Указанное решение может быть принято и иным уполномоченным органом, в случаях, предусмотренном Федеральным законом, Указом Президента или законом субъекта Российской Федерации ( п. 6 ст. 12, п.5 ст. 13, ч. 3,4 ст. 49 ЖК РФ).

Согласно Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении жилищного кодекса РФ», требования о признании недействительным решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключённого на его основании договора социального найма, подлежат разрешению исходя из аналогии закона ( ч. 1 ст. 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным ст. 168 ГК РФ о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам. С требованием о признании недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма вправе обратиться гражданин, организация, орган местного самоуправления или иной уполномоченный орган, принявший решение о предоставлении жилого помещения по договору соцнайма, если они считают, что этим решением и договором нарушены их права (п. 2,6 ч. 3 ст. 11 ЖК РФ, абзац 5 ст. 12 ГК РФ, п. 2 ст. 166 ГК РФ), а также прокурор ( ч. 1ст. 45 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 60 ГК РФ, по договору социального найма жилого помещения одна сторона- собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда ( действующие от его имени уполномоченный государственный орган или уполномоченный орган местного самоуправления) либо уполномоченное ими лицо (наймодатель), обязуется передать другой стороне гражданину( нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нём на условиях, установленных настоящим кодексом.

Как было установлено в судебном заседании, договор социального найма жилого помещения от ….. года был заключён с нарушением действующего законодательства, а именно ст. 49 ч. 3,4, ст.51,ст. 52, ст. 57 ч. 3,4 ЖК РФ, так как ответчик не состоял на учёте, как нуждающийся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, что подтверждается списками лиц, нуждающихся в жилых помещениях (л.д.28-34), составленными на март ….года.

Кроме того, договор социального найма был заключён между МУ «….», действующая от имени юридического лица МО «Крапивинский район» и гражданином Федоровым А.А., однако МУ «…..» не было наделено правом отчуждать или иным способом распоряжаться ( в т.ч. сдавать в аренду, передавать в безвозмездное пользование, передавать для совместной деятельности, вносить в уставные капиталы других юридических лиц и т.д.) имущество, находящееся у него на праве оперативного управления ( п.3.2 Устава МУ « ….») ( л.д.38-45), т.е. в данном случае, договор, заключённый от …..года в соответствии со ст. 173 ГК РФ является недействительным, и может быть признан судом таковым по иску учредителя данной службы единого заказчика, коим является Администрация МО «Крапивинский район».

Суд считает, не подлежащим применению срок исковой давности, заявленный ответчиком, поскольку в соответствие с требованиями п. 4 ч.1 ст. 208 ГК РФ, исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения ( ст. 304ГК РФ).

На основании вышеизложенного и в силу указанных норм закона суд приходит к выводу, что договор социального найма от …. года, заключённый между МУ «….» и ответчиком является недействительным, поскольку заключён с нарушением действующего законодательства.

В части применения последствий недействительности сделки ( ч. 2 ст. 167 ГК РФ), суд считает, необходимо отказать, т.к. к моменту признания сделки недействительной одна из сторон сделки, а именно МУ «……» прекратила своё существование, что подтверждается свидетельством серии …№….. ( л.д. 46).

Исследовав в совокупности все обстоятельства дела, учитывая отсутствие у сторон дополнительных доказательств по делу, в обоснование своих требований, суд считает, что требования истца подлежат удовлетворению частично.

Руководствуясь, ст. 49, 51, 52, 57 ЖК РФ, ст. ст. 166, ч.1 167,168, 173 ГК РФ, ст. 208 ГК РФ, ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

1. Исковые требования Администрации Крапивинского муниципального района удовлетворить частично.

2. Признать недействительным договор социального найма жилого помещения от ….. года, заключенный МУ «…..» МО «Крапивинский район» и Федоровым Александром Алексеевичем.

3. В части применения последствий недействительной сделки – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Кемеровский областной суд в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Судья Шулежко С.В.

Копия верна:

infocourt.ru

о признании недействительным договора социального найма

Измайловский районный суд <адрес> в составе председательствующего федерального судьи Лось Л.Г. с участием помощника Измайловского межрайонного прокурора <адрес> Кленина А.В., при секретаре Ерохиной М.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску Департамента жилищной политики и жилищного фонда <адрес> к Синчук Галине Евгеньевне, действующей за себя и в интересах несовершеннолетнего ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ, УФМС России по <адрес> о признании недействительными договора социального найма, договора передачи жилья в собственность, аннулировании записи в ЕГРП, истребовании имущества из чужого незаконного владения, выселении и снятии с регистрационного учета,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с указанным иском к ответчице, действующей за себя и в интересах несовершеннолетнего сына ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ рождения, УФМС России по <адрес>, уточненным в соответствии со ст. 39 ГПК РФ, указав, что решением Измайловского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ за ответчиками признано право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <адрес>, <адрес>. На основании указанного решения ответчики были зарегистрированы по месту жительства в спорной квартире, с ними был заключен договор социального найма № от ДД.ММ.ГГГГ, впоследствии с ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ рождения, был заключен договор передачи жилья в собственность. Определением Измайловского районного суда <адрес> ДД.ММ.ГГГГ указанное выше решение было отменено по вновь открывшимся обстоятельствам. Определением от ДД.ММ.ГГГГ иск Синчук Г.Е. оставлен без рассмотрения. Определением от ДД.ММ.ГГГГ определение Измайловского районного суда <адрес> было отменено определение об оставлении иска без рассмотрения, производство по делу возобновлено. Решением Измайловского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, вступившим в законную силу, в удовлетворении иска к Префектуре ВАО, ОВД Восточное Измайлово о признании права на жилую площадь, обязании зарегистрировать по месту жительства Синчук Галине Евгеньевне было отказано. Таким образом в настоящее время ответчики проживают в спорной квартире, не имея на то законных оснований. Проживание ответчиков Синчук в спорном жилом помещении противоречит требованиям жилищного законодательства и нарушает права <адрес> по распоряжению принадлежащим ему имуществом, в связи с чем истец просит признать недействительным договор социального найма, договор передачи жилья в собственность ФИО7, погасить запись о праве собственности ФИО3 на спорное жилое помещение в ЕГРП, выселить Синчук Г.Е. и ФИО3 из квартиры по адресу: <адрес>, <адрес>, снять их с регистрационного учета по месту жительства по указанному выше адресу.

В судебном заседании представитель ДЖП и ЖФ <адрес> Федоров И.С., действующий на основании доверенности, уточненные исковые требования поддержал, просил иск удовлетворить в полном объеме.

Ответчица Синчук Г.Е., действующая за себя и в интересах несовершеннолетнего ФИО3 в судебное заседание не явилась, извещалась по последнему известному месту жительства. С места ее жительства вернулся почтовый конверт с отметкой «Возвращено по истечению срока хранения».

Представитель ответчика УФМС России по <адрес> в судебное заседание не явился, извещался. В материалы дела представлено заявление, в котором исковые требования в части признания недействительными договоров социального найма и передачи жилья в собственность, выселении оставлены на усмотрение суда, в части требований об обязании УФМС России по Москве снять ответчиков Синчук Г.Е. и В.А. с регистрационного учета содержится просьба об отказе в иске в связи с тем, что решение о выселении, является основанием для снятия граждан с регистрационного учета (л.д. 50).

Представитель ответчика Синчук Г.Е. адвокат Голоднюк А.В., привлеченный судом к участию в деле в порядке ст. 50 ГПК РФ, в судебное заседание явился, возражал против удовлетворения иска. Полагал, что у суда не имеется законных оснований для удовлетворения заявленных требований, т.к. право собственности ФИО3 на спорную квартиру было зарегистрировано в установленном законом порядке.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по <адрес> в судебное заседание не явился, извещался.

Представитель третьего лица МВМО Восточное Измайлово в <адрес> по доверенности Шестерикова Ю.А. в судебном заседании полагала возможным удовлетворить исковые требования.

При указанных обстоятельствах суд рассматривает дело в отсутствие ответчиков, представителя третьего лица Управления Росреетра по Москве в порядке ст. 119, ч. 5 ст. 167 ГПК РФ.

Выслушав представителей сторон и третьего лица МВМО Восточное Измайлово <адрес>, изучив материалы дела, а также выслушав заключение прокурора, полагавшего иск подлежащим удовлетворению, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 10 ЖК РФ: «Жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности. В соответствии с этим жилищные права и обязанности возникают:

1) из договоров и иных сделок, предусмотренных федеральным законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных федеральным законом, но не противоречащих ему;

2) из актов государственных органов и актов органов местного самоуправления, которые предусмотрены жилищным законодательством в качестве основания возникновения жилищных прав и обязанностей;

3) из судебных решений, установивших жилищные права и обязанности;

4) в результате приобретения в собственность жилых помещений по основаниям, допускаемым федеральным законом;

5) из членства в жилищных или жилищно-строительных кооперативах;

6) вследствие действий (бездействия) участников жилищных отношений или наступления событий, с которыми федеральный закон или иной нормативный правовой акт связывает возникновение жилищных прав и обязанностей».

В силу ст. 1 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ №-I «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» каждый гражданин России имеет право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации.

В ст. 2 указанного Закона определено, что местом жительства является жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

В соответствии со ст. 168 ГК Р сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно ст. 301 ГК РФ: «Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения».

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что спорное жилое помещение представляет собой двухкомнатную квартиру общей площадью <данные изъяты> кв.м, жилой — <данные изъяты> кв.м., расположенную по адресу: <адрес> ул., <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ решением Измайловского районного суда <адрес> были удовлетворены исковые требования ФИО11 к Префектуре ВАО, ОВД Восточное Измайлово о признании права на жилую площадь, обязании зарегистрировать по месту жительства. Решение суда вступило в законную силу.

На основании указанного выше решения Синчук Г.Е. и ФИО3 были зарегистрированы в спорной квартире по месту жительства по адресу: <адрес> ул., <адрес>, с ними ДД.ММ.ГГГГ заключен договор социального найма спорного жилого помещения. Указанные обстоятельства подтверждаются ЕЖД № № по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ, а также Договором социального найма № (л.д.л.д. 32-35).

На основании договора передачи жилья в собственность от ДД.ММ.ГГГГ №-М41175 за ФИО3 признано право собственности на спорное жилое помещение, о чем в ЕГРП ДД.ММ.ГГГГ произведена запись о регистрации №, выдано свидетельство о праве собственности серии № № (29-31).

Определением Измайловского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ решение Измайловского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, на основании которого ответчики Синчук Г.Е. и В.А. приобрели право пользования спорной квартирой и с ними был заключен договор социального найма, а затем с Cинчук В.А. – договор передачи жилья в собственность, было отменено по вновь открывшимся обстоятельствам по заявлению ДЖП и ЖФ <адрес> (л.д. 27).

Определением от ДД.ММ.ГГГГ иск Синчук Г.Е. к Префектуре ВАО, ОВД Восточное Измайлово о признании права на жилую площадь, обязании зарегистрировать по месту жительства оставлен без рассмотрения (л.д. 28).

Определением от ДД.ММ.ГГГГ определение Измайловского районного суда <адрес> указанное выше определение об оставлении иска без рассмотрения было отменено, производство по делу возобновлено (л.д. 94).

При новом рассмотрении дела суд установил, что Синчук Г.Е. не приобрела права на жилую площадь по адресу: <адрес>., <адрес>, и решением Измайловского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам МГС от ДД.ММ.ГГГГ, в удовлетворении иска к Префектуре ВАО, ОВД Восточное Измайлово о признании права на жилую площадь, обязании зарегистрировать по месту жительства Синчук Галине Евгеньевне было отказано (л.д.л.д. 102-107).

Таким образом, судебный акт, на основании которого у ответчика Синчук Г.Е. и ее несовершеннолетнего сына ФИО3 возникло право пользования спорным жилым помещением, и они были зарегистрированы по месту жительства по адресу: <адрес>., <адрес>, отменен, а потому договор социального найма спорного жилого помещения и договор передачи жилья в собственность не соответствуют требованиям закона, и их следует в связи с этим признать недействительными.

Следовательно ответчики ФИО12 в настоящее время проживают в квартире по адресу: <адрес>., <адрес>, не имея на то законных оснований, что нарушает права истца, как собственника спорного жилого помещения, и это нарушение соединено с лишением владения, а потому требования истца в части истребования имущества из чужого незаконного владения и выселении без предоставления другого жилого помещения суд находит обоснованными, подлежащими удовлетворению.

Выселение Синчук Г.Е. и ФИО3 из спорного жилого помещения, расположенного по адресу: <адрес>, <адрес>., <адрес> является основанием для снятия их с регистрационного учета по вышеуказанному адресу на основании п. 4.3 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в городе <адрес>, утвержденных Постановлением Правительства <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ N № «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в городе Москве» (с изменениями от ДД.ММ.ГГГГ, 30 июня, 15-декабря 2009 г.) и Федерального закона № от ДД.ММ.ГГГГ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации».

На основании изложенного, руководствуясь ст. 50, 119, ч. 3,5 ст. 167, 194-198 ГПК РФ,

РЕШИЛ:

Признать недействительным договор социального найма жилого помещения № от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между ДЖП и ЖФ <адрес> и Синчук Галиной Евгеньевной.

Признать недействительным договор передачи жилья в собственность №-№ от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между ДЖП и ЖФ <адрес> и ФИО3.

Решение является основанием для погашения записи № № от ДД.ММ.ГГГГ о собственности Синчука Владислава Александровича на жилое помещение по адресу: <адрес> Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Выселить Синчук Галину Евгеньевну, ФИО3 из квартиры, расположенной по адресу: <адрес> <адрес> без предоставления другого жилого помещения.

Решение является основанием для снятия Синчук Галины Евгеньевны, ФИО3 с регистрационного учета по месту жительства по адресу: <адрес> <адрес>.

Решение может быть обжаловано Мосгорсуд через районный суд в течение 10 дней с даты изготовления решения в окончательной форме.

Судья: Л.Г.Лось

infocourt.ru

Признание договора социального найма недействительным в части

Значимость разъяснений Верховного Суда РФ по вопросам применения жилищного законодательства не подлежат сомнению. Постановления Пленума Верховного Суда РФ, устанавливающие правила применения жилищных норм, несомненно, подлежат отнесению к источникам правового регулирования жилищных отношений.

К таковым, очевидно, следует причислить постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее – постановление Пленума), что было отмечено в предыдущей публикации, уделившей внимание роли данного постановления Пленума в регулировании отношений собственности на жилье . Постановлением Пленума восполнен ряд пробелов Кодекса, устранены некоторые противоречия, а также неопределенность (невнятность) отдельных норм. Постановление способствует правильному и единообразному применению ряда норм жилищного законодательства, повышает эффективность их действия. Кроме того, представляется, что позиции постановления окажут влияние на подход федерального законодателя к решению ряда вопросов при внесении необходимых (и давно ожидаемых) изменений в Жилищный кодекс РФ.

Жилищный кодекс РФ не предусматривает оснований, порядка и последствий признания решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным. Постановлением Пленума восполнен этот «пробел». Основаниями признания такого решения недействительным в п. 23 указаны: представление гражданами не соответствующих действительности сведений, послуживших основанием для принятия на учет нуждающихся в жилье; нарушение прав других граждан на указанное жилое помещение; неправомерные действия должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилого помещения; иные нарушения установленного порядка и условий предоставления жилого помещения по договору социального найма.

Поскольку признается недействительным решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, признается недействительным и заключенный на основании такого решения договор социального найма жилого помещения. Постановлением Пленума отмечена целесообразность рассмотрения таких требований в одном исковом производстве. Данные вопросы решаются по правилам, установленным ст. 168 ГК о недействительности сделки, не соответствующей закону, или иными правовыми актами, а также ст. 181 ГК, предусматривающей трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Последствием признания решения о предоставлении жилого помещения и заключенного на его основе договора социального найма недействительными является выселение проживающих в жилом помещении лиц в ранее занимаемые жилые помещения либо, при определенных обстоятельствах, предоставление жилого помещения, аналогичного ранее занимаемому.

Следует отметить, что предложенные постановлением Пленума основания признания решения о предоставлении жилого помещения недействительным повторяют Положения статьи 48 ЖК РСФСР, предусматривавшую основания признания ордера недействительным, а при определении последствий этого использованы положения ст. 100 ЖК РСФСР.

Отмечая принцип равенства прав членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма с правами нанимателя (ч. 2 ст. 69 ЖК РФ), Пленум устанавливает весьма важное уточнение: равенство прав не зависит от времени вселения в жилое помещение (одновременно с нанимателем или впоследствии на основании ст. 70 ЖК).

Пунктом 24 постановления Пленума перечислены права членов семьи нанимателя по договору социального найма (бессрочное пользование жилым помещением, участие в решении вопросов обмена, сдачи жилого помещения в поднаем и т. д.), установленные ст. 26, 60, 70−72, 76, 80−83 ЖК РФ. В данный перечень следовала бы включить также участие их в приватизации жилья (Закон РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации») . Действие Закона продлено до 1 марта 2013 г. (далее − предполагается его отмена).

Кстати сказать, представляется сомнительным наличие правовых оснований для упразднения института бесплатной приватизации жилья .

Позволю себе напомнить, что право на приватизацию жилого помещения по договору социального найма определено Законом о приватизации жилья как право нанимателя этого жилого помещения (с согласия членов семьи – см. ст. 1 Закона).

Следовательно, данное право дополняет перечень прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, содержащийся в ст. 67 ЖК РФ (см. ч. 1 и 2). Таким образом, есть все основания причислить право на приватизацию к жилищным правам.

Согласно ст. 1 ЖК РФ, жилищные права могут быть ограничены на основании Федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (перечень закрытый).

Привлечение любого из обозначенных оснований – для такого решения как прекращение приватизации жилья – проблематично. И, конечно, вызывает сомнение намерение вести в данном случае речь о нарушении (в результате приватизации жилья) прав иных лиц, в частности, граждан, поставленных на учет нуждающихся в жилых помещениях, на получение жилья.

Можно (и нужно) говорить об утрате вследствие приватизации определенной части жилья социального использования, что, разумеется, не в интересах собственника жилищного фонда (это является основным аргументом сторонников отмены приватизации). Несомненно, можно утверждать также, что сокращение социального жилья в определенной степени затрудняет решение проблемы с обеспечением жильем очередников, но не более того. Посягательства на устанавливаемое ст. 57 ЖК право очередника нет.

Полная версия статьи в печатной версии Жилищное право

См. Жилищное право. 2011 г. № …, стр…

Ведомости. 1991. № 28. Ст. 958 (с изм. 1992 г., 1994 г., 1998 г., 1999 г., 2001 г., 2002 г., 2004 г., 2006 г., 2007 г.)

ФЗ от 01.02.2010 г. «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».

Жилищное право. 2010, апрель. С. 57−68.

www.krepkoeradi.ru

Признание договора социального найма недействительным в судебном порядке

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

от 18 февраля 2014 г. N 33-598

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Вахрамеевой Т.М.,

судей Богониной В.Н., Яковлева Д.В.,

при секретаре В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску А.М. к администрации муниципального района «Корочанский район» Белгородской области о признании договора социального найма жилого помещения недействительным

по апелляционной жалобе А.М.

на решение Корочанского районного суда Белгородской области от 27 ноября 2013 года

Заслушав доклад судьи Богониной В.Н., объяснения А.М., его представителя Ш., поддержавших доводы жалобы, третьего лица Б.А., считавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

Жилое помещение — <данные изъяты>, расположенное по адресу: <адрес>, находящееся в муниципальной собственности, <данные изъяты> года на основании ордера было предоставлено А.М. (далее истцу) на состав семьи — три человека (он, дочь А.Н., сын А.).

С 1994 года на правах членов семьи нанимателя А.М. в указанном жилом помещении стали проживать Б.Е., и ее сын Б.А., которые в связи с неприязненными отношениями с истцом были вынуждены в марте 2012 года выехать из данной квартиры.

30.12.2012 года между истцом и администрацией муниципального района «Корочанский район» Белгородской области (далее ответчиком) заключен договор социального найма жилого помещения, находящегося по адресу: <адрес> Согласно пункту 1.1. указанную квартиру наймодатель передал нанимателю и членам его семьи в бессрочное владение и пользование. Как указано в пункте 1.3. совместно с нанимателем в жилое помещение вселяются следующие члены семьи: А. (внук), А.Н. (дочь), Б.А. (пасынок), Б.Е. (л.д. 5-6).

Решением Корочанского районного суда Белгородской области от 25.03.2013 года А.М., А.Н., действующей в интересах несовершеннолетнего А. в удовлетворении исковых требований к Б.Е. и Б.А. о нечинении препятствий в пользовании жилым помещением, расторжении договора найма и о прекращении права пользования жилым помещением без предоставления другого иного благоустроенного жилого помещения и снятии с регистрационного учета отказано, встречный иск Б.А. и Б.Е. удовлетворен, они признаны членами семьи нанимателя жилого помещения А.М. по договору социального найма жилого помещения от 30.11.2012 года, вселены в спорную квартиру, за ними признано право пользования жилым помещением, на А.М., А.Н. возложена обязанность не чинить им препятствия в пользовании жилым помещением (л.д. 7-9).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 09.07.2013 года в части признания Б.Е. и Б.А. членами семьи А.М. отменено и в иске в этой части отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения (л.д. 10-11).

Истец, ссылаясь на то, что на момент заключения договора социального найма указанной выше квартиры Б.Е. и Б.А. не являлись членами его семьи, они необоснованно указаны в договоре в качестве членов его семьи, обратился в суд с иском, в соответствии с частью 2 статьи 166, статьей 168, пунктом 3 статьи 672, статьями 674, 675, 676, 680, пунктами 1 — 3 статьи 685 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпунктом 1 части 1 статьи 67, частью 4 статьи 69, статьей 71 Жилищного кодекса Российской Федерации просит о признании недействительным договора социального найма жилого помещения.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец подал апелляционную жалобу. Считая, что судом нарушены нормы процессуального и материального права, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, просит об его отмене и принятии нового об удовлетворении иска.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов апелляционной жалобы, возражений, в соответствии со статьей 327.1 частью 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно пункту 1 статьи 10 Жилищного кодекса Российской Федерации жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности. В соответствии с этим жилищные права и обязанности возникают, в том числе из договоров и иных сделок, предусмотренных федеральным законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных федеральным законом, но не противоречащих ему.

В соответствии с частью 4 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, принятое с соблюдением требований указанного Кодекса, является основанием заключения соответствующего договора социального найма в срок, установленный данным решением.

Согласно части 1 статьи 60 Жилищного кодекса Российской Федерации по договору социального найма одна сторона — собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда (действующие от его имени уполномоченный государственный орган или орган местного самоуправления) либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне — гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нем на условиях, установленных указанным Кодексом.

В силу части 1 статьи 63 Жилищного кодекса Российской Федерации договор социального найма жилого помещения заключается в письменной форме на основании решения о предоставлении жилого помещения жилищного фонда социального использования.

По смыслу указанных правовых норм в их взаимосвязи, основанием для возникновения права пользования жилым помещением государственного или муниципального жилищного фондов по договору социального найма выступают два юридических факта — принятие решения о предоставлении жилого помещения и заключение договора социального найма жилого помещения.

Разрешая спор, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для признания договора социального найма жилого помещения недействительным.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции признал установленным, что спорное жилое помещение было предоставлено истцу, ответчики вселены в спорное жилое помещение нанимателем в качестве членов его семьи, на момент подписания договора социального найма наниматель так же признавал ответчиков членами своей семьи, в связи с чем, и подписал договор. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 09.07.2013 года установлено, что ответчики являются бывшими членами семьи нанимателя, в силу части 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации, однако сохраняют такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи.

В решении указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд не согласился с позицией истца, законы, которыми руководствовался суд.

Указание в жалобе на то, что ввиду нарушения прав истца (пункт 2, 6 статьи 11 Жилищного кодекса Российской Федерации, абзац 5 статьи 12, пункт 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации), судом первой инстанции необоснованно не учтены и оставлены без внимания, с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 года N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», данные нормы материального права, как основание отмены решения суда, не принимается.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 года N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснено, что требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 Жилищного кодекса Российской Федерации) применительно к правилам, установленным статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам.

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Статья 54 Жилищного кодекса РСФСР (действующая на момент вселения третьих лиц в жилое помещение) определяла право нанимателя в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. На вселение к родителям их детей, не достигших совершеннолетия, не требуется согласия остальных членов семьи. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Материалами дела установлено, что третьи лица были вселены в вышеуказанное жилое помещение в установленном законом порядке, что установлено вступившим в законную силу решением Корочанского районного суда Белгородской области от 25.03.2013 года.

Аналогичные нормы содержатся в действующем в настоящее время Жилищном кодексе Российской Федерации (статьи 69, 70).

Таким образом, право проживания и пользования данным жилым помещением возникло у Б.Е. и Б.А. до заключения оспариваемого договора социального найма, указанное право данными лицами не утрачено и не прекращено в установленном законом порядке.

Вопреки требованиям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации А.М. не представил доказательств того, что Б-вы вселились в спорное жилое помещение с нарушением установленного законом порядка, на их вселение отсутствовало письменное согласие всех совершеннолетних членов семьи нанимателя и имеются основания для признания договора социального найма недействительным.

Более того, оспариваемый договор социального найма не влияет с юридической точки зрения на возникновение права Б.Е. и Б.А. пользования жилым помещением, поскольку указанное право возникло у них задолго до заключения договора и лишь нашло свое правовое закрепление в нем.

Несостоятельной является ссылка в жалобе на то, что установленные вступившими в законную силу судебными актами от 25.03.2013 года, от 09.07.2013 года, факты (на момент заключения договора социального найма 30.11.2012 года истец не считал и не признавал ответчиков членами своей семьи), в нарушение части 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса, не исследованы и надлежащей правовой оценки не получили, не учтены судом первой инстанции.

В данном случае, апелляционным определением от 09.07.2013 года установлено, что ответчики являются бывшими членами семьи нанимателя, однако не установлено, с какого именно времени они стали являться таковыми.

Ввиду того, что решением суда от 25.03.2013 года, вступившим в законную силу 09.07.2013 года, установлено, что выезд ответчиков из указанного выше жилого помещения носил вынужденный и временный характер, другого жилья ответчики не имеют, от своих прав пользования данным жилым помещением не отказываются, со стороны истца им чинятся препятствия в пользовании квартирой, ответчики обоснованно вселены в квартиру, и за ними признано право пользования ею, утверждения истца о недействительности договора социального найма жилого помещения, заключенного 30.11.2012 года, в части включения ответчиков в состав членов семьи нанимателя, безосновательны.

Неисполнение ответчиками обязанностей по оплате жилого помещения и коммунальных услуг, не может служить основанием для признания договора социального найма жилого помещения недействительным, поскольку истец не лишен возможности обратиться с требованием к ответчикам о взыскании уплаченных им денежных средств на оплату жилья и коммунальных услуг.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно не усмотрел оснований для удовлетворения исковых требований о признании договора социального найма жилого помещения недействительным.

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана с соблюдением процессуального законодательства, в связи с чем доводы апелляционной жалобы истца, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, не свидетельствуют о наличии предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к его отмене.

Руководствуясь статьей 327.1 часть 1, пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Корочанского районного суда Белгородской области от 27 ноября 2013 года по иску А.М. к администрации муниципального района «Корочанский район» Белгородской области о признании договора социального найма жилого помещения недействительным оставить без изменения, апелляционную жалобу А.М. — без удовлетворения.

www.krepkoeradi.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *