Ст ук рф о клевете – Ст. 128.1 УК РФ с Комментариями 2017-2018 года (новая редакция с последними изменениями)

Статья «Клевета» УК РФ в свете последних изменений в законодательстве

Статья «Клевета» УК РФ в последнее время претерпела существенные изменения. Дошло до того, что законодатель не посчитал возможным внести поправки в уже существовавшую норму. Поэтому было принято решение создать совершенно новое правило поведения. Об этих изменениях, а также о значении данной нормы мы и поговорим в этой статье.

Статья «Клевета» УК РФ: какая действует на данный момент?

Общество неизбежно развивается, появляются новые отношения, предметы, а также и права. Некоторые преступления утрачивают свою общественную опасность, и поэтому соответствующие статьи исключаются из законодательных актов. Отдельные деяния приобретают статус противоправных, поэтому УК пополняется свежими запретами. Признаки же некоторых преступлений меняются, поэтому в законы вносятся поправки. Так, изначально существовала статья 129 УК РФ «Клевета». Состояла она лишь из трех частей. Первая была общей по отношению к остальным, вторая была дополнена признаком публичности оговора, а третья уточняла содержание инсинуации, в которой потерпевший обвинялся в совершении тяжкого либо особо тяжкого преступления. Такая статья «Клевета» УК РФ продолжала свое действие до 2011 года. Впоследствии она была заменена иной нормой. В настоящее время статья «Клевета» УК РФ носит номер 128.1. Поговорим подробнее о новой редакции нормы.

Статья «Клевета» УК РФ: характеристика

Какое деяние совершается в процессе данного преступления? Объективную сторону клеветы составляет всегда действие. Оно выражается в умышленном распространении неправильных, недействительных измышлений, которые порочат честь и достоинство определенного лица или же портят его имя, репутацию. При этом достаточно очернить человека лишь перед одной особой. При этом важно, чтобы этим лицом не был сам потерпевший. В таком случае имеет место оскорбление, но никак не клевета. А теперь вернемся к сравнению старой и новой норм. В теперешней редакции статьи добавлены следующие квалифицирующие признаки:

  • использование виновным служебного положения;
  • специфика оговора: сообщение о том, что лицо представляет опасность для других людей в силу особого заболевания или же оно совершило преступление, которое носит сексуальный характер.

В силу вступивших изменений сейчас норма об инсинуации содержит в себе 5 частей.

Клевета в административном праве

Ранее подобное деяние не признавалось в России уголовно наказуемым. Ответственность за это правонарушение была лишь административная. В настоящее время «Клевета» — статья УК РФ. Комментарии законодателя о таком изменении сводились к тому, что следует ужесточить наказание за подобные деяния, что ранее его общественная опасность была значительно умалена. В настоящее время это действие относится к преступлениям, направленным против чести и достоинства человека. Клевета способна причинить потерпевшему длительные страдания, нанести моральный ущерб, а также навсегда испортить его репутацию. Могут наступить и последствия в виде различных болезней. Поэтому сейчас такого правонарушения, как клевета, в административном праве России не существует.

fb.ru

Комментарии к Статье 128.1 Уголовного кодекcа РФ

Статья 128.1 УК РФ. Клевета

Комментарий к статье 128.1 УК РФ:

1. Объектом клеветы являются репутация человека, его честь, достоинство. В русском языке под честью понимаются достойные уважения и гордости моральные качества человека, его соответствующие принципы, хорошая, незапятнанная репутация, доброе имя, почет. Достоинство предполагает положительное качество, совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе. Репутация представляет собой приобретенную кем-либо общественную оценку, общее мнение о качествах, достоинствах или недостатках кого-либо (см.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991. С. 180, 676, 880). В объективном смысле честь и достоинство являются оценкой поведения человека в общественном мнении.

2. Потерпевшим может быть любое лицо, в том числе малолетний (ВВС РФ. 1999. N 2. С. 12), недееспособный, а также умерший, если распространяемые позорящие сведения о нем задевают честь живых. В специальных случаях, в частности в ст. 298 УК, предусмотрена ответственность за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя и других указанных в ней лиц.

3. Объективная сторона клеветы характеризуется деянием в виде действия, состоящего в распространении заведомо ложных сведений, которые порочат честь и достоинство другого человека или подрывают его репутацию. Под распространением сведений следует понимать сообщение любым способом информации о якобы имевших место фактах или событиях хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением.

4. Предметом клеветы являются заведомо ложные, т.е. не соответствующие действительности сведения, придуманные самим виновным или основанные на слухах и сплетнях. При этом по своему характеру сведения должны быть порочащими честь и достоинство другого лица или подрывающими его репутацию и авторитет. Заведомо ложные сведения должны касаться конкретных фактов. В случае, если субъект ограничивается общими характеристиками потерпевшего, состава клеветы нет, и при наличии других признаков состава возможна уголовная ответственность за оскорбление.

5. Порочащими будут считаться сведения: о нарушении лицом законов, о совершении аморальных поступков в быту или на работе, о наличии венерического заболевания, о систематическом пьянстве и т.п. Сведения клеветнического характера могут быть как устными, так и письменными. Так, они могут содержаться в письме, в приказе о наложении взыскания и в ряде других служебных документов.

6. Преступление имеет формальный состав и считается оконченным в момент сообщения подобных сведений хотя бы одному человеку.

7. Если лицо, распространяя порочащие другое лицо сведения, добросовестно заблуждалось относительно их правдивости, то в содеянном отсутствует состав клеветы. Не содержит состава клеветы сообщение порочащих, но правдивых сведений.

8. Субъективная сторона клеветы характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает ложный и позорящий характер распространяемой им информации и желает предать ее огласке.

9. Субъект данного преступления общий — физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

10. В ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 128.1 УК РФ предусматривается ответственность за квалифицированные и особо квалифицированные виды данного преступления. Законодатель выделяет клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч. 2 ст. 128.1 УК РФ). Под средствами массовой информации понимаются газеты, журналы, альманахи, бюллетени, другие издания, постоянно выходящие в свет, радио, телевидение, видео- и аудиокассеты, предназначенные для неограниченного круга лиц, и т.д. (см.: Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» (ред. от 28.07.2012) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2012) // ВВС РФ. 1992. N 7. Ст. 300).
Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 128.1 УК), означает совершение указанных в законе действий не только должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной общественной организации, но и иными служащими, осознающими, что используют свое служебное положение.

Если лицо распространяет заведомо ложные сведения о том, что другое лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, или совершает (совершило) преступления сексуального характера, то ответственность наступает по ч. 4 данной статьи. Однако перечень таких заболеваний не определен, что вызовет трудности для правоприменительных органов. Категория преступлений сексуального характера также не выделена в законе, что может затруднить привлечение клеветника к ответственности. Полагаем, что речь идет о преступлениях, ответственность за которые предусмотрена нормами глав 17 и 18 Особенной части УК (ст. ст. 127.1 и 127.2, 131 — 135 УК).

11. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5 ст. 128.1 УК РФ), образует особо квалифицированный состав преступления. Перечень тяжких и особо тяжких преступлений содержится в ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ. Клевету по обвинению в совершении преступления следует отграничивать от ложного доноса (статья 306 УК РФ). При заведомо ложном доносе умысел лица направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, а при клевете — на унижение его чести и достоинства. При заведомо ложном доносе сведения о якобы совершенном преступлении сообщаются, как правило, органам, правомочным возбудить уголовное преследование.

www.ugolkod.ru

Статья 129 УК РФ — клевета;. Статья 130 УК РФ — оскорбление

Клевета и оскорбление как преступления
против чести и достоинства личности (глава
17 УК РФ) являются общими нормами по
отношению к специальным, которые
рассмотрены в предыдущих параграфах
работы. То есть такие посягательства, как
неуважение к суду (ст. 297 УК РФ), клевета в
отношении судьи, присяжного заседателя,
прокурора, следователя… (ст. 298 УК РФ),
оскорбление представителя власти (ст. 319 УК
РФ), как специальные нормы подлежат
применению в случае конкуренции с общими —
«общей» клеветой (ст. 129) и «общим»
оскорблением (ст. 130) .
———————————
При конкуренции
общей и специальной норм применению
подлежит специальная. См.: Кудрявцев В.Н.
Общая теория квалификации преступлений. М.,
1999. С. 220 — 224.
Поскольку названные
специальные составы клеветы и оскорбления
уже рассмотрены, обратим внимание лишь на
различия в применении этих норм с деяниями,
предусмотренными статьями 129 и 130 УК РФ.
«Общая» (ст. 129 УК РФ) и «специальная» клевета
(ст. 298 УК РФ) отличаются прежде всего по
основному непосредственному объекту
посягательства. В первом случае им являются
честь, достоинство и репутация личности. Во
втором случае основным непосредственным
объектом являются интересы правосудия и
предварительного расследования, авторитет
соответствующих органов. Честь,
достоинство и репутация конкретных
должностных лиц, участвующих в отправлении
правосудия, являются дополнительным
объектом.
Исходя из этого потерпевшими
в результате «специальной» клеветы
признаются соответствующие должностные
лица или сотрудники, тогда как в «общей»
клевете вред может быть причинен любым
лицам, вне зависимости от должности и сферы
деятельности.
«Специальная» клевета
совершается в специфической обстановке — в
связи с рассмотрением дел или материалов в
суде, либо в связи с производством
предварительного расследования, либо
исполнением приговора, решения суда или
иного судебного акта.
«Общая» клевета
содержит один квалифицирующий признак,
неизвестный «специальной». Это признак
публичности распространения заведомо
ложных сведений (ч. 2 ст. 129 УК РФ). Все составы
«специальной» клеветы содержат более
строгие санкции, максимальная из которых —
до 4 лет лишения свободы (по ч. 3 ст. 298 УК РФ).
По остальным признакам обе нормы
совпадают. К типичным видам «общей» клеветы,
совершаемой адвокатами в связи с
осуществлением ими своих полномочий,
относятся:
1. Клевета в отношении судьи,
прокурора, следователя и других участников
уголовного судопроизводства, совершаемая
формально не в связи с осуществлением ими
своих полномочий в процессе, но с целью
опорочить их профессиональную честь,
достоинство и репутацию, иным образом
воздействовать на них.
Так,
недобросовестный адвокат, собирая
компромат на следователя, не гнушается и
информацией, не относящейся к его
профессиональной деятельности. Чтобы
воспрепятствовать расследованию, вывести
следователя из психологического
равновесия, просто навредить, такой адвокат
может распространить заведомо ложные
сведения о том, что тот якобы ведет
аморальный образ жизни, непорядочен в
поступках и т.д. Характерно, что в такого
рода примерах со сбором компромата,
распространение «общей» и «специальной»
клеветы порой переплетается и создает
идеальные совокупности преступлений, а
также совокупность с воспрепятствованием
правосудию и предварительному
расследованию (ст. 294 УК РФ).
2. Клевета в
отношении свидетелей, потерпевших,
экспертов, гражданских истцов,
специалистов, переводчиков и иных
участников уголовного судопроизводства на
всех его стадиях. Обратим внимание, что в
отличие от «специального» оскорбления
(статьи 297 и 319 УК РФ) законодатель не
сформулировал «специальной» нормы о клевете
против иных участников судопроизводства
помимо судей, прокуроров, следователей и
других должностных лиц.
То есть если,
как это бывает нередко, защитник в судебном
заседании распространяет клеветнические
заявления в отношении присутствующего
потерпевшего, эксперта, свидетелей и др.,
его действия подлежат квалификации по ст. 129
УК РФ. Если же он оклеветал всех
присутствующих в судебном заседании лиц,
например заведомо ложно заявил, что каждый
из присутствующих либо невменяем, либо
злоумышленник, коль скоро считает его
подзащитного виновным и т.п., его действия
могут быть квалифицированы по совокупности
статей 129 и 298 УК РФ.
Особенно
распространена в практике и общественно
опасна клевета со стороны адвокатов в
отношении лиц, дающих показания
(заключение, перевод) в интересах стороны
обвинения. Целью клеветы здесь чаще всего
выступает желание добиться признания
недопустимыми доказательств обвинения.
Так, по делам об изнасилованиях (ст. 131 УК РФ)
часто недобросовестные адвокаты в ходе
следствия (очных ставок с участием
подзащитных и на других мероприятиях) и
особенно в ходе судебного рассмотрения
дела распространяют заведомо ложные
заявления, что потерпевшая ведет распутный
образ жизни, грубо спровоцировала его
подзащитного на совершение преступления
либо вообще инсценировала изнасилование с
целью последующего шантажа мужчины. В
подавляющем большинстве случаев подобного
рода обвинения, а порой и оскорбления со
стороны защиты бывают заведомо ложными, то
есть преступными. Подобные факты клеветы
часто допускаются недобросовестными
адвокатами в отношении свидетелей,
экспертов, специалистов и других
участников процесса.
Здесь необходимо
иметь в виду, что позиция адвоката во многом
связана с позицией подзащитного, и если
последний допускает заведомую клевету, то
многие защитники считают своим долгом
отстаивать ту же, заведомо ложную для себя
позицию. Вопрос о квалификации действий
защитника в такой ситуации весьма непрост.
Во всяком случае, «дублирование» заведомой
клеветы как позиции подзащитного
противоречит профессиональной адвокатской
этике. Адвокат в подобной ситуации при
обсуждении с клиентом линии защиты должен
разъяснить ему, что тот выбирает позицию
уголовно наказуемой клеветы, и отказаться
поддерживать такую позицию, что само по
себе не является отказом от защиты. В
публичном выступлении в суде и на следствии
защитник не должен повторять
клеветнические заявления своего
подзащитного, не должен прямо или косвенно
поддерживать ложь.
В противном случае
он может быть привлечен к уголовной
ответственности за клевету, равно как и его
подзащитный. Вновь и вновь подчеркну, что ни
обвиняемый, ни тем более его адвокат не
вправе защищаться преступными средствами.
У них нет и не может быть иммунитета от
уголовной ответственности за защиту,
осуществляемую путем совершения каких-либо
преступлений, в частности клеветы и
оскорблений.
Например, даже лживое
обвинение свидетеля, потерпевшего в том,
что тот дает заведомо ложные показания
против обвиняемого, что, как известно,
совершается и на следствии, и в суде сплошь
и рядом, может и должно квалифицироваться
как преступная клевета по ст. 129 УК РФ. Даже
несмотря на то что это было сделано
обвиняемым и его адвокатом исключительно с
целью собственной защиты. К тому же такое
заявление, оглашенное в судебном заседании,
может быть квалифицировано как клевета в
публичном выступлении (ч. 2 ст. 129 УК РФ). А
если при этом, например, адвокат обвиняет
свидетеля в заведомо ложном доносе о тяжком
преступлении либо в искусственном создании
доказательств обвинения (ч. 2 ст. 306 УК РФ), то
в действиях защитника усматривается и
часть третья статьи 129 УК РФ.
Клевета
как способ защиты не может быть признана
правомерной со ссылкой на необходимую
оборону (ст. 37 УК РФ) или крайнюю
необходимость (ст. 39 УК РФ). Необходимая
оборона от правомерных действий
недопустима. Крайняя необходимость здесь
также неприменима, поскольку клевета в
интересах защиты не отвечает критерию
предотвращения наличной опасности, другим
обязательным критериям данного основания,
исключающего преступность деяния .
———————————
Курс уголовного
права. Общая часть. Т. 1 / Под ред. Н.Ф.
Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 450 — 462, 469 —
478.
Ярким и весьма распространенным
примером «общей» клеветы являются худшие
варианты так называемой «коллизионной
защиты», примеры которой уже приведены.
Соучастники в «групповом» преступлении
очень часто не имеют достаточного уровня
порядочности, чтобы воздержаться от
стремления свалить всю вину друг на друга. В
результате расследование, а затем и
судебное заседание превращается в свару, в
которой обезумевшие от страха перед
наказанием преступники поливают друг друга
грязью, распространяют клеветнические
сведения, порой даже не имеющие прямого
отношения к предмету доказывания, не
влияющие на интересы лжеца. Не каждый
адвокат способен выдержать этические
правила и остаться действительно
независимым советником по правовым
вопросам (п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре), а не
соучастником в преступной клевете
соучастников друг на друга. Полагаем, что
следователям и суду надлежит в
соответствующих ситуациях тщательно
фиксировать обстоятельства и содержание
этих клеветнических перепалок. Фиксация
должна быть и процессуально, и этически
допустимой, чтобы в дальнейшем стать
доказательством преступной клеветы и / или
оскорблений.
Мы, как и ранее, в полной
мере осознаем, что приведенные суждения
носят спорный характер. В любом случае речь
идет о посягательствах, носящих на практике
«нераспознаваемый» характер, подлежащих
оценке с позиции малозначительности (ч. 2 ст.
14 УК РФ). Что ж, когда-то нужно начинать
применять закон в соответствии с его буквой
и смыслом!?
Сравнение «общего»
оскорбления (ст. 130 УК РФ) и «специального»
(статьи 297 и 319 УК РФ) в целом выявляет те же
закономерности, что и сравнение «общей» и
«специальной» клеветы.
Как и в
предыдущем случае, основные различия
усматриваются по объекту, процессуальному
и должностному статусу потерпевших и по
характеристике обстановки совершения
оскорбления.
Как и «общая» клевета,
«общее» оскорбление — удел, как правило,
«неквалифицированных» адвокатов.
«Скандальный» адвокат вообще не может
обойтись без оскорбительных действий
против свидетелей, потерпевших, экспертов,
иных участников судопроизводства, если те
имеют несовпадающие с ним интересы или
просто не понравятся «скандалисту».
И
клевета, и оскорбление — преступления, как
правило относящиеся к категории «явных»
нарушений, направленных против субъектов
расследования либо против доказательств.
Несмотря на преобладание «благих
намерений», то есть в интересах
подзащитного, довольно часто, если не в
большинстве случаев, в конечном счете
клевета и оскорбления только вредят
подозреваемым и обвиняемым.
Своеобразной и опять-таки
«нераспознаваемой» формой клеветы и
оскорблений являются действия
недобросовестных адвокатов, чаще всего
«коррумпированных», «неквалифицированных»,
направленные на дискредитацию своих же
коллег, вернее, конкурентов в борьбе за
платную защиту.
Это в высшей степени
аморальное поведение всеми адвокатами
единодушно признается грубейшим
нарушением профессиональной этики. Но оно
же может быть квалифицировано как
преступление. Так, чаще всего
недобросовестный адвокат «за глаза» лжет о
своих конкурентах как о
неквалифицированных специалистах,
приводит ложные сведения о проигранных ими
делах, о том, что то или иное адвокатское
образование вообще «не котируется», имеет
дурную репутацию и т.п. «За глаза» и «по
секрету» среди реальных и потенциальных
доверителей, а также среди представителей
стороны обвинения, судей распространяются
клевета и оскорбления против адвокатов —
конкурентов обвинения в незаконных и
неэтичных методах работы.
Практические
работники знают, что опытные следователи и
судьи порой заранее задумываются над тем,
кого из конкретных адвокатов в будущем
стоит рекомендовать подследственным
(подсудимым) в случае, если такая
возможность представится.
Недобросовестные, профессионально слабые и
«коррумпированные» адвокаты хорошо знают,
как повлиять на такие раздумья. В частных
беседах, как бы между делом, они
рассказывают судьям и следователям
различные небылицы про наиболее сильных,
грамотных, опытных адвокатов, то есть тех,
кто реально может составить конкуренцию,
«переманить» платежеспособных доверителей,
понравиться следователям и судьям и
«захватить» тем самым «прикормленное место».
Подбираются чаще всего такие заведомо
ложные «компроматериалы», которые особенно
«пугают», вызывают отвращение у
следователей и судей. Например, про
конкурента говорят, что он «скандалист»,
затягивает расследование, срывает
следственные действия и судебные
заседания, что он пойман при попытке
проноса в СИЗО наркотиков и иных
запрещенных предметов, но дело «замяли», что
ему опасно доверять материалы дела — может
уничтожить листы и т.п.
Для
потенциальных и реальных доверителей
припасена уже совсем другая информация:
конкурент «коррумпирован», работает против
подзащитных, вымогает деньги и допускает
мошенничество, берет значительно большие
гонорары по сравнению со сложившимися в
регионе за подобные услуги, при этом деньги
«не отрабатывает» и т.п.
Каждый опытный и
квалифицированный адвокат время от времени
с чувством растерянности, недоумения и
негодования узнает, что по населенному
пункту, региону о нем распространены
грязные слухи, отталкивающие от него и
доверителей, и должностных лиц суда и
правоохранительных органов. Самим
адвокатам, даже целым адвокатским
образованиям, очень трудно, вернее, просто
невозможно бороться с этой патологией в
рядах корпорации.
И здесь, как ни
странно это звучит, лучшим помощником
адвокатуры будут представители стороны
обвинения. Согласованными с адвокатурой
действиями они помогут вывести на чистую
воду и лишить статуса адвоката одного — двух
таких клеветников и сплетников. Оставшиеся
непойманными, пожалуй, учтут опыт себе
подобных…
* * *
На этом следует
завершить изучение выделенной группы
основных преступлений адвокатов. В
практике большую часть посягательств,
совершаемых адвокатами при осуществлении
своих профессиональных функций, следует
отнести к группе сопутствующих адвокатских
преступлений. К их выборочному анализу и
переходим в следующей части работы.
3.
Сопутствующие преступления адвокатов,
или преступления адвоката — соучастника
Как уже было отмечено, сопутствующим
адвокатским преступлением может быть
фактически любое из предусмотренных
Особенной частью уголовного закона, в
совершении которого адвокат принимает
участие как пособник, а равно как
подстрекатель, организатор, а в дополнение
ко всему иногда и как соисполнитель (виды
соучастников — ст. 33 УК РФ). Привлечение
адвоката к ответственности становится
возможным исходя из правила ч. 4 ст. 34 УК РФ, в
соответствии с которым лицо, не являющееся
специальным субъектом какого-либо
преступления, предусмотренного Особенной
частью УК РФ, но участвовавшее в его
совершении, несет ответственность именно в
качестве организатора, подстрекателя или
пособника. Чаще всего в практике адвокат в
сопутствующем преступлении

Следующая статья »
К тексту закона »

www.lawmix.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о