Статья незаконное обогащение – Статья незаконное обогащение 285 УК РФ: не является неосновательным сбережением

Содержание

ГК РФ — Глава 60



РАЗДЕЛ IV. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ


ГЛАВА 60. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ВСЛЕДСТВИЕ НЕОСНОВАТЕЛЬНОГО ОБОГАЩЕНИЯ

Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Статья 1103. Соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав

Поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям:

1) о возврате исполненного по недействительной сделке;

2) об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;

3) одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;

4) о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Статья 1104. Возвращение неосновательного обогащения в натуре

1. Имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.

2. Приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие, в том числе и за всякие случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность.

Статья 1105. Возмещение стоимости неосновательного обогащения

1. В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

2. Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Статья 1106. Последствия неосновательной передачи права другому лицу

Лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право.

Статья 1107. Возмещение потерпевшему неполученных доходов

1. Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

2. На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Статья 1108. Возмещение затрат на имущество, подлежащее возврату

При возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества (статья 1104) или возмещении его стоимости (статья 1105) приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого он обязан возвратить доходы (статья 1106) с зачетом полученных им выгод. Право на возмещение затрат утрачивается в случае, когда приобретатель умышленно удерживал имущество, подлежащее возврату.

Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии

недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Президент
Российской Федерации
Б. Ельцин

Москва. Кремль
26 января 1996 г.
14-ФЗ

elementy.ru

Незаконное обогащение — Википедия

Незаконное обогащение — приобретение имущества публичным должностным лицом на средства, происхождение которых оно не может объяснить или они получены с нарушением закона. Это понятие государствам предлагается ввести в уголовный кодекс в 20-й статье Конвенции ООН против коррупции. Документ был принят на 58 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 год и вступил в силу 14 декабря 2005 года[1]

Описание

20 статья Конвенции ООН против коррупции[2] гласит: «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Суть статьи — в преследовании коррупционеров, если нет возможности зафиксировать другие их преступления, например, передачу денег при взятке. Считается, что полученные незаконно средства чиновник тратит на свои активы, которые гораздо проще найти и сравнить их стоимость с официальными доходами.

Видео по теме

История

Первый законопроект, который призывает наказывать публичных должностных лиц за приобретение активов, если они не могут доказать их законный источник, появился в 1936 году в Аргентине. Законом эта норма стала только в 1964 году, когда была утверждена уголовная ответственность за то, что «чиновник не может объяснить происхождение средств для обогащения себя или третьего лица». В том же году Индия ввела наказание за «обладание ресурсами, происхождение которых публичное должностное лицо не может объяснить».

В 1996 году незаконное обогащение как уголовное преступление включили в Межамериканскую конвенцию против коррупции (IACAC). Затем его ввели в Конвенцию Африканского союза о предупреждении коррупции и борьбе с ней (AUCPCC), утверждённую в 2003 году. И наконец, в 2003 году была утверждена, а в 2005 году вступила в 2005 году Конвенция ООН против коррупции.

В итоге к середине 80-х статья за незаконное обогащения была в Колумбии, Эквадоре, Египте, Брунее, Пакистане, Сенегале и Доминиканской Республике. К 1990 году уголовное наказание за это преступление ввели, по крайней мере, 10 стран, к 2000 году — в более чем 20 странах, а к 2010 году — более чем в 40 странах.

Применение в мире

Аргентина

Ст. 286 Уголовного кодекса, ввели в 1964 году

Любой человек, который не в состоянии объяснить происхождение своего заметного обогащения (или третьих лиц, если таким образом он скрывает свои активы), полученного во время госслужбы или в течение двух лет после неё наказывается лишением свободы от двух до шести лет, штрафом от 50 до 100 % величины незаконного обогащения и пожизненным запретом на госслужбу.

В 2004 году бывший министр природных ресурсов Аргентины Мария Хулия Алгосарай получила три года лишения свободы и штраф в $500 тыс. за незаконное обогащение. Прокуратура проанализировала её доходы и расходы в 1988—1996 года, нашла сильное расхождение и потребовала объяснения. Чиновница рассказала, что зарабатывала за счет консультационных услуг, а также получала деньги от бывшего мужа и отца. Эти объяснения не удовлетворили суд и её отправили в тюрьму, обязав выплатить в казну всю сумму, признанную незаконным обогащением.

Гонконг

Указ о предотвращении коррупции, часть 10, приняли в 1971 году

Любой государственный служащий, который: а) имеет уровень жизни выше того, который соответствует его нынешним или прежним доходам на службе б) контролирует денежные средства или имущество несоразмерно своим нынешним или прежним доходам на службе при отсутствии удовлетворительных объяснений, как ему удается поддерживать такой уровень жизни или как денежные средств или собственность попала под его контроль, должен быть признан виновным в совершении преступления и приговорен к лишению свободы до 10 лет и штрафу до 1 млн HKD (около $130 тыс долларов США).[1]

Индия

Закон по борьбе с коррупцией, ст.13, редакция 1988 года

Государственный служащий признается совершим преступление, если он или любой человек от его имени, владеет или имеет в распоряжении денежные средства или имущества несоразмерные известным источникам его дохода и не может дать удовлетворительных объяснений на этот счет. Это преступление наказывается лишением свободы от одного года до семи лет, и штрафом [2].

Китай

ст. 395 Уголовного права КНР, ввели в 1997 года

Любой государственный чиновник, чье имущество или расходы, очевидно превышает его законные доходы, и при этом разница значительна, обязан объяснить источники происхождения имущества. Если он не сумеет доказать, что источники законные, то он может быть приговорен к лишению свободы до пяти лет и конфискации части активов сверх доказано законных доходов.[3]

Литва

ст. 189 Уголовного кодекса, приняли в 2010 году

Любой гражданин, который владеет активами дороже 250 минимальных прожиточных минимумов (около 65 тыс. литов или $24 тыс.), зная, что они не могли быть приобретены на законные доходы, наказывается штрафом, арестом или лишением свободы до 4 лет.

В Литве за незаконное обращение могут привлечь не только чиновников, но и любого гражданина. Статья работает не только для борьбы с коррупцией, но и для противодействия легализации любых преступных доходов. Осенью этого года суд приговорил к штрафу студентку, которая не смогла объяснить происхождение средств на квартиру. Её также обязали вернуть в казну стоимость недвижимости — около 100 тыс. евро. По утверждению следователей, купить жилье девушке помог её отец, связанный с торговлей наркотиками.[4]

Незаконное обогащение в России

Конвенция ООН против коррупции была подписана от имени Российской Федерации 9 декабря 2003 года в городе Мерида (Мексика). 8 марта 2006 года Россия официально ратифицировала этот документ. В законе о ратификации (40-ФЗ) содержится заявление о статьях, в отношении которых Россия обладает юрисдикцией. 20 статьи, включающей понятие незаконного обогащения, в этом списке нет. То есть Россия заранее исключила эту статью из любого дальнейшего применения, несмотря на формальную ратификацию конвенции ООН против коррупции без оговорок.

В сентябре 2011 года депутаты фракции КПРФ А. Д. Куликов, С. П. Обухов, Н. А. Останина, В. Ф. Рашкин зарегистрировали законопроект, который предусматривал введение уголовной ответственности за «незаконное обогащение, а именно приобретение должностным лицом имущества, стоимость которого значительно превосходит его законные доходы и происхождение которого он не может объяснить разумным способом». В качестве санкций предлагалось лишение свободы до 10 лет (в зависимости от размера незаконного обогащения) и конфискация имущества. Этот закон получил отрицательные отзывы правительства и комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Сейчас законопроект официально находится на рассмотрении в парламенте, но когда будет вынесен на голосование — не известно.

25 сентября 2014 года политик Алексей Навальный объявил о начале общественной кампании[3] за принятие 20 статьи Конвенции ООН против коррупции. Он призвал всех проголосовать за законопроект Фонда борьбы с коррупцией о введении уголовной ответственности за незаконное обогащение[4] на сайте Российской общественной инициативы. В этом проекте предлагается наказывать за «значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица». При этом под законными понимаются доходы, указанные в декларации чиновников.

Согласно документу, госслужащий не обязан объяснять происхождение активов. Расследование проводит прокуратура — она самостоятельно изучает рыночную цену собственности, реальный порядок её приобретения и декларации госслужащих. Объяснения фигуранта дела могут лишь помочь защите, по аналогии с алиби в других преступлениях. Отсутствие показаний не повлечет изменений в судьбе обвиняемого.

Мнения о 20 статье и незаконном обогащении

Дмитрий Медведев, председатель Правительства, 6 декабря 2013 года [5]

Статья 20 исходит из предположения, что лицо предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер. Это вопрос выбора, на это можно пойти. И сейчас, кстати, предложение по статье 20 Минюстом готовится, сразу скажу. Но мы должны взвесить все за и против.

За — борьба с коррупцией, это хорошо: пусть объяснят, откуда дворцы, как вы говорите, это нормально для всех. Но есть и аргумент против: мы же с вами понимаем, что наша правоохранительная система несовершенна, и если речь идёт о том, что лицо сначала предполагается виновным, а потом должно доказать, что оно не совершало этого, это вообще-то выход за те основополагающие принципы уголовного права, которые у нас сложились».

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 2 марта 2004 года [6]

Термин «незаконное обогащение» для России более чем актуален: чиновник построил особняк, а на что — не известно. Значит, как только Конвенция ООН против коррупции будет у нас ратифицирована, немалая часть должностных лиц может оказаться на скамье подсудимых?

— Норма эта действительно жесткая. Но если она появится в нашем УК, то начнет действовать не сразу, поскольку, согласно Конституции РФ (часть 1 ст. 54), «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». Однако должна быть точка отсчета, начиная с которой применение этой нормы должно стать неукоснительным. Сейчас же стоит первоочередная задача — ратифицировать все три вышеназванные конвенции и взяться за приведение российского законодательства в соответствие с их требованиями.

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 26 ноября 2013 года [7]

Борьба с коррупцией и незаконным обогащением действительно стала одной из самых болезненных проблем российского общества. Вроде бы, меры борьбы с этим бедствием принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный. Одна из очевидных причин — в том, что Россия до сих пор не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции».

Валерий Рашкин, депутат Госдумы от КПРФ, 23 сентября 2014 года [8]

Несмотря на всю антикоррупционную риторику, Госдума до сих пор не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН о противодействии коррупции. Эта статья требует «признать в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Алена Аршинова, депутат Госдумы от «Единой России», в интервью 13 июня 2012 года [9]

ПРОНЬКО: Вы искренне считаете, что подобная поправка, что подобная поправка, вот эта 20-я статья может быть ратифицирована? АРШИНОВА: Да, может быть. А что мешает людям, которые ничего не стесняются, которые ничего не воровали, которые ничего не прячут? Им ничего не мешает…

Константин Косачев, бывший депутат Госдумы от «Единой России» (на момент высказывания — председатель комитета госдумы по международным делам), 26 июля 2011 года [10]

При ратификации Конвенции действительно было сделано заявление, в отношении каких её статей Россия обладает юрисдикцией. 20-я статья там и правда не указана. Почему? Да потому что её содержание вступило в противоречие с российской Конституцией.

Алексей Навальный, политик, лидер «Партии прогресса», 25 сентября 2014 года (с помощью блога)[11]

Я призываю всех объединиться, для того, чтобы добиться двух простых вещей: 1. Ратификации Россией 20 статьи Конвенции ООН против коррупции.

2. Введение в уголовный кодекс РФ понятия «незаконное обогащение», позволяющего привлекать к уголовной ответственности чиновников, которые не могут объяснить источники доходов, покрывающие их реальные траты».

Социологический опрос о незаконном обогащении

Фонд борьбы с коррупцией 19-22 марта и 3-8 июня 2014 года провел телефонные опросы[5][6] среди граждан России старше 18 лет. Всего было опрошено 1000 человек. Были получены следующие результаты:

  • — 90 % подтверждают мнение, что госслужащие в основном ведут более богатый образ жизни, чем могут себе позволить (опрос 19-22 марта)
  • — 74 % согласны с утверждением, что «все или практически все чиновники живут не по средствам»[значимость факта?] (опрос 19-22 марта)
  • — 87 % поддерживают введение уголовной ответственности для тех чиновников, которые не могут объяснить происхождение своих доходов (опрос 19-22 марта)
  •  — 72 % опрошенных считают уровень коррупции в России высоким (опрос 3-8 июня)
  •  — 76 % опрошенных считают, что чиновник, у которого нашли незадекларированное имущество, должен уходить в отставку, причём из них: (опрос 3-8 июня)
    • — 24 % считают, что чиновник должен нести уголовную ответственность, (опрос 3-8 июня)
    • — 20 % считают, что незадекларированное имущество должно быть конфисковано, (опрос 3-8 июня)

Примечания

wiki2.red

Незаконное обогащение — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Незаконное обогащение — приобретение имущества публичным должностным лицом на средства, происхождение которых оно не может объяснить или они получены с нарушением закона. Это понятие государствам предлагается ввести в уголовный кодекс в 20-й статье Конвенции ООН против коррупции. Документ был принят на 58 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 год и вступил в силу 14 декабря 2005 года[1]

Описание

20 статья Конвенции ООН против коррупции[2] гласит: «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Суть статьи — в преследовании коррупционеров, если нет возможности зафиксировать другие их преступления, например, передачу денег при взятке. Считается, что полученные незаконно средства чиновник тратит на свои активы, которые гораздо проще найти и сравнить их стоимость с официальными доходами.

История

Первый законопроект, который призывает наказывать публичных должностных лиц за приобретение активов, если они не могут доказать их законный источник, появился в 1936 году в Аргентине. Законом эта норма стала только в 1964 году, когда была утверждена уголовная ответственность за то, что «чиновник не может объяснить происхождение средств для обогащения себя или третьего лица». В том же году Индия ввела наказание за «обладание ресурсами, происхождение которых публичное должностное лицо не может объяснить».

В 1996 году незаконное обогащение как уголовное преступление включили в Межамериканскую конвенцию против коррупции (IACAC). Затем его ввели в Конвенцию Африканского союза о предупреждении коррупции и борьбе с ней (AUCPCC), утверждённую в 2003 году. И наконец, в 2003 году была утверждена, а в 2005 году вступила в 2005 году Конвенция ООН против коррупции.

В итоге к середине 80-х статья за незаконное обогащения была в Колумбии, Эквадоре, Египте, Брунее, Пакистане, Сенегале и Доминиканской Республике. К 1990 году уголовное наказание за это преступление ввели, по крайней мере, 10 стран, к 2000 году — в более чем 20 странах, а к 2010 году — более чем в 40 странах.

Применение в мире

Аргентина

Ст. 286 Уголовного кодекса, ввели в 1964 году

Любой человек, который не в состоянии объяснить происхождение своего заметного обогащения (или третьих лиц, если таким образом он скрывает свои активы), полученного во время госслужбы или в течение двух лет после неё наказывается лишением свободы от двух до шести лет, штрафом от 50 до 100 % величины незаконного обогащения и пожизненным запретом на госслужбу.

В 2004 году бывший министр природных ресурсов Аргентины Мария Хулия Алгосарай получила три года лишения свободы и штраф в $500 тыс. за незаконное обогащение. Прокуратура проанализировала её доходы и расходы в 1988—1996 года, нашла сильное расхождение и потребовала объяснения. Чиновница рассказала, что зарабатывала за счет консультационных услуг, а также получала деньги от бывшего мужа и отца. Эти объяснения не удовлетворили суд и её отправили в тюрьму, обязав выплатить в казну всю сумму, признанную незаконным обогащением.

Гонконг

Указ о предотвращении коррупции, часть 10, приняли в 1971 году

Любой государственный служащий, который: а) имеет уровень жизни выше того, который соответствует его нынешним или прежним доходам на службе б) контролирует денежные средства или имущество несоразмерно своим нынешним или прежним доходам на службе при отсутствии удовлетворительных объяснений, как ему удается поддерживать такой уровень жизни или как денежные средств или собственность попала под его контроль, должен быть признан виновным в совершении преступления и приговорен к лишению свободы до 10 лет и штрафу до 1 млн HKD (около $130 тыс долларов США).[www.iaaca.org/AntiCorruptionLaws/ByCountriesandRegions/H/HongKongChina/201202/t20120220_807866.shtml]

Индия

Закон по борьбе с коррупцией, ст.13, редакция 1988 года

Государственный служащий признается совершим преступление, если он или любой человек от его имени, владеет или имеет в распоряжении денежные средства или имущества несоразмерные известным источникам его дохода и не может дать удовлетворительных объяснений на этот счет. Это преступление наказывается лишением свободы от одного года до семи лет, и штрафом [www-wds.worldbank.org/external/default/WDSContentServer/WDSP/IB/2013/04/10/000445729_20130410123330/Rendered/PDF/717310PUB0EPI0001300PUB0DATE0807012.pdf].

Китай

ст. 395 Уголовного права КНР, ввели в 1997 года

Любой государственный чиновник, чье имущество или расходы, очевидно превышает его законные доходы, и при этом разница значительна, обязан объяснить источники происхождения имущества. Если он не сумеет доказать, что источники законные, то он может быть приговорен к лишению свободы до пяти лет и конфискации части активов сверх доказано законных доходов.[www-wds.worldbank.org/external/default/WDSContentServer/WDSP/IB/2013/04/10/000445729_20130410123330/Rendered/PDF/717310PUB0EPI0001300PUB0DATE0807012.pdf]

Литва

ст. 189-1 Уголовного кодекса, приняли в 2010 году

Любой гражданин, который владеет активами дороже 500 минимальных прожиточных минимумов (около 65 тыс. литов или $24 тыс.), зная, что они не могли быть приобретены на законные доходы, наказывается штрафом, арестом или лишением свободы до 4 лет.

В Литве за незаконное обращение могут привлечь не только чиновников, но и любого гражданина. Статья работает не только для борьбы с коррупцией, но и для противодействия легализации любых преступных доходов. Осенью этого года суд приговорил к штрафу студентку, которая не смогла объяснить происхождение средств на квартиру. Её также обязали вернуть в казну стоимость недвижимости — около 100 тыс. евро. По утверждению следователей, купить жилье девушке помог её отец, связанный с торговлей наркотиками.[www.unodc.org/documents/treaties/UNCAC/CountryVisitFinalReports/2013_10_29_Lithuania_Final_Country_Report/2013_10_29_Lithuania_Annex_1_Legislation.pdf]

Незаконное обогащение в России

Конвенция ООН против коррупции была подписана от имени Российской Федерации 9 декабря 2003 года в городе Мерида (Мексика). 8 марта 2006 года Россия официально ратифицировала этот документ. В законе о ратификации (40-ФЗ) содержится заявление о статьях, в отношении которых Россия обладает юрисдикцией. 20 статьи, включающей понятие незаконного обогащения, в этом списке нет. То есть Россия заранее исключила эту статью из любого дальнейшего применения, несмотря на формальную ратификацию конвенции ООН против коррупции без оговорок.

В сентябре 2011 года депутаты фракции КПРФ А. Д. Куликов, С. П. Обухов, Н. А. Останина, В. Ф. Рашкин зарегистрировали законопроект, который предусматривал введение уголовной ответственности за «незаконное обогащение, а именно приобретение должностным лицом имущества, стоимость которого значительно превосходит его законные доходы и происхождение которого он не может объяснить разумным способом». В качестве санкций предлагалось лишение свободы до 10 лет (в зависимости от размера незаконного обогащения) и конфискация имущества. Этот закон получил отрицательные отзывы правительства и комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Сейчас законопроект официально находится на рассмотрении в парламенте, но когда будет вынесен на голосование — не известно.

25 сентября 2014 года политик Алексей Навальный объявил о начале общественной кампании[3] за принятие 20 статьи Конвенции ООН против коррупции. Он призвал всех проголосовать за законопроект Фонда борьбы с коррупцией о введении уголовной ответственности за незаконное обогащение[4] на сайте Российской общественной инициативы. В этом проекте предлагается наказывать за «значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица». При этом под законными понимаются доходы, указанные в декларации чиновников.

Согласно документу, госслужащий не обязан объяснять происхождение активов. Расследование проводит прокуратура — она самостоятельно изучает рыночную цену собственности, реальный порядок её приобретения и декларации госслужащих. Объяснения фигуранта дела могут лишь помочь защите, по аналогии с алиби в других преступлениях. Отсутствие показаний не повлечет изменений в судьбе обвиняемого.

Мнения о 20 статье и незаконном обогащении

Дмитрий Медведев, председатель Правительства, 6 декабря 2013 года [government.ru/news/8790/]

Статья 20 исходит из предположения, что лицо предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер. Это вопрос выбора, на это можно пойти. И сейчас, кстати, предложение по статье 20 Минюстом готовится, сразу скажу. Но мы должны взвесить все за и против. За — борьба с коррупцией, это хорошо: пусть объяснят, откуда дворцы, как вы говорите, это нормально для всех. Но есть и аргумент против: мы же с вами понимаем, что наша правоохранительная система несовершенна, и если речь идёт о том, что лицо сначала предполагается виновным, а потом должно доказать, что оно не совершало этого, это вообще-то выход за те основополагающие принципы уголовного права, которые у нас сложились».

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 2 марта 2004 года [www.rg.ru/2004/03/02/zorkin.html]

Термин «незаконное обогащение» для России более чем актуален: чиновник построил особняк, а на что — не известно. Значит, как только Конвенция ООН против коррупции будет у нас ратифицирована, немалая часть должностных лиц может оказаться на скамье подсудимых? — Норма эта действительно жесткая. Но если она появится в нашем УК, то начнет действовать не сразу, поскольку, согласно Конституции РФ (часть 1 ст. 54), «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». Однако должна быть точка отсчета, начиная с которой применение этой нормы должно стать неукоснительным. Сейчас же стоит первоочередная задача — ратифицировать все три вышеназванные конвенции и взяться за приведение российского законодательства в соответствие с их требованиями.

Валерий Зорькин, глава Конституционного суда, 26 ноября 2013 года [www.ksrf.ru/ru/News/Speech/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=65]

Борьба с коррупцией и незаконным обогащением действительно стала одной из самых болезненных проблем российского общества. Вроде бы, меры борьбы с этим бедствием принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный. Одна из очевидных причин — в том, что Россия до сих пор не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции».

Валерий Рашкин, депутат Госдумы от КПРФ, 23 сентября 2014 года [kprf.ru/dep/gosduma/activities/134884.html]

Несмотря на всю антикоррупционную риторику, Госдума до сих пор не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН о противодействии коррупции. Эта статья требует «признать в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Алена Аршинова, депутат Госдумы от «Единой России», в интервью 13 июня 2012 года [stolica.fm/archive-view/6198/3/]

ПРОНЬКО: Вы искренне считаете, что подобная поправка, что подобная поправка, вот эта 20-я статья может быть ратифицирована? АРШИНОВА: Да, может быть. А что мешает людям, которые ничего не стесняются, которые ничего не воровали, которые ничего не прячут? Им ничего не мешает…

Константин Косачев, бывший депутат Госдумы от «Единой России» (на момент высказывания — председатель комитета госдумы по международным делам), 26 июля 2011 года [www.rg.ru/2011/07/23/kosachev-site.html]

При ратификации Конвенции действительно было сделано заявление, в отношении каких её статей Россия обладает юрисдикцией. 20-я статья там и правда не указана. Почему? Да потому что её содержание вступило в противоречие с российской Конституцией.

Алексей Навальный, политик, лидер «Партии прогресса», 25 сентября 2014 года (с помощью блога)[navalny.com/p/3842/]

Я призываю всех объединиться, для того, чтобы добиться двух простых вещей:

1. Ратификации Россией 20 статьи Конвенции ООН против коррупции.

2. Введение в уголовный кодекс РФ понятия «незаконное обогащение», позволяющего привлекать к уголовной ответственности чиновников, которые не могут объяснить источники доходов, покрывающие их реальные траты».

Социологический опрос о незаконном обогащении

Фонд борьбы с коррупцией 19-22 марта и 3-8 июня 2014 года провел телефонные опросы[5][6] среди граждан России старше 18 лет. Всего было опрошено 1000 человек. Были получены следующие результаты:

  • — 90 % подтверждают мнение, что госслужащие в основном ведут более богатый образ жизни, чем могут себе позволить (опрос 19-22 марта)
  • — 74 % согласны с утверждением, что «все или практически все чиновники живут не по средствам»[значимость факта?] (опрос 19-22 марта)
  • — 87 % поддерживают введение уголовной ответственности для тех чиновников, которые не могут объяснить происхождение своих доходов (опрос 19-22 марта)
  •  — 72 % опрошенных считают уровень коррупции в России высоким (опрос 3-8 июня)
  •  — 76 % опрошенных считают, что чиновник, у которого нашли незадекларированное имущество, должен уходить в отставку, причём из них: (опрос 3-8 июня)
    • — 24 % считают, что чиновник должен нести уголовную ответственность, (опрос 3-8 июня)
    • — 20 % считают, что незадекларированное имущество должно быть конфисковано, (опрос 3-8 июня)

Напишите отзыв о статье «Незаконное обогащение»

Примечания

  1. [daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N03/453/17/PDF/N0345317.pdf?OpenElement Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей 31 октября 2003 года]
  2. [www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml Полный текст Конвенции против коррупции на сайте ООН]
  3. [20.navalny.com Двадцатая статья].
  4. [www.roi.ru/9376/ Об уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников и иных лиц, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах].
  5. Навальный.ком. [echo.msk.ru/blog/corruption/1406568-echo/ Новая кампания ФБК: Ратифицируй это!]. Радиостанция «Эхо Москвы» (25-09-2014). Проверено 29 августа 2015.
  6. Навальный.ком. [echo.msk.ru/blog/corruption/1336954-echo/ Новый соцопрос ФБК: коррупция в России]. Радиостанция «Эхо Москвы» (09-06-2014). Проверено 29 августа 2015.

Отрывок, характеризующий Незаконное обогащение

«Вот она, наступила решительная минута! Дошло до меня дело», подумал князь Андрей, и ударив лошадь, подъехал к Кутузову. «Надо остановить апшеронцев, – закричал он, – ваше высокопревосходительство!» Но в тот же миг всё застлалось дымом, раздалась близкая стрельба, и наивно испуганный голос в двух шагах от князя Андрея закричал: «ну, братцы, шабаш!» И как будто голос этот был команда. По этому голосу всё бросилось бежать.
Смешанные, всё увеличивающиеся толпы бежали назад к тому месту, где пять минут тому назад войска проходили мимо императоров. Не только трудно было остановить эту толпу, но невозможно было самим не податься назад вместе с толпой.
Болконский только старался не отставать от нее и оглядывался, недоумевая и не в силах понять того, что делалось перед ним. Несвицкий с озлобленным видом, красный и на себя не похожий, кричал Кутузову, что ежели он не уедет сейчас, он будет взят в плен наверное. Кутузов стоял на том же месте и, не отвечая, доставал платок. Из щеки его текла кровь. Князь Андрей протеснился до него.
– Вы ранены? – спросил он, едва удерживая дрожание нижней челюсти.
– Раны не здесь, а вот где! – сказал Кутузов, прижимая платок к раненой щеке и указывая на бегущих. – Остановите их! – крикнул он и в то же время, вероятно убедясь, что невозможно было их остановить, ударил лошадь и поехал вправо.
Вновь нахлынувшая толпа бегущих захватила его с собой и повлекла назад.
Войска бежали такой густой толпой, что, раз попавши в середину толпы, трудно было из нее выбраться. Кто кричал: «Пошел! что замешкался?» Кто тут же, оборачиваясь, стрелял в воздух; кто бил лошадь, на которой ехал сам Кутузов. С величайшим усилием выбравшись из потока толпы влево, Кутузов со свитой, уменьшенной более чем вдвое, поехал на звуки близких орудийных выстрелов. Выбравшись из толпы бегущих, князь Андрей, стараясь не отставать от Кутузова, увидал на спуске горы, в дыму, еще стрелявшую русскую батарею и подбегающих к ней французов. Повыше стояла русская пехота, не двигаясь ни вперед на помощь батарее, ни назад по одному направлению с бегущими. Генерал верхом отделился от этой пехоты и подъехал к Кутузову. Из свиты Кутузова осталось только четыре человека. Все были бледны и молча переглядывались.
– Остановите этих мерзавцев! – задыхаясь, проговорил Кутузов полковому командиру, указывая на бегущих; но в то же мгновение, как будто в наказание за эти слова, как рой птичек, со свистом пролетели пули по полку и свите Кутузова.
Французы атаковали батарею и, увидав Кутузова, выстрелили по нем. С этим залпом полковой командир схватился за ногу; упало несколько солдат, и подпрапорщик, стоявший с знаменем, выпустил его из рук; знамя зашаталось и упало, задержавшись на ружьях соседних солдат.
Солдаты без команды стали стрелять.
– Ооох! – с выражением отчаяния промычал Кутузов и оглянулся. – Болконский, – прошептал он дрожащим от сознания своего старческого бессилия голосом. – Болконский, – прошептал он, указывая на расстроенный батальон и на неприятеля, – что ж это?
Но прежде чем он договорил эти слова, князь Андрей, чувствуя слезы стыда и злобы, подступавшие ему к горлу, уже соскакивал с лошади и бежал к знамени.
– Ребята, вперед! – крикнул он детски пронзительно.
«Вот оно!» думал князь Андрей, схватив древко знамени и с наслаждением слыша свист пуль, очевидно, направленных именно против него. Несколько солдат упало.
– Ура! – закричал князь Андрей, едва удерживая в руках тяжелое знамя, и побежал вперед с несомненной уверенностью, что весь батальон побежит за ним.
Действительно, он пробежал один только несколько шагов. Тронулся один, другой солдат, и весь батальон с криком «ура!» побежал вперед и обогнал его. Унтер офицер батальона, подбежав, взял колебавшееся от тяжести в руках князя Андрея знамя, но тотчас же был убит. Князь Андрей опять схватил знамя и, волоча его за древко, бежал с батальоном. Впереди себя он видел наших артиллеристов, из которых одни дрались, другие бросали пушки и бежали к нему навстречу; он видел и французских пехотных солдат, которые хватали артиллерийских лошадей и поворачивали пушки. Князь Андрей с батальоном уже был в 20 ти шагах от орудий. Он слышал над собою неперестававший свист пуль, и беспрестанно справа и слева от него охали и падали солдаты. Но он не смотрел на них; он вглядывался только в то, что происходило впереди его – на батарее. Он ясно видел уже одну фигуру рыжего артиллериста с сбитым на бок кивером, тянущего с одной стороны банник, тогда как французский солдат тянул банник к себе за другую сторону. Князь Андрей видел уже ясно растерянное и вместе озлобленное выражение лиц этих двух людей, видимо, не понимавших того, что они делали.
«Что они делают? – думал князь Андрей, глядя на них: – зачем не бежит рыжий артиллерист, когда у него нет оружия? Зачем не колет его француз? Не успеет добежать, как француз вспомнит о ружье и заколет его».
Действительно, другой француз, с ружьем на перевес подбежал к борющимся, и участь рыжего артиллериста, всё еще не понимавшего того, что ожидает его, и с торжеством выдернувшего банник, должна была решиться. Но князь Андрей не видал, чем это кончилось. Как бы со всего размаха крепкой палкой кто то из ближайших солдат, как ему показалось, ударил его в голову. Немного это больно было, а главное, неприятно, потому что боль эта развлекала его и мешала ему видеть то, на что он смотрел.
«Что это? я падаю? у меня ноги подкашиваются», подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба – высокого неба, не ясного, но всё таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, – подумал князь Андрей, – не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, – совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, я, что узнал его наконец. Да! всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!…»

На правом фланге у Багратиона в 9 ть часов дело еще не начиналось. Не желая согласиться на требование Долгорукова начинать дело и желая отклонить от себя ответственность, князь Багратион предложил Долгорукову послать спросить о том главнокомандующего. Багратион знал, что, по расстоянию почти 10 ти верст, отделявшему один фланг от другого, ежели не убьют того, кого пошлют (что было очень вероятно), и ежели он даже и найдет главнокомандующего, что было весьма трудно, посланный не успеет вернуться раньше вечера.
Багратион оглянул свою свиту своими большими, ничего невыражающими, невыспавшимися глазами, и невольно замиравшее от волнения и надежды детское лицо Ростова первое бросилось ему в глаза. Он послал его.
– А ежели я встречу его величество прежде, чем главнокомандующего, ваше сиятельство? – сказал Ростов, держа руку у козырька.
– Можете передать его величеству, – поспешно перебивая Багратиона, сказал Долгоруков.
Сменившись из цепи, Ростов успел соснуть несколько часов перед утром и чувствовал себя веселым, смелым, решительным, с тою упругостью движений, уверенностью в свое счастие и в том расположении духа, в котором всё кажется легко, весело и возможно.
Все желания его исполнялись в это утро; давалось генеральное сражение, он участвовал в нем; мало того, он был ординарцем при храбрейшем генерале; мало того, он ехал с поручением к Кутузову, а может быть, и к самому государю. Утро было ясное, лошадь под ним была добрая. На душе его было радостно и счастливо. Получив приказание, он пустил лошадь и поскакал вдоль по линии. Сначала он ехал по линии Багратионовых войск, еще не вступавших в дело и стоявших неподвижно; потом он въехал в пространство, занимаемое кавалерией Уварова и здесь заметил уже передвижения и признаки приготовлений к делу; проехав кавалерию Уварова, он уже ясно услыхал звуки пушечной и орудийной стрельбы впереди себя. Стрельба всё усиливалась.
В свежем, утреннем воздухе раздавались уже, не как прежде в неравные промежутки, по два, по три выстрела и потом один или два орудийных выстрела, а по скатам гор, впереди Працена, слышались перекаты ружейной пальбы, перебиваемой такими частыми выстрелами из орудий, что иногда несколько пушечных выстрелов уже не отделялись друг от друга, а сливались в один общий гул.
Видно было, как по скатам дымки ружей как будто бегали, догоняя друг друга, и как дымы орудий клубились, расплывались и сливались одни с другими. Видны были, по блеску штыков между дымом, двигавшиеся массы пехоты и узкие полосы артиллерии с зелеными ящиками.
Ростов на пригорке остановил на минуту лошадь, чтобы рассмотреть то, что делалось; но как он ни напрягал внимание, он ничего не мог ни понять, ни разобрать из того, что делалось: двигались там в дыму какие то люди, двигались и спереди и сзади какие то холсты войск; но зачем? кто? куда? нельзя было понять. Вид этот и звуки эти не только не возбуждали в нем какого нибудь унылого или робкого чувства, но, напротив, придавали ему энергии и решительности.
«Ну, еще, еще наддай!» – обращался он мысленно к этим звукам и опять пускался скакать по линии, всё дальше и дальше проникая в область войск, уже вступивших в дело.
«Уж как это там будет, не знаю, а всё будет хорошо!» думал Ростов.
Проехав какие то австрийские войска, Ростов заметил, что следующая за тем часть линии (это была гвардия) уже вступила в дело.
«Тем лучше! посмотрю вблизи», подумал он.
Он поехал почти по передней линии. Несколько всадников скакали по направлению к нему. Это были наши лейб уланы, которые расстроенными рядами возвращались из атаки. Ростов миновал их, заметил невольно одного из них в крови и поскакал дальше.
«Мне до этого дела нет!» подумал он. Не успел он проехать нескольких сот шагов после этого, как влево от него, наперерез ему, показалась на всем протяжении поля огромная масса кавалеристов на вороных лошадях, в белых блестящих мундирах, которые рысью шли прямо на него. Ростов пустил лошадь во весь скок, для того чтоб уехать с дороги от этих кавалеристов, и он бы уехал от них, ежели бы они шли всё тем же аллюром, но они всё прибавляли хода, так что некоторые лошади уже скакали. Ростову всё слышнее и слышнее становился их топот и бряцание их оружия и виднее становились их лошади, фигуры и даже лица. Это были наши кавалергарды, шедшие в атаку на французскую кавалерию, подвигавшуюся им навстречу.
Кавалергарды скакали, но еще удерживая лошадей. Ростов уже видел их лица и услышал команду: «марш, марш!» произнесенную офицером, выпустившим во весь мах свою кровную лошадь. Ростов, опасаясь быть раздавленным или завлеченным в атаку на французов, скакал вдоль фронта, что было мочи у его лошади, и всё таки не успел миновать их.
Крайний кавалергард, огромный ростом рябой мужчина, злобно нахмурился, увидав перед собой Ростова, с которым он неминуемо должен был столкнуться. Этот кавалергард непременно сбил бы с ног Ростова с его Бедуином (Ростов сам себе казался таким маленьким и слабеньким в сравнении с этими громадными людьми и лошадьми), ежели бы он не догадался взмахнуть нагайкой в глаза кавалергардовой лошади. Вороная, тяжелая, пятивершковая лошадь шарахнулась, приложив уши; но рябой кавалергард всадил ей с размаху в бока огромные шпоры, и лошадь, взмахнув хвостом и вытянув шею, понеслась еще быстрее. Едва кавалергарды миновали Ростова, как он услыхал их крик: «Ура!» и оглянувшись увидал, что передние ряды их смешивались с чужими, вероятно французскими, кавалеристами в красных эполетах. Дальше нельзя было ничего видеть, потому что тотчас же после этого откуда то стали стрелять пушки, и всё застлалось дымом.
В ту минуту как кавалергарды, миновав его, скрылись в дыму, Ростов колебался, скакать ли ему за ними или ехать туда, куда ему нужно было. Это была та блестящая атака кавалергардов, которой удивлялись сами французы. Ростову страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных красавцев людей, из всех этих блестящих, на тысячных лошадях, богачей юношей, офицеров и юнкеров, проскакавших мимо его, после атаки осталось только осьмнадцать человек.
«Что мне завидовать, мое не уйдет, и я сейчас, может быть, увижу государя!» подумал Ростов и поскакал дальше.
Поровнявшись с гвардейской пехотой, он заметил, что чрез нее и около нее летали ядры, не столько потому, что он слышал звук ядер, сколько потому, что на лицах солдат он увидал беспокойство и на лицах офицеров – неестественную, воинственную торжественность.
Проезжая позади одной из линий пехотных гвардейских полков, он услыхал голос, назвавший его по имени.
– Ростов!
– Что? – откликнулся он, не узнавая Бориса.
– Каково? в первую линию попали! Наш полк в атаку ходил! – сказал Борис, улыбаясь той счастливой улыбкой, которая бывает у молодых людей, в первый раз побывавших в огне.
Ростов остановился.
– Вот как! – сказал он. – Ну что?
– Отбили! – оживленно сказал Борис, сделавшийся болтливым. – Ты можешь себе представить?
И Борис стал рассказывать, каким образом гвардия, ставши на место и увидав перед собой войска, приняла их за австрийцев и вдруг по ядрам, пущенным из этих войск, узнала, что она в первой линии, и неожиданно должна была вступить в дело. Ростов, не дослушав Бориса, тронул свою лошадь.

wiki-org.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *