Труда низкая производительность – — :

Содержание

«Недопустимо низкая» производительность труда: кто виноват?

По словам В.Путина, «главная проблема сегодняшней российской экономики — это ее крайняя неэффективность. Производительность труда в России остается недопустимо низкой. Те же затраты труда, что и в наиболее развитых странах, приносят в России в несколько раз меньшую отдачу». Возникает вопрос, кто ответственен за такую ситуацию — действительно ли исключительно нерадивые наемные работники? И действительно ли единственное решение работодателю — опережающе поднимать производительность (а, в наших реалиях, и эксплуатацию) труда относительно повышения заработной платы?

Приводим фрагмент монографии Центра «Государственное управление в России и труд. Оплата, мотивация, производительность» (авторы: Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э., Колесник И.Ю.), разъясняющий взаимосвязи факторов, определяющих высокую производительность труда.


Все необходимое для существования, процветания и развития человечества является результатом его труда. Какие бы рентные ухищрения ни применялись, суть заключается в том, что все созданное, потребляемое, ценное является плодами труда самого человека. Конечно, есть и так называемая виртуальная экономика[1], но рано или поздно экономические пузыри лопаются, нанося большой ущерб стране и ее гражданам.

Прогресс человечества всегда связан с трудом, независимо от того, носит ли он материальную или интеллектуальную направленность. Поэтому вопросы, касающиеся выработки мер стимулирования работника к производительному труду, повышения производительности труда, труда как источника су ществования и обеспечения человека, не только вечные, но являются и вопросами конкурентоспособности национальных экономик, успешности и безопасности стран, благополучия граждан любой страны.

По словам руководства нашего государства, «главная проблема сегодняшней российской экономики — это ее крайняя неэффективность. Производительность труда в России остается недопустимо низкой. Те же затраты труда, что и в наиболее развитых странах, приносят в России в несколько раз меньшую отдачу. И это вдвойне опасно в условиях растущей глобальной конкуренции и увеличивающихся затрат на квалифицированный труд, на энергоносители»[2].

Радикальное повышение эффективности экономики, следуя официальной точке зрения, должно происходить прежде всего на основе роста производительности труда. Особенно это актуально для России, в которой в связи с демографическим кризисом исчерпала свои возможности экстенсивная модель развития. Однако данный вопрос не так прост, хотя в среде экономистов и даже политиков сформировалось упрощенное представление, что единственный «закон», описывающий условия роста производительности труда, — это требование опережающего роста производительности труда по отношению к росту оплаты труда. Упрощенный взгляд на проблему роста производительности труда, к сожалению, не дает ответов на вопрос: а кто и что должен делать, чтобы повысить производительность труда?

Призывы, существовавшие в бытность директивной экономики СССР, типа: «Работники и работницы, всемерно повышайте производительность труда!» (тогда вам повысят заработную плату) — уже давно не проходят. Производительность труда на самом деле зависит не только от мотивации работника, его квалификации, но еще и от состояния основных производственных фондов, организации управления производством. А последние два фактора отнюдь не относятся к «работникам и работницам», а касаются собственников, в том числе государства, и тех сложных систем стимулирования инновационного процесса, в ходе которого обновляются основные фонды, социальной ответственности бизнеса, налоговых и иных методов стимулирования сдержанности в области рентабельности.

Мотивации к производительному труду зависят не только от материального (оплата труда), но еще и от нематериального стимулирования. И в России, стране с традиционно сильными идейно-духовными установками населения, цивилизационно веками накопленной формулой общественного развития в виде повышенной социальности труда и общежития, это особенно актуально.

Оплата труда выполняет не только функцию воспроизводства рабочей силы и его мотивации, но и роль макроэкономического фактора, участвуя в формировании спроса на конечную продукцию в цепочке производственных обменов (здесь есть угроза инфляционных перекосов), участвуя в создании инвестиционного процесса в первичных звеньях упомянутой производственной цепочки через накопления населения и депозитно-кредитный банковский механизм денежной эмиссии и формирования кредитного портфеля в национальной экономике (напротив, снижает инфляцию). Поэтому вопросы труда носят не только подчеркнуто гуманитарный характер, влияя на демографический итог в стране[3], но и существенный макроэкономический характер.

При этом под работодателем понимаются не только собственники и организации любых организационно-правовых форм, но и государство как крупнейший работодатель.

Принципиален взгляд, согласно которому конечная или первичная ответственность за повышение производительности труда лежит прежде всего на государственных органах, управляющих экономическим развитием. Создание стимулов для наемных работников, мотивов для работодателей гармонизировать обсуждаемые вопросы, экономических условий, максимально благоприятных для ликвидации технологической отсталости, замены устаревшего оборудования, повышения квалификации кадров — прямая обязанность государственных органов, имеющих для этого все необходимые средства (рис. В1). Причем ясно видно, что адресовать высокополитически позиционированный призыв к повышению производительности труда только к наемному работнику, чтобы в ответ повысить ему заработную плату, по крайней мере неэффективно.

Рис. В1. Общая структура взаимосвязи факторов, определяющих высокую производительность труда

Более важны такие факторы, как состояние основных фондов, эффективность управления, которые непосредственно зависят от частного собственника, а в конечном счете от государства. В итоге даже уровень мотивации к труду каждого работника определяется условиями, создаваемыми работодателем. В России должна появиться государственная политика управления производительностью труда, соответствующие органы и управленческие функции. Поэтому сама эффективность государственного управления экономическим развитием безусловно является фактором роста производительности труда.

К сожалению, крайне политизированной, спекулятивной и лоббистски торпедируемой в государственной политике России остается тема доходов и оплаты труда. Достаточно сказать о беспрецедентно социально безответственной плоской ставке подоходного налога.

В результате выбора в современной России неработоспособной макроэкономической модели, как, впрочем, и в результате монетаристского обезденеживания российской экономики и предприятий, платежеспособность населения искусственно занижена. По подсчетам специалистов-экспертов[4], оплата труда в России занижена в 2–2,5 раза. Экономического объяснения этому нет. Ссылка на то, что зарплата в России в разы меньше, чем в западных странах, из-за более низкой производительности труда, не выдерживает критики.

Кто же должен нести ответственность за повышение производительности труда? Если наемный работник, то, поскольку он может управлять лишь самим собой, у него для этого должна быть мотивация, а ее нет. Специальные исследования показывают, что существующий в России уровень зарплаты никак не может быть мотивацией для российских рабочих к более производительному труду. Дело в том, что жизненных благ на эти деньги не приобретешь: ни квартиру, ни хорошую автомашину, ни дачу. Такая зарплата — это лишь уровень выживания человека, ведущая не к мотивации, а, напротив, к фрустрации работника.

Государство несет ответственность за инновационный процесс в экономике, создавая для этого мотивы и стимулы, резервируя и реализуя соответствующие ресурсы. Однако в России положение дел с этим вопросом, мягко говоря, близко к точке замерзания.

Согласно монетаристской доминирующей политике, проводимой финансово-экономическим блоком Правительства, рост зарплаты «развяжет» инфляцию. В российских условиях демонетизированной экономики это просто неверно. Во-первых, повышение зарплаты поднимет производительность труда, а во-вторых, часть накоплений населения перейдет в сбережения, которые могут стать инвестициями, наращивая предложение товаров и услуг на рынке потребительской продукции.

Обращаться только с призывами о повышении производительности труда к частному предпринимателю, собственнику бесполезно. Ничто не заставит его обновлять основные средства, если производимая им продукция и так раскупается, а рентабельность исчисляется десятками и сотнями процентов. Необходимо государственное регулирование.

Государство должно выбрать такую таможенную, налоговую и инвестиционную политику, при которой работодателю было бы выгодно повышать производительность труда. Однако подобный подход в российской политике не применяется. Сам подход к инновационному процессу в России принципиально неверен. Предполагается, что если российский предприниматель купил за рубежом новейшее оборудование, то он — инновационно активный предприниматель. На самом же деле он своей покупкой поддержал инновационный процесс на Западе. В стране нет эффективной связки процессов: изобретатель — производитель — покупатель, связывать же эти звенья воедино должно государство.

Именно поэтому факторы производительности труда необходимо рассматривать во всех аспектах. Они должны быть увязаны с макроэкономической разбалансированностью, проблемой уровня оплаты труда, мотивацией и работника, и работодателя.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] LaRouche L. Dialectical Economics an Introduction to Marxist Political Economy. Lexington (Mass): Heath, 1975; Idem. h e Science of Christian Economy. Wash. (D.C.): Schiller Institute, 1991; Idem. h e Science of Physical Economy as the Platonic Epistemological Basis for All Branches of Human Knowledge // Executive Intelligence Review. 1994. Vol. 21. N 9–11.

[2] Выступление Президента РФ В. В. Путина на расширенном заседании Государственного Совета «О стратегии развития России до 2020 года». 8 февраля 2008 года. Москва. Кремль // URL.: http://president.kremlin.ru/appears/2008/02/08/1542_type63374type63378type82634_159528.shtml

[3] Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. и др. Государственная политика вывода России из демографического кризиса / Под общ. ред С. С. Сулакшина. 2-е изд. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», Научный эксперт, 2007.

[4] Якунин В.И., Роик В.Д., Сулакшин С. С. Социальное измерение государственной экономической политики / Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Страсти по производительности труда

Медведев селянам: работы нет, но вы держитесь!

Зарплата и производительность труда

Куда деваются в стране блага?

Партия нового типа. Мы пойдем другим путем



Вернуться на главную

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

rusrand.ru

Основная причина низкой производительности труда

Уровень производительности труда в России составляет 26% от уровня США

Российская академия наук

Чтобы повысить эффективность российских предприятий собственники и руководители устанавливают новое оборудование, внедряют ERP-системы и другие новации в управлении. Однако результаты получаются неудовлетворительными: производительность нового оборудования значительно ниже расчетной, на выходе много брака, не сокращаются и издержки производства.

Многие руководители верно диагностируют, что проблемы их предприятий, прежде всего, связаны с персоналом — с низкой дисциплиной, низкой исполнительностью и низкой производительностью труда. И, на первый взгляд, кажется, что для решения проблемы нужно лишь разработать правильную систему стимулирования труда…

 

Все «классические» методы мотивации персонала
в России не дают результата

Российские руководители на своем опыте убедились, что у нас в стране не оправдывают себя тарифные, сдельные, премиальные, бестарифные, смешанные и другие системы оплаты труда. Не работают как надо KPI, системы грейдов и прочие западные управленческие новации. Не дают результата методы нематериальной мотивации. Не помогают руководителям и разработанные ими же самими системы стимулирования.

Российский персонал не работал, как надо, не работает и не собирается работать.

 

Как стимулируется труд в Германии и Японии

Чтобы разобраться с проблемой, в начале рассмотрим, как оплачивается труд немцев. Вся их заработная плата состоит из оклада. Любые выплаты сверх оклада крайне редки и очень незначительны. Даже продавцам не принято платить процент с продаж. Немецким работникам этого не нужно. Они и так работают хорошо: весь мир восхищается немецким качеством. У них высокая производительность труда. И никакой сдельной оплаты и другой «хитрой» системы стимулирования нет и не требуется.

Аналогичным образом обстоят дела и в Японии. Японские работники дисциплинированы и изначально нацелены на эффективный труд. Они неукоснительно выполняют все распоряжения своих непосредственных начальников и строго соблюдают все инструкции. Большинство компаний используют так называемую систему плавающих окладов. Но это лишь разновидность окладной системы. Поэтому японские работники также находятся на окладах, на повременной оплате труда.

Получается, что залог эффективной работы персонала находится совсем не там, где ищут российские руководители – не в KPI, не в «сделке», не в системах материального и нематериального стимулирования. Этих систем практически нет ни у немцев, ни у японцев. Тогда что же сподвигает их на производительный труд?

 

Почему немцы и японцы производительно трудятся

Эффективность организаций в каждой стране напрямую зависит от особенностей национального менталитета, под влиянием которого на предприятиях формируется организационная культура и коллективное мышление. Именно менталитет и коллективное мышление заставляют человека вести себя определенным образом.

Жители Германии и Японии благодаря особенностям менталитета исполнительны, дисциплинированы, тяготеют к порядку и организованности. Как следствие, в немецких и японских компаниях формируется соответствующая организационная культура – «неписаные» правила, которые строго исполняются всем персоналом организаций. У них «принято» соблюдать трудовую дисциплину, работать производительно и качественно, неукоснительно выполнять распоряжения своих руководителей.

Менеджмент зарубежных компаний не тратит время на решение проблем управления, как их российские коллеги. Зарубежные руководители уверенно повышают производительность и качество труда, конкурентоспособность и прибыльность своих предприятий.

 

Особенности управления в России

В России другой менталитет, другая культура. У нас «не принято» хорошо работать, «не принято» неукоснительно выполнять распоряжения руководителей. Как следствие, на уровень высшего руководства предприятий постоянно выходят всевозможные организационные проблемы: нарушения сроков, нарушение инструкций, несогласованность между подразделениями, простои, затоваривание, брак, недостачи, высокие издержки производства и т.д.

И вместо решения стратегических задач российский руководитель вынужден заниматься решением этих организационных проблем, так как они порождают существенные потери и снижают прибыль. Более того, эти проблемы порождают организационный хаос. В результате на российских предприятиях не удается нормально внедрить ни систему автоматизации, ни ISO, ни бережливое производство. Ничего не работает так, как должно работать.

 

Что надо сделать для повышения эффективности предприятий России?

Чтобы российский работник начал хорошо работать, необходимо создать такие условия, при которых невозможно работать «спустя рукава», в рамках которых работник не мог бы даже подумать о плохой работе.

Для этого необходимо специальное решение, которое не только позволит эффективно мотивировать каждого работника организации на производительный труд, но и, что самое главное, позволит преобразовать организационную культуру и коллективное мышление, сделать их такими же, как в ведущих мировых компаниях.

www.ami-system.ru

Производительность труда в России: реальные показатели

Производительность труда – это экономический показатель, синоним понятия «результативность труда». Определяется он по количеству продукции, произведенной в единицу времени. Также это один из показателей эффективности трудовой деятельности. В России производительность труда пока довольно низкая и в последние годы не растет.

Что понимают под производительностью труда

Чаще всего производительность труда определяют по объему продукции, произведенной рабочим за определенный отрезок времени. Противоположным показателем является трудоемкость – количество трудового времени, необходимого для получения определенного количества продукции.

Связь производительности и работоспособности

Производительность труда часто зависит от работоспособности сотрудника. На этом, в частности, основаны опасения ученых, заключающиеся в том, что при глобальном потеплении она начнет снижаться. Еще одним негативным фактором может стать падение работоспособности вследствие прямого физиологического действия повышенных концентраций углекислого газа. От работоспособности может также зависеть и качество выпускаемой продукции.

Виды производительности труда

Выделяют 3 вида производительности труда:

  • наличная,
  • фактическая,
  • потенциальная.

Наличная определяется как отношение максимально возможного выпуска продукции ко времени идеально отлаженной трудовой деятельности, в течение которого данная продукция выпускается. При этом все прочие издержки игнорируются. То есть процесс идеально отлажен и скоординирован, а имеющиеся средства производства используются по максимуму. При этом отсутствуют перебои с поставками материалов и комплектующих, а также прочие незапланированные факторы, способные привести к простою или снижению работоспособности.

Фактическая производительность определяется как отношение фактического выпуска продукции на предприятии к величине затраченного на ее получение трудового времени. Поскольку человек не способен все время работать с максимальной отдачей, а оборудование может выходить из строя и т. д., фактическая производительность почти всегда будет меньше наличной.

Потенциальная производительность определяется отношением максимального теоретически возможного выпуска продукции к затрачиваемому на ее получение трудовому времени. При расчете предполагается, что на предприятии используются самые современные технологии, материалы, новейшее оборудование. А функционирование предприятия максимально скоординировано и не допускает поломок, задержек в работе и перебоев с поставками материалов и комплектующих.

Таким образом, из всех видов производительности труда, потенциальная производительность будет иметь наибольшую величину.

Как повысить эффективность труда

Производительность труда не является постоянной величиной и может изменяться под воздействием различных факторов. Многие из них могут быть скорректированы. Наибольшее значение для повышения этого показателя имеет научно-технический прогресс. Рост автоматизации, совершенствование оборудования, внедрение новых технологий производства и технических разработок часто ведут к росту производительности труда.

На втором месте по значимости находится организация процесса производства. Слаженность работы предприятия и гибкость управления процессом уменьшает вероятность простоев и перебоев с поставками, дает возможность более полно использовать возможности имеющихся производственных мощностей.

Большое значение имеют и социальные показатели. Своевременная оплата труда, дружный и сплоченный коллектив работников, различные стимулы в виде премий и т. д., достойная заработная плата, оптимизация режима труда и отдыха, экологическая обстановка и микроклимат на предприятии влияют на работоспособность, желание работать и производить больше продукции, а также на здоровье человека, от которого зависит работоспособность.

Мировая динамика производительности труда

Научно-технический прогресс привел к устойчивому росту трудовой эффективности во многих странах мира. Прежде всего, это касается экономически развитых государств. Большое влияние оказала компьютерная революция и появление робототехники. До 1991 года наиболее быстрый рост отмечался в Японии, Франции, Германии. В США его максимум пришелся на 90-е. В 2000-х годах эта страна лидировала по показателям производительности.

В Германии трудовая производительность (из расчета на 1 человека) с 1991 по 2006 год увеличилась на 22,5 процента. Из расчета на единицу трудового времени рост был еще больше – 32,4 %. Разница в цифрах объясняется тем, что за данный промежуток наблюдалось сокращение продолжительности трудового дня.

Увеличение производительности труда в России и развитых странах не всегда означает сопоставимый рост заработной платы. Так, в США до 1970 года наблюдался синхронный рост производительности и всех видов зарплаты, однако, затем увеличение зарплат стало отставать от динамики производительности, а минимальный уровень оплаты труда даже уменьшился. Это означает, что теперь все больше средств оседает на счетах богатых граждан, либо расходуется на иные цели, в том числе военные.

Низкая результативность труда в России

Величина данного показателя в нашей стране все еще невысокая. Сейчас она такая же, как в Чили, несколько ниже, чем в Турции, в 2 раза ниже, чем в Европе, и в 2,5 раз ниже, чем в США. По продолжительности рабочего времени Россия находится впереди практически всех европейских стран, кроме Греции, где она такая же. К примеру, в Норвегии рабочий день короче в 1,5 раз.

В то же время, производительность труда в России выше, чем в Мексике, где еще длиннее, чем у нас, рабочий день. Несмотря на изданный указ президента о повышении ее в полтора раза (в период с 2011 по 2018 год), рост этого показателя пока отстает от такового в развитых странах.

Почему в России низкая производительность труда

Причины данного явления очевидны – технологическая отсталость, износ оборудования, плохая организация производственного процесса, низкая заработная плата, проблема алкоголизма и т. д. То есть, чтобы претворить в жизнь подобный указ требуются радикальные преобразования в разных сферах жизни и хозяйственной деятельности.

По причине высокой прибыльности максимум производительности у нас приходится на нефте- и газодобывающие отрасли. Там объем получаемого валового продукта на одного работника в единицу времени в 40 раз выше, чем в сельском и лесном хозяйстве и в 7 раз – чем в среднем по стране.

Тюменская область и Якутия – лидеры по производительности труда в России. Также замечено, что в частном производственном секторе эффективность труда намного выше, чем в бюджетном. Вероятно, это связано с более высокими зарплатами и повышенными требованиями к работнику, включая нарушения трудового законодательства.

Мнения специалистов

По мнению М. Топилина, качество работы коррелирует с величиной заработной платы. Прежде всего, это создает стимул к выполнению производственного плана в полном объеме. Недостаточные зарплаты могут быть одной из причин невысокой производительности труда в России. Однако есть и другие факторы. Так, пристрастие к алкоголю и табаку, типичное для многих россиян, является препятствием для повышения производительности труда в России. Борьба с вредными привычками должна способствовать решению данной проблемы.

По информации премьер-министра страны Дмитрия Медведева, отставание производительности труда в экономике России – это результат наложения нескольких причин: технологическая отсталость, низкая конкуренция, недостаточная экономическая грамотность руководителей, недоработки в законодательстве, дефицит инвестиций и административные барьеры.

Однако очевидно, что именно технологическая отсталость в нашей стране является главной причиной этого.

Таким образом, рост производительности труда в России сдерживается по причине целого ряда обстоятельств, но вклад каждого из них в общий результат не одинаков.

Снижение производительности труда

В последние годы в России отмечена слабая тенденция к падению результативности труда. Так, в 2015 году она уменьшилась на 2,2 %, а в 2016 – еще на 0,2. Очевидно, что причиной этого стал экономический кризис, и в частности, падение цен на нефть и газ. Ухудшилась ситуация в строительстве, гостиничном секторе, в области добычи сырья. До этого эффективность труда росла примерно на 5 процентов в год, однако, в кризисный 2009-й она упала на 4 %.

fb.ru

Орешкин назвал причины низкой производительности труда

Министр экономического развития Максим Орешкин назвал причины низкой производительности труда в России

фото: РИА новости

Его ведомство перешло к завершающей стадии подготовки комплексного плана действий правительства до 2025 года, который, в том числе, включает в себя комплекс мер по повышению производительности труда, сообщил он во вторник на заседании Совета при президенте РФ по инновационному развитию и приоритетным проектам.

По мнению чиновника, первой проблемой, которая тормозит рост производительности труда, является низкий уровень у проблемных предприятий управленческих и технологических компетенций. Вторая проблема — неразвитость механизмов проектного финансирования.

Третьим тормозящим фактором министр назвал административные барьеры, которые сосредоточены даже не столько в трудовом законодательстве, сколько в отраслевой нормативной базе. И наконец, высокие риски массовых сокращений и не всегда эффективно работающие механизмы поиска новой работы, переобучения, повышения квалификации.

«Именно на преодоление этих проблемных зон и предполагается направить работу в рамках приоритетного проекта “Производительность труда”», — пояснил он.

Орешкин также отметил, что региональные программы повышения производительности труда должны включать в себя, как минимум, два направления: разработку и реализацию корпоративных «дорожных карт» и набор мероприятий по трудоустройству высвобождаемых сотрудников. Он пообещал осенью активно внедрять эти программы в пилотных регионах.

Производительность труда в России традиционно остаётся на низком уровне, уступая западным странам более чем вдвое. Если в России за человеко-час производится продукта на $25,9, то в еврозоне за то же время производится $55,9.

Причины низкой производительности

Если же говорить о производительности труда в России, то она действительно намного уступает аналогичному показателю в западных странах. И главной причиной здесь является технологическая отсталость, возникшая в результате низкого финансирования научных разработок, которое в России впятеро уступает западным странам. Инвестиции в инновации остановились в России одновременно с переходом к рынку. Если в СССР больше половины предприятий занимались новаторством, то сейчас доля российских предприятий, осуществляющих инновации не превышает 10%. Как результат, доля России на мировом рынке наукоёмкой продукции за последние четверть века сократилась в 30 раз. При наукоёмкости ВВП западных стран в 2-4% в России на НИОКР тратится всего лишь 1,13% от ВВП.

Одной из причин неразвитости инновационной деятельности российских предприятий является рентная психология российского бизнеса. Либеральные реформаторы обещали создать в результате приватизации класс эффективных собственников. Однако результат оказался противоположным – сформировалось полукриминальное сообщество временщиков, для которых куда важнее получить прибыль в краткосрочной перспективе, чем вкладываться в благосостояние будущих поколений.

Однако главная причина состоит даже не в менталитете управляющего звена и собственников, а в неэффективности макроэкономической политики, которая порождает препятствия для технологической модернизации. Уже третье десятилетие российские финансовые власти безуспешно «борются» с инфляцией путём ограничения количества денег в обороте. Политика ошибочная и вредная, так как победить инфляцию она всё равно не позволяет, а доступ производителей к кредитным ресурсам, без которых невозможно развитие бизнеса, существенно ограничивает. Неудивительно, что трудность привлечения инвестиционных финансов считают главным препятствием для своей модернизации 80% российских предприятий.

Наконец, на показателе производительности труда сказывается структура экономики, унаследованная Россией от «рыночных реформ» 1990-х годов. Тогда резкими действиями властей был вызван настоящий погром промышленной сферы. Инфляция в 1992 году составила 2509%, ставка рефинансирования к середине 1990-х достигла 200%, а отношение денежной массы к ВВП упало до 16%. Это привело к сокращению рентабельности, разрушению производственных цепочек и банкротству огромного количества предприятий. Гибли в первую очередь высокотехнологичные предприятия с большой добавленной стоимостью. Если машиностроение в целом упало втрое, то спад в наукоёмких отраслях составил десятки раз. Как результат, в наши дни российская промышленность производит в 16 раз меньше добавленной стоимости на душу населения, чем японская и в 11 раз меньше, чем американская.

Эксплуатация труда

Когда говорят о производительности труда почему-то обходят стороной другой важный показатель – степень эксплуатации труда. Степень эксплуатации труда можно оценить, сравнив производительность и уровень оплаты труда. Если производительность труда в России в 2-2,5 раза уступает показателю развитых стран, то разница в зарплатах достигает уже 5-7 раз. Это говорит о том, что трудящиеся россияне подвергаются сверхвысокой эксплуатации в сравнении с жителями западных стран. Масштаб эксплуатации становится ещё очевиднее при учёте общего количества времени, которое проводят россияне на работе в течение года (1982 часов). Больше работают по времени только в одной из стран ОЭСР – Греции (2034 часов). Неэффективная экономическая система подталкивает бизнес в сторону максимального изъятия ренты из имеющихся производственных ресурсов, включая человеческие, вместо финансирования технологических инноваций и снижения производственных издержек. Нехватка инвестиционных ресурсов заставляет экономить на зарплатах. Но возможность сокращения издержек за счёт трудящихся отбивает у работодателей желание вкладываться в модернизацию. Получается замкнутый круг. Между тем от размера заработной платы в конечном счёте зависит и производительность труда. Исследования подтверждают зависимость мотивации сотрудников от уровня оплаты их труда. Низкие зарплаты тормозят рост доходов большинства населения, что ведёт к ограничению совокупного спроса. Отсюда – снижение ВВП. Низкий уровень оплаты труда не позволяет сложиться стабильной пенсионной системе – ведь пенсии будущих и нынешних пенсионеров формируются из зарплатных отчислений.

При этом продолжается мантра либеральных экономистов о так называемом экономическом законе, согласно которому темпы роста заработной платы не должны превышать темпов роста производительности труда. Исторический анализ разрушает эту ошибочную логику. Во многих странах периоды бурного экономического роста сочетались с опережающим ростом зарплат. Так было и в СССР в 1930-е годы, когда страна рекордными темпами ликвидировала критический технологический разрыв со странами Запада. И напротив, в периоды отставания зарплат от производительности труда в России возрастала социальная напряжённость и происходили революции.

Вывод

Низкая производительность труда в России является результатом недофинансирования инновационной активности предприятий. Одной из главных причин тому является дороговизна кредита на инвестиционные нужды.

Вместе с тем труд россиян существенно недооценён. Хотя с начала нулевых годов разрыв между производительностью труда и уровнем зарплат в России постоянно сокращался, уровень оплаты труда по-прежнему остаётся заниженным в 2-2,5 раза. Падение реальной заработной платы на 7,2% в годовом выражении в ходе текущего кризиса лишь усугубляет положение. Для преодоления сложившихся диспропорций необходима целенаправленная государственная политика, которая стимулировала бы за счёт налоговых и субсидиарных методов повышение доли оплаты труда в ВВП. В сочетании с другими мерами по исправлению дисбалансов текущего экономического управления это позволило бы довести российскую экономическую систему до оптимальных параметров. Но пока правительство не демонстрирует намерений идти подобным путем.

источник

infoportalru.ru

работаем больше, а получаем меньше

Дёгтев Андрей Сергеевич — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

На прошлой неделе стали известны очередные результаты ежегодно проводимого ОЭСР исследования производительности труда в странах мира. Производительность труда в России традиционно остаётся на низком уровне, уступая западным странам более чем вдвое. Если в России за человеко-час производится продукта на $25,9, то в еврозоне за то же время производится $55,9. Ситуация с эффективностью производства в России требует комментария.

НАСКОЛЬКО ПОКАЗАТЕЛЬНЫМИ ЯВЛЯЮТСЯ ДАННЫЕ

Для начала следует разобраться с методологическими недостатками анализа производительности труда для ряда стран. Главный минус заключается в том, что данные разных стран могут быть не совсем сопоставимы между собой.

Во-первых, анализ не учитывает разницу в структуре экономик разных стран. Показатель производительности труда отражает средний размер ВВП, посчитанный по паритету покупательной способности, произведённый одним работником за час рабочего времени. Это значит, что при расчёте используются данные всех отраслей, входящих в структуру ВВП рассматриваемой страны. Но сама эта структура различается в разных странах. Где-то преобладают отрасли с большей добавленной стоимостью, где-то – с меньшей. В итоге получается, что сравнение проводится между отраслями, производительность в которых по определению будет различной. Нет сомнений, что размер добавленной стоимости в банковской сфере или добыче углеводородов будет выше, чем в сельском хозяйстве или текстильном производстве. И связано это не с эффективностью организации труда и технологической вооружённостью, а исключительно с отраслевыми особенностями структуры цен в современной экономике.

Во-вторых, сравнение производительности труда не отражает формат включённости стран в мировую экономику. Известно, что на Западе значительная часть производств с относительно невысокой добавленной стоимостью выведена в развивающиеся страны. Эти отрасли не засчитываются в ВВП западных стран. Однако они являются частью единых производственных цепочек с предприятиями, которые обеспечивают более высокую добавленную стоимость и функционируют на территории западных стран. Они, в свою очередь, засчитываются в ВВП, повышая показатель производительности труда.

Наконец, не учитываются особенности источников добавленной стоимости, которые могут иметь как внутренний, так и внешний характер. Например, США живут с постоянным дефицитом торгового баланса. Источниками финансирования этого дефицита являются внешний долг (в первую очередь, государственный) и эмиссия доллара. Таким образом, часть дохода, по сути, создаётся не усилиями хозяйствующих субъектов, а генерируется из воздуха, формально обеспечивая высокую производительность труда.

ПРИЧИНЫ НИЗКОЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ

Если же говорить о производительности труда в России, то она действительно намного уступает аналогичному показателю в западных странах. И главной причиной здесь является технологическая отсталость, возникшая в результате низкого финансирования научных разработок, которое в России впятеро уступает западным странам. Инвестиции в инновации остановились в России одновременно с переходом к рынку. Если в СССР больше половины предприятий занимались новаторством, то сейчас доля российских предприятий, осуществляющих инновации не превышает 10%. Как результат, доля России на мировом рынке наукоёмкой продукции за последние четверть века сократилась в 30 раз. При наукоёмкости ВВП западных стран в 2-4% в России на НИОКР тратится всего лишь 1,13% от ВВП.

Одной из причин неразвитости инновационной деятельности российских предприятий является рентная психология российского бизнеса. Либеральные реформаторы обещали создать в результате приватизации класс эффективных собственников. Однако результат оказался противоположным – сформировалось полукриминальное сообщество временщиков, для которых куда важнее получить прибыль в краткосрочной перспективе, чем вкладываться в благосостояние будущих поколений.

Однако главная причина состоит даже не в менталитете управляющего звена и собственников, а в неэффективности макроэкономической политики, которая порождает препятствия для технологической модернизации. Уже третье десятилетие российские финансовые власти безуспешно «борются» с инфляцией путём ограничения количества денег в обороте. Политика ошибочная и вредная, так как победить инфляцию она всё равно не позволяет, а доступ производителей к кредитным ресурсам, без которых невозможно развитие бизнеса, существенно ограничивает. Неудивительно, что трудность привлечения инвестиционных финансов считают главным препятствием для своей модернизации 80% российских предприятий.

Наконец, на показателе производительности труда сказывается структура экономики, унаследованная Россией от «рыночных реформ» 1990-х годов. Тогда резкими действиями властей был вызван настоящий погром промышленной сферы. Инфляция в 1992 году составила 2509%, ставка рефинансирования к середине 1990-х достигла 200%, а отношение денежной массы к ВВП упало до 16%. Это привело к сокращению рентабельности, разрушению производственных цепочек и банкротству огромного количества предприятий. Гибли в первую очередь высокотехнологичные предприятия с большой добавленной стоимостью. Если машиностроение в целом упало втрое, то спад в наукоёмких отраслях составил десятки раз. Как результат, в наши дни российская промышленность производит в 16 раз меньше добавленной стоимости на душу населения, чем японская и в 11 раз меньше, чем американская.

ЭКСПЛУАТАЦИЯ ТРУДА

Когда говорят о производительности труда почему-то обходят стороной другой важный показатель – степень эксплуатации труда. Степень эксплуатации труда можно оценить, сравнив производительность и уровень оплаты труда. Если производительность труда в России в 2-2,5 раза уступает показателю развитых стран, то разница в зарплатах достигает уже 5-7 раз. Это говорит о том, что трудящиеся россияне подвергаются сверхвысокой эксплуатации в сравнении с жителями западных стран. Масштаб эксплуатации становится ещё очевиднее при учёте общего количества времени, которое проводят россияне на работе в течение года (1982 часов). Больше работают по времени только в одной из стран ОЭСР – Греции (2034 часов). Неэффективная экономическая система подталкивает бизнес в сторону максимального изъятия ренты из имеющихся производственных ресурсов, включая человеческие, вместо финансирования технологических инноваций и снижения производственных издержек. Нехватка инвестиционных ресурсов заставляет экономить на зарплатах. Но возможность сокращения издержек за счёт трудящихся отбивает у работодателей желание вкладываться в модернизацию. Получается замкнутый круг. Между тем от размера заработной платы в конечном счёте зависит и производительность труда. Исследования подтверждают зависимость мотивации сотрудников от уровня оплаты их труда. Низкие зарплаты тормозят рост доходов большинства населения, что ведёт к ограничению совокупного спроса. Отсюда – снижение ВВП. Низкий уровень оплаты труда не позволяет сложиться стабильной пенсионной системе – ведь пенсии будущих и нынешних пенсионеров формируются из зарплатных отчислений.

При этом продолжается мантра либеральных экономистов о так называемом экономическом законе, согласно которому темпы роста заработной платы не должны превышать темпов роста производительности труда. Исторический анализ разрушает эту ошибочную логику. Во многих странах периоды бурного экономического роста сочетались с опережающим ростом зарплат. Так было и в СССР в 1930-е годы, когда страна рекордными темпами ликвидировала критический технологический разрыв со странами Запада. И напротив, в периоды отставания зарплат от производительности труда в России возрастала социальная напряжённость и происходили революции.

ВЫВОД

Низкая производительность труда в России является результатом недофинансирования инновационной активности предприятий. Одной из главных причин тому является дороговизна кредита на инвестиционные нужды.

Вместе с тем труд россиян существенно недооценён. Хотя с начала нулевых годов разрыв между производительностью труда и уровнем зарплат в России постоянно сокращался, уровень оплаты труда по-прежнему остаётся заниженным в 2-2,5 раза. Падение реальной заработной платы на 7,2% в годовом выражении в ходе текущего кризиса лишь усугубляет положение. Для преодоления сложившихся диспропорций необходима целенаправленная государственная политика, которая стимулировала бы за счёт налоговых и субсидиарных методов повышение доли оплаты труда в ВВП. В сочетании с другими мерами по исправлению дисбалансов текущего экономического управления это позволило бы довести российскую экономическую систему до оптимальных параметров. Но пока правительство не демонстрирует намерений идти подобным путем.

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ


Вернуться на главную

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

rusrand.ru

Исследование McKinsey & Company: Главная проблема российской экономики — низкая производительность труда

21 апреля в Москве состоялась презентация результатов исследования московского офиса международной консалтинговой компании McKinsey & Company и McKinsey Global Institute (MGI) — «Эффективная Россия: производительность как фундамент роста» (см. файл PDF в приложении). Масштабное исследование предлагает анализ производительности труда на территории Российской Федерации, определяет причины экономического отставания и раскрывает возможные пути для повышения производительности в ряде ключевых секторов российской экономики.

Это второе подобное исследование за последние десять лет. Эксперты компании отмечают, что с тех пор как в 1999 году McKinsey & Company опубликовала своё первое исследование производительности в России, страна только начинала выходить из затяжного экономического кризиса. Все последующие годы российская экономика росла высокими темпами и за прошедшее десятилетие в России произошли значительные экономические перемены. С 1998 года ВВП рос в среднем на 7% в год, и страна переместилась с 72 на 53 место в мире по уровню благосостояния. Вслед за быстрым повышением зарплат рост располагаемых доходов населения достиг уровня 26% в год. Однако начавшийся в 2008 году мировой финансовый кризис вновь привлёк внимание к российской экономике, поставив под сомнение устойчивость её достижений последних лет. Экономический рост последних лет дался стране «достаточно легко» и был в значительной степени обеспечен загрузкой имевшихся свободных мощностей. Впрочем, эти источники экономического роста оказались практически исчерпаны ещё до начала кризиса. Фундаментом дальнейшего экономического роста станет повышение производительности: страна должна научиться эффективнее распоряжаться своими трудовыми ресурсами и капиталом. Это наилучший путь к достижению устойчивого экономического роста и конкурентоспособности, полагают эксперты. В условиях экономического кризиса становится ясно, что задача повышения производительности — уже не желательное, а необходимое условие восстановления и сохранения экономического роста. Модель же, обеспечивавшая до 2008 года рост в российской экономике, исчерпала все ресурсы, её поддерживающие. России нужна новая парадигма роста, основанная на высокой производительности, а не на благоприятной конъюнктуре сырьевого рынка, пишут авторы доклада.

Высокая производительность — основа устойчивого экономического роста. Однако на сегодняшний день производительность в России, несмотря на заметную положительную динамику последнего времени, по-прежнему низка: в среднем по проанализированным исследователями секторам она составляет лишь 26% от уровня производительности в США. Это отставание, по мнению аналитиков, объясняется рядом факторов, каждый из которых всесторонне анализируется в исследовании на конкретных примерах. Цель исследования, проведённого McKinsey & Company, — определить спектр необходимых действий по повышению производительности в России. В центре данного исследования — производительность труда, рассчитываемая как объем произведённой продукции (или оказанных услуг) на одного работника. Подход к анализу — сравнение производительности в России с её уровнем в других странах и определение ключевых причин отставания с использованием методологии MGI, апробированной при проведении подобных исследований в разных странах. В ходе исследования было изучено пять секторов российской экономики:

  1. Розничная торговля
  2. Сталелитейная промышленность
  3. Розничный банковский сектор
  4. Жилищное строительство
  5. Электроэнергетика.

В результате анализа пяти наиболее важных для российской экономики секторов были выявлены основные группы проблем, определяющих отставание России от экономически развитых стран (прежде всего — от США) по производительности. Ниже представлены основные результаты и выводы исследования «Эффективная Россия: производительность как фундамент роста».

Экономический рост и производительность труда в России

Наиболее важным фактором экономического возрождения России последних десяти лет стал рост производительности труда: она увеличивалась в среднем на 6% в год и обеспечила 2/3 прироста ВВП на душу населения, главным образом за счёт повышения загрузки мощностей. За прошедшее десятилетие средняя величина производительности в России выросла с 18% от уровня США (по десяти секторам, включённым в исследование 1999 г.) до 26% в 2007 году (по пяти секторам в нынешнем исследовании). В отраслевом разрезе производительность труда в России составляет: 33% от уровня США — в сталелитейной промышленности, 31% — в розничной торговле, 23% — в розничном банковском бизнесе, 21% — в жилищном строительстве и 15% — в электроэнергетике. Производительность труда в целом увеличилась за 10 лет в 1,7 раза, и отставание от США сократилось. Оставшаяся треть роста ВВП на душу населения приходится в основном на увеличение численности занятых, которая с 1998 по 2007 год выросла на 13% за счёт роста численности трудоспособного населения и массового притока иммигрантов.

Ещё до кризиса основные источники экономического роста России были практически исчерпаны: все производственные мощности в основном были задействованы, а трудовые ресурсы начали сокращаться. Загрузка мощностей в российской экономике, составлявшая в 1998 году 45%, к 2007 году достигла 80%, что соответствовало росту объёмов производства: так, в электроэнергетике и сталелитейной отрасли с 1998 по 2007 год они увеличились соответственно на 25% и 70%. Однако в этот период в экономике практически не строилось новых мощностей, что привело к образованию «узких мест». Доля трудоспособного населения в общей численности населения России достигла пика в 2007 году и уже начала снижаться. К 2020 году трудовые ресурсы страны могут сократиться на 10 млн. человек.

Незадолго до кризиса российское правительство поставило амбициозную цель — к 2020 году удвоить ВВП на душу населения. Для этого России потребуется обеспечить прирост производительности труда на уровне 6% в год. Иными словами, за 12 лет необходимо удвоить производительность труда. Как показывает статистика, ещё ни одной крупной экономике не удавалось повысить ВВП на душу населения с $ 14 до $ 30 тыс. США менее чем за 20 лет. В то же время у России есть преимущество — она может применить и адаптировать опыт других стран в области повышения производительности.

Что означает удвоение производительности труда для пяти рассмотренных в исследовании секторов? В розничном банковском бизнесе, например, это обеспечит производительность чуть выше уровня Польши и потребует в 1,5 раза увеличить количество электронных платежей с проведением половины всех платежей вне отделений. В сфере жилищного строительства отставание России по производительности от Канады и Швеции сократится наполовину. В розничной же торговле потребуется в пять раз увеличить проникновение магазинов современных форматов. Бытует мнение, что повышение производительности труда может привести к росту безработицы. Однако анализ показывает, что в долгосрочной перспективе такие опасения неоправданны. Главная задача, связанная с предотвращением роста безработицы, — увеличение трудовой мобильности, как географической, так и межотраслевой. В странах, добившихся роста ВВП на душу населения в таких масштабах, как это планируется Россией, происходило существенное перераспределение занятых между секторами, в первую очередь в пользу сферы финансовых услуг, бизнес-услуг и торговли.

Финансовый кризис, начавшийся во второй половине 2007 года с краха американского рынка ипотечного кредитования, обернулся глобальным кредитным кризисом и рецессией. В России финансовый кризис вызвал отток капитала, проблемы с ликвидностью, падение фондового рынка и быстрое снижение цен на основные позиции российского экспорта — сырьевые товары, за счёт которых обеспечивается около 35% доходов федерального бюджета. Объём промышленного производства в январе 2009 года упал на 16% относительно соответствующего показателя предыдущего года. Министерство экономического развития России прогнозирует на 2009 год снижение ВВП на 2,2% и рост инфляции до 13–14%. Вследствие сокращения объёмов производства значительно уменьшилась загрузка мощностей: в сталелитейной отрасли, например, это показатель вернулся к уровню 1998 года и составляет около 50%. Чтобы ускорить восстановление после экономического спада, России необходима долгосрочная стратегия по повышению эффективности и конкурентоспособности экономики.

Сложная экономическая ситуация создаёт дополнительные стимулы для решения проблемы низкой производительности: с одной стороны, низкая эффективность и потери, характерные для десятилетия быстрого роста, стали сегодня непозволительной роскошью, с другой — кризис даёт возможность заложить основы долгосрочного устойчивого роста в будущем. Российское правительство уже реализовало ряд антикризисных мер, направленных на повышение ликвидности, однако целесообразно было бы также принять меры по стимулированию роста производительности в масштабах всей экономики.

Для повышения уровня производительности государству необходимо решить следующие задачи:

  1. Стимулировать рост конкуренции путём устранения административных барьеров.
  2. Внедрить комплексный подход к развитию территорий.
  3. Реализовать программы поддержки мобильности трудовых ресурсов и социальной защиты.
  4. Реализовать меры по поддержанию численности трудоспособного населения.
  5. Повысить уровень развития финансовой системы.
  6. Модернизировать систему профессионального образования и переподготовки.

Причины низкой производительности в России

В результате исследования были выявлены основные причины низкой производительности в России:

  1. Неэффективная организация труда.
  2. Непрозрачное и избыточное регулирование.
  3. Устаревшие мощности и методы производства.
  4. Редкое применение комплексного подхода к планированию развития территорий.
  5. Дефицит профессиональных навыков.
  6. Неразвитость финансовой системы.

Сохраняющееся отставание в производительности от других стран в большей мере обусловлено отсутствием серьёзных стимулов к её повышению. Недостаточный уровень производительности в изученных секторах также частично объясняется структурными факторами российской экономики.

Неэффективная организация труда

Значительная часть отставания в производительности в рассмотренных пяти секторах российской экономики обусловлено неэффективной организацией труда. Например, в большинстве российских банков до сих пор не централизованы функции бэк-офиса, административные функции, процедуры одобрения кредитов и процессы взыскания проблемной задолженности — в то время как централизация бэк-офиса является важным рычагом повышения производительности в розничном банковском секторе. Неэффективная практика управления проектами и закупочной деятельностью приводит к тому, что стоимость капитального строительства в России выше, чем в других странах. Например, расходы на строительство угольной электростанции могут быть на 25–40% выше, чем в Соединённых Штатах Америки и Европе, и в три с лишним раза выше, чем в Китае. Развитие навыков управления проектами и управления закупками будет способствовать повышению производительности капитала и конкурентоспособности России. В результате активизируется замена изношенных и менее производительных мощностей, что положительно отразится на производительности труда.

Непрозрачное и избыточное регулирование

Государственное регулирование устанавливает административные процедуры взаимодействия органов власти и бизнеса, а также регламентирует некоторые бизнес-процессы в компаниях. И в том, и в другом случае качество регулирования непосредственно влияет на эффективность бизнеса. Административные процедуры в России зачастую чрезмерно усложнены и требуют много времени, а их результаты непредсказуемы. Это ведёт к коррупции и снижает эффективность бизнеса, а в ряде отраслей создаёт неравные условия конкуренции. Так, в России на получение необходимых согласований при строительстве может уходить в шесть раз больше времени, чем в развитых странах, и примерно вдвое больше, чем в других развивающихся странах. Избыточное регулирование бизнес-процессов снижает их эффективность. Например, инструкции Центрального банка России требуют, чтобы при внесении клиентом наличных средств на счёт в отделении розничного банка в этой операции участвовали как минимум два сотрудника — операционист и кассир. В розничных банках США такую операцию выполняет один операционист. Более жёсткое регулирование в совокупности с менее эффективной организацией работы в отделениях приводит к тому, что даже в лучших российских банках самые простые операции занимают в два–пять раз больше времени, чем в банках США. Помимо прочего, рост производительности в России тормозят нормы и стандарты, часто не учитывающие современные условия и технологии, а в некоторых случаях — не пересматривавшиеся уже десятки лет.

Устаревшие мощности и методы производства

В предыдущем исследовании, проведённом MGI в 1999 году, было отмечено, что вследствие недостаточного инвестирования многие российские производственные мощности серьёзно устарели, из-за чего страдала производительность. Все это верно и сегодня. Возраст почти 40% российских тепловых электростанций превышает 40 лет, в то время как в Соединённых Штатах таких электростанций 28%, в Японии — 12%, а в Китае — всего 3%. Более 16% жидкой стали в России выплавляется в устаревших мартеновских печах, где производительность труда более чем вдвое ниже, чем при кислородно-конвертерном производстве, и которые практически не используются в других странах. В розничной торговле доля современных форматов существенно выросла, однако степень их распространённости в России по-прежнему невелика. На современные форматы приходится лишь около 35% продаж продовольственных товаров, тогда как в западных странах — 70%. Низкое проникновение современных форматов объясняет более половины отставания в производительности сектора от уровня США. Ещё один характерный пример — использование устаревших технологий в розничном банковском секторе. Проведение платежей в электронной форме через банкоматы или Интернет требует примерно в 12 раз меньше трудозатрат, чем совершение этих же операций в отделении банка. Тем не менее в России две трети платежей производится в банковских отделениях, в то время как в Нидерландах — 10%, а в Соединённых Штатах — 7%. Дело здесь не в недостаточном развитии инфраструктуры электронных платежей: в России почти столько же банкоматов на душу населения, сколько в других европейских странах. Преобладание операций, совершаемых в отделениях, скорее всего, связано с тем, что значительная часть потребителей находит электронные каналы более сложными, и имеет сформировавшуюся привычку жить в условиях экономики наличных денег. Этой особенностью объясняется примерно треть отставания в производительности труда российских банков от банков США.

Редкое применение комплексного подхода к планированию развития территорий

Комплексный подход к планированию развития территорий — необходимое условие успешного экономического роста в России. Подобный подход, помимо традиционных планов развития и схем застройки городов и регионов, должен включать в себя такие элементы, как планирование строительства необходимой инфраструктуры и создания новых рабочих мест. Несмотря на то что Градостроительный кодекс Российской Федерации требует, чтобы муниципальные образования имели утверждённые генеральные планы, в большинстве городов они отсутствуют. Таким образом, отсутствует основа для координации работы различных участников процесса развития территорий: государственных органов, компаний, работающих в сфере коммунальных услуг, девелоперских фирм и так далее. В результате, планы (например, планы развития различных видов инфраструктуры) даже если и существуют, то слабо увязаны между собой. Редкое применение комплексного подхода к планированию развития территорий повышает риски для девелоперских проектов и увеличивает время, необходимое для получения разрешений и согласований, в том числе связанных с изменением целевого назначения земельных участков. Оно также тормозит создание частно-государственных партнёрств в сфере реализации проектов комплексного развития территорий и инфраструктуры, что в результате препятствует росту производительности труда и капитала в различных отраслях экономики.

Дефицит профессиональных навыков

Россия отличается высоким уровнем грамотности и хорошим качеством технического образования, что создаёт условия для развития качественных трудовых ресурсов. Тем не менее, как было отмечено в предыдущем исследовании MGI 1999 года, дефицит навыков управления — второй по значимости фактор, обуславливающий отставание России от США по уровню производительности. За последние 10 лет ситуация значительно улучшилась, хотя дефицит квалифицированных специалистов некоторых профессий все ещё сохраняется. Во всех пяти проанализированных секторах сильнее всего ощущается недостаток навыков в сфере управления проектами. Во многом это связано с тем, что в течение последних 20 лет было реализовано крайне мало крупных проектов. В электроэнергетике за последние 18 лет существенного расширения мощностей не производилось. Из-за этого в отрасли ощущается сильная нехватка навыков проектирования и строительства электростанций, а рынок услуг компаний, осуществляющих комплексную реализацию проектов начиная с этапа проектирования и заканчивая сдачей готового объекта, пока только зарождается. В сталелитейном секторе даже недавним выпускникам ВУЗов не хватает квалификации в области управления проектами, организации командной работы, руководства рабочими группами и знания иностранных языков — навыков, абсолютно необходимых для внедрения новых технологий.

Неразвитость финансовой системы

С 1998 по 2007 год инвестиции в основные фонды в России составляли лишь 19% ВВП, что меньше, чем в большинстве развитых и развивающихся стран. В исследовании 1999 года предполагалось, что ВВП на душу населения в России может вырасти вдвое даже при сохранении инвестиций на относительно низком уровне. В 2007 году ситуация изменилась. Если в конце 1990-х годов в экономике было много свободных мощностей, то к 2007 году в некоторых отраслях начал ощущаться их дефицит. Понимая это, правительство и частные компании запланировали ряд крупных инвестиционных проектов. Однако из-за финансового и экономического кризиса от многих из них пришлось отказаться или отложить их реализацию на более поздний срок. Тем не менее, согласно экспертным оценкам, для реализации поставленных целей развития до 2020 года России предстоит повысить уровень инвестиций до 25–30% ВВП. Существенное отставание в развитии российских финансовых рынков серьёзно осложнит реализацию планов по увеличению инвестиций. До кризиса соотношение финансовых активов и ВВП в России быстро росло, но все ещё отставало от уровня развитых стран и крупных лидеров развивающихся рынков. Отставание особенно заметно на рынках заёмного капитала, где практически отсутствуют долгосрочные активы. Хотя приток иностранного капитала в Россию перед финансовым кризисом быстро рос, с 1998 по 2007 год лишь 6% мирового объёма прямых иностранных инвестиций пришлось на Россию. Вложения в российскую экономику и, в частности, в её банковскую систему инвесторы относят к самым рискованным. Что же касается сверхдоходов бюджета и создания стабилизационного фонда, то, хотя эти средства и повысили объём сбережений, большая их часть не попала в российскую финансовую систему.

Отсутствие стимулов к повышению производительности

Главной причиной сохраняющегося отставания России по уровню производительности от других стран до недавнего времени было отсутствие серьёзных стимулов к её повышению. Инерция последних десяти лет была обусловлена благоприятной рыночной конъюнктурой и недостаточной интенсивностью конкуренции в основных отраслях, из-за чего вопросы повышения эффективности бизнеса отошли на второй план.

Благоприятная рыночная конъюнктура:

Из-за беспрецедентного роста в последние десять лет многие компании направили свои усилия в первую очередь на расширение бизнеса, а не на повышение его эффективности. Так, с 2000 по 2007 год российская розничная торговля росла ежегодно почти на 24%, а розничный банковский бизнес ещё быстрее — ежегодный рост доходов с поправкой на риск составлял 60%. Это делало расширение бизнеса вопросом номер один на повестке дня руководителей всех уровней. Кроме того, трудовые ресурсы и другие факторы производства в России были традиционно дешёвыми. Только незадолго до кризиса их стоимость стала расти, и некоторые компании начали уделять больше внимания вопросам эффективности.

Недостаточная интенсивность конкуренции:

Неравные условия конкуренции были определены уже в предыдущем исследовании 1999 года как главное препятствие к повышению уровня производительности. Актуальность этой проблемы сохраняется и сегодня. Недавно российское правительство приняло ряд мер по стимулированию конкуренции. Самый наглядный пример — приватизация генерирующих компаний и либерализация рынка электроэнергии. Однако по сей день во многих отраслях непрозрачное регулирование и избирательное правоприменение создают ситуацию, когда успех конкурентов зависит не столько от эффективности бизнеса, сколько от умения управлять отношениями с чиновниками, способными обеспечить получение необходимых согласований и доступ к бюджетным средствам. На примере сектора жилищного строительства наиболее хорошо видно, как отсутствие равных для всех участников условий применения официальных процедур и стандартов может исказить условия конкуренции. Ключевыми факторами успеха в этой отрасли на практике оказываются привилегированный доступ к земельным участкам под застройку, своевременное получение согласований и разрешений на подключение к инфраструктуре. В результате, несмотря на то что рентабельность девелоперских проектов в России выше, чем в других странах, производительность и степень использования международного передового опыта остаются низкими. Разрастающийся финансовый и экономический кризис приведёт к падению доходов, обострению конкуренции и тем самым создаст необходимые стимулы для повышения производительности. Однако в результате кризиса всё больше независимых предприятий будут попадать под прямой или косвенный контроль государства, поэтому вопросам обеспечения честной и прозрачной конкуренции следует уделять особенно пристальное внимание.

Обзор производительности по секторам

1. Сталелитейная промышленность

Сталелитейная промышленность в России была традиционно сильной и конкурентоспособной в мировом масштабе. Начиная с 1997 года совокупная производительность факторов производства в секторе выросла на 64%. В 2007 году она составляла 54% от уровня США. Подобный рост практически целиком обусловлен увеличением загрузки производственных мощностей, а не повышением операционной эффективности. При этом все ещё наблюдаются существенные различия внутри самой отрасли. Например, три ведущих сталелитейных завода в 3,5 раза более производительны, чем предприятия, не вошедшие в первую десятку. Устаревшие и неэффективные технологии производства стали — основной фактор, объясняющий отставание в уровне производительности от США. Другим фактором является неэффективная организация труда. Традиционно низкая стоимость труда и быстрорастущий рынок не создавали стимулов для повышения производительности. Однако в настоящее время рост производительности становится необходимостью для отрасли из-за возросшей потребности в контроле издержек вследствие мирового экономического кризиса.

При поддержке государства российская сталелитейная промышленность будет способна реализовать существенные возможности по повышению производительности:

  1. Реализовать программы поддержки географической и межотраслевой мобильности рабочей силы, включающие создание курсов профессиональной подготовки для улучшения соответствия навыков потребностям отрасли.
  2. Оптимизировать бизнес-процессы и организацию труда, запустив программы совершенствования операционной деятельности, а также инвестирования в ИТ и автоматизацию.
  3. Обеспечить эффективность новых инвестиций путём стимулирования комплексного долгосрочного планирования развития отрасли, в особенности с целью предотвращения чрезмерных инвестиций.
  4. Оптимизировать структуру производимой продукции путём инвестирования в прокатные мощности, а также исследования и разработки новых продуктов и новых способов применения стали.

2. Жилищное строительство

Строительный сектор играет в российской экономике значительную роль: он обеспечивает 6% ВВП и 8% официальной занятости. Незадолго до кризиса правительство России поставило цель увеличить к 2020 году жилой фонд с 21 до 33 кв. м. на душу населения, что примерно соответствует среднеевропейскому уровню. Достижение этой цели потребует ежегодных объёмов строительства жилья, которые вдвое превышают исторический максимум. Решение поставленных задач потребует существенного повышения производительности труда в секторе. В настоящее время производительность в жилищном строительстве России составляет 21% от уровня США и около 33% от уровня Швеции. Это отставание объясняют в основном две группы факторов операционного характера. Во-первых, это неэффективная организация труда, проявляющаяся, в частности, в недостаточном использовании высокопроизводительного оборудования. Во-вторых, это ограниченное применение современных высокоэффективных материалов и конструкций. Первопричина описанных проблем — отсутствие у компаний сектора стимулов к повышению операционной эффективности. Это было обусловлено неравными условиями конкуренции и благоприятной рыночной конъюнктурой последнего десятилетия. И хотя рыночные условия меняются под воздействием кризиса, искажения в конкурентной среде сохраняются, приводя к смещению конкуренции из области повышения эффективности работы в область управления отношениями с регулирующими органами. Результаты нашего исследования показывают, что основными причинами неравных условий конкуренции в секторе являются неэффективное государственное регулирование и отсутствие комплексного подхода к развитию территорий.

Повышение производительности в секторе жилищного строительства потребует решения трёх ключевых задач:

  1. Повышение прозрачности и эффективности системы регулирования с помощью чёткой регламентации и упрощения процедур согласования, а также выборочного пересмотра строительных норм.
  2. Обеспечение эффективного развития территорий, для чего необходимо создать и утвердить генеральные планы развития, а затем претворить их в жизнь путём проведения тендеров на право реализации предусмотренных ими проектов. Необходимо также создать единую базу данных по земельным участкам, обеспечить юридическую чистоту прав собственности на них и прозрачность ограничений на их возможное использование.
  3. Повышение профессионального уровня в строительной отрасли путём привлечения к работе в России ведущих международных компаний и модернизации системы строительного образования и переподготовки.

3. Розничная торговля

Розничная торговля — одна из крупнейших и самых быстрорастущих отраслей российской экономики. В рознице занято около 7 млн. человек, а на её долю, в совокупности с оптовой торговлей, приходится примерно 10% ВВП. Главная причина роста производительности — появление и развитие современных торговых форматов. Однако их доля в общем объёме розничной торговли остаётся низкой: на них приходится только 35% розничных продаж и 11% занятости в секторе. Именно этим объясняется две трети разницы в уровне производительности между Россией и США. Оставшаяся же треть объясняется неэффективной организацией труда в магазинах. В условиях кризиса неизбежно замедление темпов роста потребления и развития современных форматов. В то же время для игроков, обладающих достаточным капиталом, открывается ряд уникальных возможностей. Сейчас удобный момент для выгодного расширения торговых площадей, укрепления отношений с поставщиками и потребителями и реализации программ повышения эффективности. Эти меры позволят сектору лучше подготовиться к здоровому росту в посткризисный период.

Основной потенциал для повышения производительности в секторе розничной торговли лежит в следующих областях:

  1. Упрощение регулирования в сфере коммерческой недвижимости. Необходимо добиться исполнения требований законодательства о наличии генеральных планов развития территорий и инфраструктуры, устранить избыточные согласования, выборочно пересмотреть строительные нормы.
  2. Повышение качества дорожной и коммунальной инфраструктуры. Это облегчит доступ к новым объектам и тем самым даст толчок к развитию коммерческой недвижимости. Кроме того, улучшенная транспортная инфраструктура позволит сократить затраты на логистику и уровень запасов розничных компаний.
  3. Повышение операционной эффективности. Этого можно добиться за счёт централизации административных функций, оптимизации численности персонала, повышения качества планирования спроса и ассортимента, оптимизации работы распределительных центров и снижения потерь при транспортировке.
  4. Использование открывающихся в условиях кризиса возможностей для формирования фундамента устойчивого развития сектора, таких как поглощение мелких и неэффективных компаний, приобретение торговых площадей по низким ценам, а также укрепление отношений с потребителями и поставщиками.

4. Розничный банковский сектор

До недавнего времени розничный банковский рынок России был самым быстрорастущим в мире. Доходы сектора с поправкой на риск с 2000 по 2007 год ежегодно росли в среднем на 60%. Однако, несмотря на выдающийся рост, а возможно, именно благодаря ему, производительность сектора оставалась низкой. Глобальный финансовый кризис не обошел стороной и российские банки — у них возникли значительные убытки и выросло число проблемных кредитов. Сегодня усилия банков сосредоточены не только на поддержании ликвидности и финансовой устойчивости, но и на снижении издержек, для чего необходимо резко повысить производительность труда. Розничный банковский сектор России насчитывает около 400 тыс. работников — в расчёте на душу населения их примерно столько же, сколько в США, Нидерландах, Швеции, Испании и Польше. Однако по производительности труда Россия занимает одно из последних мест среди проанализированных крупных стран: российский показатель составляет лишь 23% от уровня США, если исключить эффект различия в уровне доходов населения. Основными причинами отставания в производительности являются избыточное регулирование, неэффективная организация труда в банках, а также фрагментированная структура сектора: в России работает более тысячи банков, но большинство из них не обладает необходимым для достижения операционной эффективности масштабом.

Для повышения производительности в розничном банковском секторе необходимо:

  1. Упростить нормативные акты Центрального банка России. Необходимо устранить избыточные требования по согласованию, заполнению форм, отказаться от чрезмерного контроля и отчётности. При корректировке нормативных актов следует исходить из того, что на совершение любой базовой транзакции должно уходить не более двух минут.
  2. Оптимизировать бизнес-процессы. Независимо от возможной корректировки нормативных требований банки могут повысить производительность за счёт автоматизации операций, централизации бэк-офиса и административных функций.
  3. Расширить использование электронных каналов. Электронные платежи могут дать не только серьёзную экономию в расчёте на одну транзакцию, но и стать новым источником доходов. Банкам следует стимулировать использование клиентами менее затратных электронных каналов. Повысить распространённость электронных платежей возможно путём сотрудничества с коммунальными службами и органами власти.
  4. Стимулировать консолидацию банковского сектора. Этого можно добиться путём ужесточения требований к капиталу и стандартов управления рисками, а также введения требований о подготовке финансовой отчётности по международным стандартам. Консолидация сектора повысит устойчивость и производительность банковской системы.

5. Электроэнергетика

Электроэнергетический сектор России — четвёртый по размеру в мире. Он во многом определяет конкурентоспособность и потенциал роста российской экономики, значительную долю которой составляют энергоемкие отрасли. Совокупная производительность факторов производства в российской электроэнергетике относительно высока (80% от уровня США) вследствие высокой производительности капитала и хорошего топливного баланса. Однако производительность труда невысока — лишь 15% от уровня США. Вследствие продолжительного отсутсвия инвестиций оборудование на российских электростанциях устарело. К 2010 году 40% российских электростанций, работающих на горючем топливе, будут иметь возраст более 40 лет. Ожидаемый рост спроса на электроэнергию потребует существенных инвестиций в расширение и модернизацию генерирующих мощностей и распределительных сетей. С этим связан ряд вызовов. Низкие цены на электричество и неопределённость относительно будущего рынка мощностей снижает стимулы к инвестированию в сектор. К тому же, существующий план по расширению мощностей не оптимален с точки зрения объёма запланированных к вводу мощностей, их географического местоположения и топливной корзины. Кроме того, издержки на строительство новых мощностей в России превосходят сравнительные международные показатели. Тем не менее расширение мощностей и продолжающаяся либерализация рынка также открывают значительные возможности.

Меры в следующих областях помогут повысить производительность в электроэнергетическом секторе:

  1. Стимулирование энергосбережения. Государственные органы могут ввести минимальные стандарты энергоэффективности нового электрооборудования; поддержать инициативы, направленные на повышение эффективности потребления энергии; а также запустить программу по снижению пиковых нагрузок на энергосистему.
  2. Создание стимулов к строительству новых мощностей и модернизации существующих. Государственные органы могут применить более гибкий подход к расширению мощностей, а также создать среду, способствующую быстрому и недорогому строительству.
  3. Повышение операционной эффективности. Российские энергетические компании способны устранить «узкие места» и повысить эффективность использования существующих мощностей; развить навыки в области закупок, проектирования и реализации крупномасштабных проектов; повысить операционную эффективность за счёт применения передового опыта и методов «бережливого производства»; минимизировать технические и коммерческие потери в передаче электроэнергии.

gtmarket.ru

В чем причины низкой производительности труда россиян?

Радио «Говорит Москва»

В гостях у Игоря Игорева, ведущего передачи «Экономика и финансы», Павел Безручко, генеральный директор консалтинговой компании «Экопси»

Игорь Игорев — Как выяснилось, россияне работают гораздо хуже, чем американцы. Это не голословное утверждение. Глобальный институт МакКинзи рассчитал производительность труда россиян в основных секторах экономики, сравнил ее с американским уровнем. Исследование показало, что четверо россиян сейчас работают с такой же результативностью, как один американец в 2007 году. Выяснили, что все дело в устаревшем техническом оснащении, эта проблема свойственна не только наиболее тяжелым по условиям труда производствам, но и отраслям, где, казалось бы, все уже давно переведено на электрические рельсы. В чем причина низкой производительности труда россиян, и так ли верно это исследование, на что нам указывают или что нам следует принять к сведению самим, об этом поговорим сегодня. Вообще-то, активное делание, то, чем занимаются американцы, наверное, нам глубоко чуждо, это не наш метод. У нас принято все оставлять на завтрашний день и работать потихоньку, никуда не торопясь. Может быть, поэтому у нас низкая производительность труда, потому что нам в принципе это и не присуще.

Павел Безручко — То есть русский мужик ленив и не любопытен, да? В этом все объяснение. Наверное, можно коснуться темы различия в национальных характерах. Однако мне кажется, результаты исследования говорят чуть-чуть о другом. То есть они меньше говорят именно о различиях в психологии, тем более что перестройка и последовавший капитализм некоторый вкус к зарабатыванию денег все-таки людям привил. То есть если раньше с 9 до 6 психология была больше распространена, то сейчас каждый крутится, выживает, как может и, в общем, уровень рабочей активности людей повысился. Но исследователи говорят, что причина этого чуть в другом, чем в национальном характере.

И.И. — Оно в устаревшем оборудовании, в том, что все у нас как-то не модернизируется, а с чего бы ему модернизироваться, если у нас еще не в каждой избе «лампочка Ильича» есть.

П.Б. — Но исследователи говорят о трех основных причинах. Вот то, что я заметил в статье, их выводы следующие. Первая причина — это не эффективные бизнес-процессы, то есть то, как организована работа, как построена передача информации, система снабжения сырьем, система сбыта, производственная система, то есть как все это работает. Можно такой заголовок дать: «Работает неэффективным и устаревшим способом», говорят исследователи. Вторая причина. Они, действительно, говорят про устаревшую технологию, старое оборудование и приводят пример, что в электроэнергетике основная масса оборудования имеет сорокалетний и более стаж. Это, действительно, серьезная проблема. И третье — они выделяют вектор различия. Они назвали это структурные различия в экономиках. Что они под этим подразумевают. Это как семьи берут кредиты, насколько доступны кредиты, насколько у людей есть вкус к потреблению. То есть различие между экономиками, между потребительскими стереотипами — это третья причина, которую они выделяют. Интуитивно хочется с ними согласиться, хотя сама констатация этих причин, конечно, не дает ответа на вопрос, что же все-таки с этим делать.

И.И. — А что с этим делать? То, что они называют здесь сталелитейную промышленность и электроэнергетику, все-таки это монополисты.

П.Б. — Безусловно. В частности, одна из их рекомендаций состоит в том, чтобы повысить открытость конкуренции. Здесь встает тема борьбы с коррупцией. Исследователи верят, что продолжение либеральных реформ — это один из важных векторов повышения производительности. И приводят в пример реформу РАО «ЕЭС», пока, к сожалению или к счастью, единственную реформу такого рода, которая у нас была.

И.И. — У нас вся система построена, как тот сантехник говорил, что систему надо менять. Система создана, ее надо усовершенствовать. Распределение доходов от продажи ресурсов. Поскольку это все будет у нас в самое ближайшее время, то, наверное, так и останется. Задела на будущее пока не предвидится.

П.Б. — Это действительно, очень важные вопросы вы сейчас поднимаете. Много говорится о пресловутой нефтяной игле, зачем париться, если цены на нефть и газ растут. Почему бы не существовать дальше в этом же ключе. Более того, много лет назад было много полемики про пути развития России. Там была такая тема, а почему бы России не остаться нефтяной сверхдержавой. Раз мы так хорошо умеем нефть и газ добывать и продавать, почему бы нам не делать на этом бизнес, условно. Но это вроде как не кошерно получается, поэтому возникла тема инновационной экономики, которая действительно могла бы снять нас с этой нефтяной иглы. Но мы все сейчас с сожалением видим, что пока об инновационной экономике можно лишь мечтать. Пока мы много говорим о разных мелких проектах, а проектов уровня полета человека в космос, которые способны мобилизовать экономику, людей, дать некоторую перспективу, пока таких проектов Правительство или бизнес, или Правительство и бизнес не нашли.

И.И. — Но самое интересное, что если посмотреть еще глубже, получается, что в основном-то население ничего не производит, а производят только те, кто имеет отношение к природным ресурсам. А все остальные являются такими паразитами. Это и чиновники, и журналисты, и все-все.

П.Б. — Действительно, если смотреть в терминах абсолютных цифр, какая доля приходится на нефтяную, газовую, связанную с этими вещами экономику, то оказывается, что наше благосостояние в подавляющем большинстве, это дает нам сравнительно легкие деньги, которые можно тратить с удовольствием. Хватает мудрости некоторые деньги откладывать. С другой стороны, эти же деньги можно было бы направить на то, чтобы экономику переориентировать. То есть стать более современными, модернизированными, провести нужные реформы, но как-то оказывается, что некогда. Ничто не толкает. Вот, кризис. Казалось бы, целый год жили в кризисе.

И.И. — Как-то не особенно и почувствовали.

П.Б. — Не особенно почувствовали с одной стороны, потому что действительно вкачали в экономику много денег. Вроде как стимул был сократиться, усовершенствоваться, а если по сторонам посмотреть, не так уж много современных инноваций в сфере производительности труда, в сфере модернизации произошло. То есть как-то видимо не дошло до нас. Даже некоторые бизнесмены сетуют на то, что кризис был не слишком глубоким. Не слишком сильно шарахнуло, поэтому есть большой соблазн расслабиться, дальше жить, как раньше.

И.И. — Может быть, как раз здесь это смыкается с проблемами стран третьего мира, когда им дядя Сэм говорит: «Чего это вы не модернизируетесь, вы такие дикие племена? Давайте с завтрашнего дня вы будете модернизироваться, и сразу все придет и все настанет». Тут же очень много политических еще тем приходится затрагивать. Здесь же должны быть какие-то основополагающие, базовые ценности. И соблюдение законов, и права человека, и отношение к собственности. А просто вот так, само по себе, оно не проявляется.

П.Б. — Действительно, если вернуться к исследованию, то институт Макензи рекомендует несколько таких интуитивно очевидных мер, что делать, чтобы этот разрыв производительности сократить. Я их приведу. Первое, что рекомендуется, повысить открытость конкуренции, в том числе здесь есть тема борьбы с коррупцией. Чтобы близость к телу конкретных чиновников определяла эффективность конкретной компании. Да, действительно, совершенство их бизнес-процессов, системы снабжения, системы сбыта и так далее. Это первая их рекомендация. Дальше они говорят про то, что вообще персонал у нас не мобильный, люди плохо переезжают между регионами. Известно в той же Америке люди с большей готовностью снимаются с места, едут в нужные для экономики регионы работать. Тут опять-таки, есть большие различия в инфраструктуре, в затратах, которые мы должны нести, чтобы эту систему с нуля построить, и у них в общем все готовое.

И.И. — Конечно, еще и климат не забываем.

П.Б. — Говорят, что надо уменьшать дефицит рабочей силы с одной стороны за счет здравоохранения, чтобы люди жили подольше и работали побольше. А с другой, чтобы цивилизованную систему миграционного законодательства внедрить, чтобы действительно мы дефицит трудовых ресурсов компенсировали эффективно за счет трудовых мигрантов. Рекомендуют также внедрять систему долгосрочного планирования развития регионов. То есть жалуются на то, что каждый крупный город и каждый регион, в общем-то, какие-то планы развития имеет, но эти планы зачастую между собой не скоординированы. Я приведу пример. Если каждый регион соберется развивать автопром у себя, то, наверное, очень сложно будет в масштабах страны во всех регионах одновременно строить заводы. Все-таки речь идет здесь о скоординированной системе. И последнее, что рекомендуют именно с государственных позиций, это наладить надежную финансовую систему, сделать прозрачные рейтинги, законы, которые позволяли, приведу пример, у них в исследовании есть хороший материал, в Америке среднее согласование строительства 60 дней, в России — 700. То есть речь именно об этом. Чтобы в нашей системе согласовательное и финансовое, в общем, все было немножко более просто и по-людски.

 

www.ecopsy.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о