Угон ук – 166. /

Комментарии к Статье 166 Уголовного кодекcа РФ

Статья 166 УК РФ. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Комментарий к статье 166 УК РФ:

1. Бесспорно, что завладение помимо и вопреки волеизъявлению собственника принадлежащим ему автомобилем или другим транспортным средством существенно нарушает его правомочия по владению, пользованию и распоряжению указанными видами имущества. Поэтому рассматриваемое преступление посягает, несомненно, на отношения собственности и совершенно обоснованно впервые отнесено законодателем к группе деяний, посягающих на эту экономическую категорию. Для правильной квалификации подобных преступлений необходимо использовать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в Постановлении от 9 декабря 2008 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения».

2. Предметом преступления являются все виды автомобилей, тракторы, иные самоходные машины (грейдеры, бульдозеры, катки, комбайны и т.д.), трамваи и троллейбусы, мотоциклы, мотороллеры, другие механические транспортные средства. Последние по смыслу закона охватывают и малотоннажные механические транспортные средства передвижения по воде: моторные лодки, катера, легкие яхты, баркасы, шлюпки и другие, принадлежащие, как правило, гражданам на праве собственности и не относящиеся к видам воздушного, водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава. Если предметом угона было судно воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, для виновного возникает самостоятельное основание уголовной ответственности в виде совершения состава преступления, предусмотренного ст. 211 УК РФ (см. комментарий к п. п. 1 и 2 ст. 211 УК РФ).

3. С объективной стороны рассматриваемое преступление выражается в неправомерном, т.е. без согласия собственника, помимо и вопреки его воле, завладении предметом посягательства без цели хищения, которое закон определяет как «угон» транспортного средства. Завладение (угон) состоит в незаконном захвате указанных выше транспортных средств и поездке на них, во всяком случае, начале движения. Угон может состоять в перемещении в пространстве транспортного средства с места его стоянки как с помощью собственной механической тяги заведенного виновным или уже работающего мотора, так и посредством буксировки «на прицепе» с использованием тяги других транспортных средств. Проникновение виновного в кабину транспортного средства с целью его угона, но при отсутствии перемещения в пространстве, т.е. до начала самостоятельного движения или буксировки, должно рассматриваться как покушение на совершение преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ. Завладение (угон) автомобилем или другим транспортным средством признается оконченным деянием с момента начала его движения.

4. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла: виновный сознает, что он неправомерно, не имея на то никакого права, завладевает чужим автомобилем или другим транспортным средством, осуществляет на нем поездку и желает этого, но не имеет цели незаконно и безвозмездно изъять предмет посягательства из владения собственника и обратить его (предмет) в свою пользу или в пользу других лиц. Отсутствие у виновного цели хищения — конститутивный признак рассматриваемого преступления. В процессе расследования подобных преступлений наличие или отсутствие этого субъективного обстоятельства в деянии виновного должно исследоваться с особой тщательностью. О наличии у субъекта цели хищения, как показывает практика, могут, например, свидетельствовать такие факты, как продажа угнанного транспортного средства третьим лицам, перегонка его в другой город, изменение внешнего вида автомобиля путем перекраски кузова, смены сидений, торпеды с доской приборов управления, радиатора, пошив новых чехлов, подделка технического паспорта, перебивка обязательных заводских номеров на основных металлических узлах автомобиля (на кузове, двигателе, переднем и заднем мостах) и тому подобные обстоятельства, выявляющие в совокупности умысел на хищение.

Хищение из салона (кабины) угнанного транспортного средства других предметов, например радиоприемника, видеомагнитофона, сумки, носильных вещей, образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 166 и 158 УК РФ. Соответствующие разъяснения даны в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума от 6 февраля 2007 г. N 7).

5. Субъектом рассматриваемого преступления может быть любое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

6. Завладение (угон) транспортным средством без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору или с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, рассматривается по ч. 2 ст. 166 УК как квалифицированный состав рассматриваемого преступления. Названные признаки проанализированы применительно к составам кражи и насильственного грабежа (см. комментарий к ч. 2 ст. 158 и ч. 2 ст. 161 УК РФ).

7. Часть 3 ст. 166 УК РФ формулирует признаки особо квалифицированного состава завладения транспортным средством, если оно совершено: а) организованной группой либо б) причинило особо крупный ущерб.

Понятие организованной группы — см. комментарий к п. п. 3 и 5 ст. 35 УК РФ. О понятии особо крупного ущерба см. комментарий к ст. 165 УК РФ.

8. Часть 4 ст. 166 УК РФ устанавливает самую строгую ответственность за завладение транспортным средством, если оно совершено с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, или с угрозой применения такого насилия. Этот признак подробно рассмотрен выше (см. комментарий к ч. 1 ст. 162 УК РФ).

www.ugolkod.ru

Без цели хищения и доказывания: почему статью 166 УК нужно отменить

Автор: Иван Соловьев, д. ю. н., профессор, заслуженный юрист РФ

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ Иван Соловьев рассказал читателям «Право.ru» о своей позиции по ст. 166 УК РФ (угон – наказание от штрафа до 12 лет лишения свободы) и о том, почему в ней дифференциация уголовной ответственности заложена не в интересах потерпевшего, а 

в интересах преступника.

Когда мы были еще школьниками, один ученик интерната стащил у моего товарища дорогую ему кепку. Позже, в отделении милиции, районный опер устало спросил у моего товарища: «Он просил у тебя ее поносить?» И когда тот честно ответил, что нет, опер обернулся к интернатовцу и сказал: «Вот видишь, он не давал тебе вещь. Ты забрал ее без спроса. А это значит, что ты ее просто украл». Эти слова навсегда запомнились мне и всплыли в памяти в связи с очередным обсуждением вопроса о том, в чем отличие угона автомобиля от его кражи.

Угнал – это еще не украл

В настоящее время статья 166 УК РФ предусматривает ответственность за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения – то есть за угон сам по себе. Однако многие юристы и потерпевшие от таких угонов задаются вопросом, почему угон – то есть посягательство на собственность гражданина – не подлежит правовой оценке наравне с другими корыстными посягательствами на иные объекты собственности?

Действительно, статья уголовной ответственности об угонах в ее нынешнем варианте словно написана специально для угонщиков, чтобы тех не посадили на более долгий срок как воров или разбойников. Она четко разделяет угон транспортного средства и хищение. Принципиально угон транспортного средства отличается от последнего тем, что у виновного отсутствует корыстная мотивация, то есть цель обращения угнанного транспортного средства в свою пользу или пользу других лиц. Такая юридическая оценка угонов укоренилась в судебной и следственной практике. Поэтому все воры, которых ловят с поличным на краденой машине, в один голос твердят, что взяли машину покататься или отвезти в больницу товарища, – и умысел у них был не на присвоение машины, а просто в том, чтобы взять ее «напрокат».

В данном случае дифференциация уголовной ответственности заложена в законе не в интересах потерпевшего, а в интересах лица, совершившего преступление. Причем уголовно-правовая квалификация содеянного зависит в основном от показаний… правонарушителя. И многочисленные обращения граждан в МВД России с жалобами на несовершенство норм Уголовного кодекса, определяющих признаки рассматриваемых нами преступлений, сложности в разграничении угонов и хищений транспортных средств, имеющие место в следственной и судебной практике, свидетельствуют о том, что имеющаяся конструкция требует корректировки.

Любое противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества в пользу виновного или других лиц, независимо от его цели и продолжительности, должно рассматриваться как хищение, поскольку этим деянием нарушается охраняемое законом право собственности. А в Российской Федерации в соответствии со статьей 8 Конституции признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Когда машины были редкостью

Незаконное завладение какой-либо вещью потерпевшего, пресекаемое до момента, когда виновный получает возможность свободно ею распоряжаться, квалифицируется как покушение на хищение, при этом необходимости устанавливать цель его совершения нет. Так, законодатель установил однозначную ответственность за угон самолета. По тем же критериям он рассматривает похищение лошади или коровы.

Но равнозначное преступление, посягающее на автомобиль, требует установления цели завладения и, при невозможности доказать корыстную мотивацию, квалифицируется как угон.

Эта норма ответственности за угон транспортного средства существует в уголовном законе еще с тех времен, когда автомобиль был роскошью и редкостью, и давно устарела: сегодня почти каждая семья владеет автомобилем, а криминальный бизнес, связанный с их хищениями, ориентируется не только на завладение самим автомобилем для его дальнейшей эксплуатации, но и на разбор на запчасти, а также для совершения иных преступлений.

Однако при назначении наказания лицам, осужденным по статье 166 УК, как правило, избирается либеральный подход. Это показывает и судебная статистика: так, в 2013 году из 17 886 осужденных только 31,6 % получили наказание в виде лишения свободы, а 44,7 % отделались условным осуждением к лишению свободы. За первые шесть месяцев 2014 года из 7762 осужденных лишение свободы в качестве наказания назначено 18,2 % осужденных, а условное осуждение к лишению свободы – 41,2 %.

При этом следует отметить, что санкции норм, предусмотренных статьей 166 УК, по строгости относительно сопоставимы с санкциями иных норм УК о хищениях. Так, за угон автомобиля при отсутствии квалифицирующих признаков может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет, а за особо квалифицированный угон (с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия) – до 12 лет.

Таким образом, статья 166 УК РФ является не только устаревшей, но и излишней: для эффективного предупреждения преступных посягательств на транспортные средства целесообразнее квалифицировать деяния, на которые распространяется сегодня статья 166 УК, по соответствующим нормам, устанавливающим уголовную ответственность, в частности, за кражу, грабеж, разбой или мошенничество.

Чтобы сразу предвосхитить возражения любителей форс-мажорных ситуаций: для их регулирования достаточно статьи 39 УК «Крайняя необходимость» – хищение транспортного средства (формально содержащее все признаки состава преступления) не может повлечь уголовную ответственность, например, для того, чтобы доставить тяжелобольного или пострадавшего в ближайшую больницу или для устранения иной опасности, которую невозможно устранить иными средствами.

Угонщики и похитители – «одного поля ягоды»

Следует признать и наличие еще одной пока не решенной проблемы. Сейчас лицо, которое в соответствии с уголовно-правовой квалификацией не украло машину, а только «покаталось» на ней, не обязано возмещать материальный ущерб владельцу. Однако в апреле 2015 года Конституционный суд в своем постановлении по жалобе жителя Астрахани Владимира Кряжева признал не соответствующими Конституции нормы ГК и УК как не позволяющие взыскать имущественный вред с угонщика автомобиля, если у него не было цели хищения. Таким образом, Конституционный суд подтвердил, что угонщики и похитители – «одного поля ягоды» и должны нести материальную ответственность за свои действия.

Казалось, это была хорошая возможность чтобы исключить статью 166 из УК. Однако избран был иной путь: в октябре этого года, во исполнение указанного постановления КС, Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект о взыскании с угонщика вреда в случаях, когда угнанное и брошенное им транспортное средство оказывается похищено или повреждено неизвестным лицом.

Поправкой, позволяющей потерпевшим взыскивать ущерб, причиненный цепочкой разных и формально не связанных друг с другом преступлений, предлагается дополнить статью 1080 ГК РФ «Ответственность за совместно причиненный вред». Угонщик, который только покатался на автомобиле «без цели хищения», или любое лицо, неправомерно завладевшее чужим имуществом, которое затем было украдено или повреждено не связанным с первым лицом преступником, будут обязаны возместить вред, если не докажут отсутствие своей вины в его причинении. Выплаченную сумму ущерба угонщик затем сможет взыскать «регрессом» с причинителя вреда, если его удастся найти.

В предложенной редакции проект не в полной мере решает вопрос и выглядит полумерой. Хотя бы потому, что оставляет угонщику возможность доказывать, что вред был причинен не по его вине. Если все останется как есть, то такое латание дыр по износившейся законодательной ткани не только не решит давно перезревший вопрос, но будет выглядеть насмешкой над гражданами – собственниками имущества, утративших его вследствие неправомерных действий, будь то угон или хищение.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

pravo.ru

угон судна, транспорта, железнодорожного состава

Ст. 211 УК РФ предусматривает наказание за угон судна в воздухе или транспорта, движущегося по воде или по рельсам. Такая же квалификация даётся лицу, захватившему объект. Захват заключается в понуждении пилота или машиниста выполнять указания злоумышленника под воздействием прямой угрозы.

Особенности статьи 211

Угон корабля, поезда или самолёта выделен в отдельную норму неслучайно. 211 статья Уголовного кодекса РФ включает довольно суровое наказание, ведь деяния подвергают риску многих пассажиров судна или поезда. Кроме того, такие объекты могут стать местом, где будет совершён террористический акт. Действия способны причинить серьёзный ущерб, стать причиной гибели людей. Именно поэтому состав ст. 211 ч. 2 или ч. 1 УК РФ чётко отделён от состава 166 УК РФ.

Состав преступления образуют вполне конкретные действия лица.

Они включены в описательную часть статьи 211 УК РФ:
  1. Речь идёт о завладении объектом, возможности управлять им, используя технические возможности. Угон принципиально отличается от хищения, ведь человек должен желать завладеть имуществом, использовать как своё. Объект хищения воспринимается именно как имущество, имеющее свою ценность, а при угоне лицо желает получить возможность управлять объектом и не намеревается присваивать его.
  2. Угон может заключаться в любых действиях. Например, лицо может тайно проникнуть на водный транспорт, запустить двигатель и начать движение. Угон будет состоять и в захвате перечисленных объектов: человек понуждает пилота, капитана или машиниста исполнять его указания относительно движения объекта. Как правило, речь идёт об угрозе со стороны преступника.
  3. Состав преступления образовывает и мнимые действия лица. Например, человек угрожает подрывом самолёта и требует изменить направление полёта. Взрывного устройства нет, он демонстрирует пилоту муляж. Несмотря на отсутствие реальной возможности осуществить подрыв, действия образуют ст. 211 УК РФ.

Преступник должен понимать значение своих действий и осуществлять их с целью эксплуатации объекта. У него не должно быть умысла на хищение любого из перечисленных объектов.

Ввиду опасности для окружающих и пассажиров за совершение перечисленных действий предусмотрено довольно суровое наказание.

По первой части данной нормы возможно наказание до 8 лет изоляции от общества, а санкция по 166 УК РФ – не более 4 лет изоляции в местах лишения свободы. Разница обусловлена именно опасностью для людей.

Если имеются квалифицирующие, то есть отягчающие признаки, то деяние следует относить к ч. 2 ст. 211 УК РФ. Это участие нескольких лиц, которые заранее об этом договорились друг с другом. Квалифицирующими признаками признаются применение насилия для захвата объекта и высказывание угроз использования оружия.

Данная норма закона содержит ч. 3 и ч. 4, которые устанавливают наиболее строгое наказание. Так, по части 3 ст. 211 УК РФ расследуется дело по угону, повлёкшему смерть человека или другие тяжкие последствия. Например, разрушение жилых домов, уничтожение большого объёма имущества, экологическое бедствие. За это установлено наказание до 15 лет колонии. При этом минимальное наказание установлено в 8 лет. Это наименьший возможный срок. Для сравнения: за убийство нередко назначается срок в 6 или 7 лет изоляции.

Наиболее суровое наказание определено ч. 4 ст. 211 УК РФ. Когда действия связаны с терактом, лицо может быть лишено свободы на 20 лет.

Комментарий к ст. 211 УК РФ

При квалификации действий по данной статье, важно правильно установить умысел человека.

Комментарии:

  • опасность преступления состоит в том, что возникает риск для гражданина быть раненым или убитым, а также может быть потоплено судно, повреждён транспорт, состав или перевозимый груз;
  • дополнительным объектом преступления могут выступать жизнь, здоровье, отношения собственности, коммерческие интересы владельцев груза, транспорта;
  • предметом преступления являются воздушные и водные суда, железнодорожный подвижной состав.

На практике следственные органы сопоставляют показания преступника и фактические обстоятельства дела. На основании таких данных и принимается решение об окончательной квалификации его действий.

Судебная практика по ст. 211 УК РФ

Об отношении к деянию со стороны законодательства свидетельствуют серьёзные сроки наказания.

Законом не предусмотрена возможность для избрания альтернативных видов наказания (общественные работы, денежные взыскания). Виновные лица получают исключительно лишение свободы на различные сроки.

К примеру, в 2013 году Сахалинским судом принято решение в отношении Н. по ч. 1 ст. 211 УК РФ. Осуждённый работал на рыболовецком судне, которое принадлежало местному предпринимателю. Н., понимая, что не имеет разрешения на использование судна и не вправе это делать, ввёл команду в заблуждение относительно распоряжения владельца судна. Экипаж полагал, что Н. действует с согласия владельца.  Н. направил судно в район ловли рыбы. В определённом квадрате Н. организовал лов рыбы с целью личного обогащения.

Когда рейс был закончен, Н. вернул судно в порт. Очевидно, что он не хотел похищать морской транспорт. Судно было ему необходимо для осуществления собственных планов. Но без доступа к судну это сделать было невозможно. Поэтому осуждённый ввёл команду в заблуждение и, не имея разрешения от владельца, угнал судно.

При этом команда не может нести ответственность, поскольку они не были осведомлены о преступных действиях Н. По приговору суда, Н. получил 5 лет изоляции.

При этом важным условием является то, что владелец судна не разрешал им пользоваться без его согласия. Если бы он доверил судно Н., и тот имел право эксплуатировать его по своему усмотрению, то в его действиях отсутствовал состав преступления.

Ключевое значение имеет отсутствие у лица какого-либо права на управление объектом. Не должно быть даже предполагаемого права.

Ситуацию с предполагаемым правом можно рассмотреть на другом примере. Предприниматели делят водный транспорт при совместном бизнесе. Каждая сторона считает, что судно принадлежит ей. У каждого лица имеются свои аргументы. Так, один вкладывал большие средства в ремонт судна, а другой оплачивал труд экипажа. Одна сторона, не дожидаясь официального решения по данному спору, втайне от другой стороны завладевает судном и перегоняет его в другой порт.

Лицо:
  • убеждено, что действует правомерно;
  • считает судно своим на законных основаниях.

Подобные споры подлежат решению в судебном порядке, но сторона действует самовольно, не дожидаясь решения суда.

В этом случае лицо имеет предполагаемое право на водный транспорт. Поэтому его действия нельзя расценивать, как угон. Квалификация по ст. 211 УК РФ будет неверной. В данном случае подходит ст. 330 УК РФ – самоуправство. То есть совершение действий вопреки законно установленному порядку. В такой ситуации необходимо возбуждать уголовное дело по ст. 330 УК РФ.

Консультация юриста

Необходимо отделить действия лица от смежных деяний:

  1. Статья 211 УК РФ предполагает именно угон, то есть эксплуатацию перечисленных объектов.
  2. Если действия лица говорят о его желании похитить такое имущество, их следует оценивать по ст. 158 УК РФ.
  3. Если существует предполагаемое право на имущество, действия охватываются составом ст. 330 УК РФ.

Наиболее опасным являются действия, сопряжённые с желанием осуществить теракт.

Ведь они создают риск для жизни и здоровья множества других людей.

Оправдательные приговоры по данной норме – редкость. Суды постановляют только обвинительные акты. Невозможно примирение сторон, ведь наказание превышает 5 лет изоляции от общества, а примириться можно только по составам с санкцией до 5 лет.

ugolovnoe.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.