Врачебные ошибки и несчастные случаи в медицинской практике – Судебно-медицинская экспертиза по делам о нарушении медицинским персоналом профессиональных и должностных обязанностей. Врачебные ошибки и несчастные случаи в медицинской практике

Врачебные ошибки и несчастные случаи в медицинской практике

Неблагоприятный исход лечения, связанный с добросовест­ным заблуждением врача, принято относить к врачебным ошиб­кам. Термин «врачебная ошибка» употребляется лишь в меди­цинской практике.

Многообразие врачебных ошибок, их причин и условий воз­никновения привело к тому, что до настоящего времени нет единого понятия врачебной ошибки, что, естественно, затрудня­ет медико-юридическую оценку ошибочных действий медицин­ских работников. Основным критерием врачебной ошибки яв­ляется вытекающее из определенных объективных условий доб­росовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества.

Врачебные ошибки подразделяются на три группы:

1) ошибки диагностические — нераспознавание или ошибоч­ное распознавание болезни;

2) ошибки тактические — неправильное определение показа­ний к операции, ошибочный выбор времени проведения опера­ции, ее объема и т.п.;

3) ошибки технические — неправильное использование ме­дицинской техники, применение несоответствующих медика­ментов и диагностических средств и т.д.

Врачебные ошибки обусловлены как объективными, так и субъективными причинами.

Объективные затруднения в диагностике ряда заболеваний возникают из-за скрытого атипичного течения болезни, которая нередко может комбинироваться с другими недугами или про­явиться в виде других заболеваний, а иногда затруднения в ди­агностике заболеваний и травм связаны с состоянием алкоголь­ного опьянения больного.

Большие затруднения вызывает также своевременная диаг­ностика воспаления легких у детей в возрасте 1—3 лет, особенно на фоне катара верхних дыхательных путей.

Пример.

Клава Б., 1 года 3 месяцев, умерла во время дневного сна в яслях 29 января 1998 г. С 5 по 17 января она перенесла острую респираторную инфекцию, по поводу которой ясли не посещала. Врач яслей принял ребен­ка 18 января с остаточными явлениями после перенесенного катара верхних дыхательных путей (обильные слизистые выделения из носа, прослушива­лись единичные сухие хрипы в легких), в последующем ребенок был ос­мотрен врачом лишь 26 января. Диагноз пневмонии установлен не был, но было отмечено, что явления катара верхних дыхательных путей держатся, но температура у ребенка была нормальная. Лечение продолжалось в яслях (микстура — от кашля, капли в нос — от насморка). Ребенок выглядел плохо, был вялым, сонливым, ел без аппетита, кашлял.

29 января 1998 г. в 13 ч Клаву Б. вместе с другими детьми в спаль­ной комнате уложили спать. Ребенок спал спокойно, не кричал. При подъ­еме детей в 15 ч Клава Б. не подавала признаков жизни, но была еще теп­лой. Старшая сестра яслей немедленно стала делать ей искусственное ды­хание, сделала два укола кофеина, тело ребенка согревалось грелками. Прибывшим врачом скорой медицинской помощи производились искусст­венное дыхание рот в рот и непрямой массаж сердца. Однако оживить ре­бенка не удалось.

При судебно-медицинской экспертизе трупа Клавы Б. были обнару­жены: катаральный бронхит, распространенная серозно-катаральная пнев­мония, интерстициальная пневмония, множественные фокусы кровоизлия­ний в легочную ткань, что и послужило причиной смерти ребенка.

По мнению экспертной комиссии, ошибочность действий врачей в дан­ном случае заключалась в том, что ребенок был выписан в ясли не выздо­ровевшим, с остаточными явлениями респираторной инфекции. Врач яслей должен был обеспечить активное наблюдение за ребенком, провести допол­нительные исследования (рентгеноскопию, анализ крови). Это дало бы возможность более правильно оценить состояние больного ребенка и актив­нее проводить лечебные мероприятия. Более правильным было бы лечение ребёнка производить не в условиях здорового коллектива детей в яслях, а в лечебном учреждении.

Отвечая на вопросы органов следствия, экспертная комиссия указала, что дефекты ведения больного ребенка обусловлены в значительной степени трудностью диагностики интерстициальной пневмонии, которая протекала при малонарушенном общем состоянии ребенка и нормальной температуре тела. Пневмония могла развиться и в последние дни жизни ребенка. Смерть детей при пневмонии может наступать и во сне без каких-либо вы­раженных признаков заболевания.

Экспертная комиссия рекомендовала данный случай атипичного течения пневмонии обсудить в детских медицинских учреждениях, обратив внимание на терапевтическую тактику врача при ведении такого рода больных детей.

Практика показывает, что большинство врачебных ошибок связано с недостаточным уровнем знаний и небольшим опытом врача. Вместе с тем ошибки, например диагностические, встре­чаются не только у начинающих, но и у опытных врачей.

Реже ошибки обусловлены несовершенством применяемых методов исследования, отсутствием необходимой аппаратуры или техническими недочетами в процессе ее использования.

Пример.

Больной П., 59 лет, поступил 10 февраля 1998 г. в больницу 131 с диагнозом: гипохромная анемия. При клиническом обследовании установле­на грыжа пищеводного отверстия диафрагмы, рентгенологически обнаруже­на ниша в нижнем отделе пищевода.

Для уточнения характера ниши и исключения злокачественного новооб­разования по медицинским показаниям больному 12 февраля 1998 г. про­ведена эзофагоскопия, в процессе которой было установлено, что слизистая оболочка пищевода настолько утолщена, что трубку не удалось провести даже в верхнюю треть пищевода. В связи с неясностью эзофагоскопической картины были рекомендованы повторное рентгенологическое исследо­вание и эзофагоскопия под наркозом.

На следующий день состояние больного П. резко ухудшилось, темпе­ратура повысилась до 38,3°С, появилась боль при глотании. При рентге­нологическом исследовании 15 февраля у больного выявился дефект в левой стенке пищевода и обнаружено затемнение в области верхнего отдела сре­достения. Диагноз: разрыв пищевода, медиастинит. В этот же день произ­ведена срочная операция — вскрытие околопищеводной клетчатки слева, опорожнение абсцесса, дренирование средостения. Послеоперационное те­чение протекало тяжело, на фоне анемии.

2 марта 1998 г. у больного П. внезапно появилось массивное кровоте­чение из раны на шее, от которого он через 10 минут скончался.

При судебно-медицинской экспертизе трупа П. установлено: инстру­ментальный разрыв передней и задней стенок шейного отдела пищевода, гнойный медиастинит и осумкованный левосторонний плеврит; состояние после операции — дренирование абсцесса околопищеводной клетчатки сле­ва; небольшая эрозия левой общей сонной артерии; большое количество темно-красных свертков крови в полости дренажного канала, малокровие кожных покровов, миокарда, печени, почек, умеренно выраженный атеро­склероз аорты и венечных артерий сердца, рассеянный мелкоочаговый кар­диосклероз, сетчатый пневмосклероз и эмфизема легких.

В данном случае техническая ошибка в процессе эзофагоско­пии привела к тяжелому заболеванию, осложнившемуся смер­тельным кровотечением.

Современной формой врачебных ошибок являютсяятрогенные заболевания, возникающие обычно от неосторожного слова или неправильного поведения врача или среднего медицинского персонала. Неправильное поведение медицинского работника может оказать сильное неблагоприятное воздействие на психику больного, вследствие чего у него развивается ряд новых болез­ненных ощущений и проявлений, которые могут перейти даже в самостоятельную форму заболевания.

Подавляющее большинство ятрогенных заболеваний зависит не столько от неопытности и незнания врача, сколько от его невнимательности, бестактности, отсутствия достаточной общей культуры. Такой врач почему-то забывает, что он имеет дело не только с болезнью, но и с мыслящим, чувствующим и страдаю­щим больным человеком.

Чаще ятрогенные заболевания развиваются в двух формах: значительно ухудшается течение имеющегося у больного орга­нического заболевания или появляются психогенные, функцио­нальные невротические реакции. Во избежание ятрогенных за­болеваний информация больному о болезни должна быть дана в понятной, простой и неустрашающей форме.

Для предупреждения любых ошибочных действий врача каж­дый случай врачебной ошибки должен быть тщательно изучен и обсужден на врачебных конференциях.

При оценке врачебных ошибок с помощью судебно-медицинских экспертных комиссий необходимо вскрыть сущность и характер неправильных действий врача и в результате получить основание для квалификации этих действий как добросовестных и, следовательно, допустимых, или, наоборот, недобросовестных и недопустимых. Объективные трудности выявления некоторых заболеваний возникают как следствие особенностей самого па­тологического процесса. Болезнь может протекать скрыто или принимать атипичное течение, комбинироваться с другими за­болеваниями, что, естественно, не может не отразиться на диаг­ностике. Например, сильная степень алкогольного опьянения лиц, получивших повреждения черепа, затрудняет неврологиче­ское обследование и распознавание черепно-мозговой травмы. Ошибочная диагностика иногда обусловливается поведением больных, которые могут активно противодействовать исследова­ниям, отказываться от биопсии, госпитализации и т.д.

Несчастные случаи в медицинской практике

Иногда неблагоприятный исход операции или иного врачеб­ного вмешательства является случайным, причем врач был не в состоянии предвидеть несчастье. Такие исходы в медицинской литературе получили название несчастных случаев в медицин­ской практике. До настоящего времени нет единого понятия «несчастный случай». Некоторые врачи и юристы пытаются не­правомерно широко истолковывать этот термин, включая в не­счастные случаи неосторожные действия медицинских работни­ков, врачебные ошибки и даже отдельные случаи халатного от­ношения медицинского персонала к своим обязанностям.

К несчастным случаям относятся все летальные исходы, кото­рые для врача оказались неожиданными. В качестве примеров подобных исходов можно назвать: 1) активацию хронической инфекции после операции; 2) послеоперационные осложнения — случаи перитонита и кровотечений после простых аппендэктомий, разрыв операционного рубца или тромбоз спустя много дней после операции, воздушная эмболия сердца и многие дру­гие; 3) задушение рвотными массами во время наркоза; 4) смерть после энцефалографии, эзофагоскопии и т.д.

Профессор А.П. Громов под несчастным случаем в медицин­ской практике предлагает понимать неблагоприятный исход вра­чебного вмешательства, связанный со случайными обстоятельст­вами, которые врач не может предвидеть и предотвратить. Для доказательства несчастного случая в медицинской практике необ­ходимо полностью исключить возможность профессионального невежества, небрежности, халатности, а также врачебной ошибки. Такие исходы иногда связаны с непереносимостью и аллергией к некоторым лечебным препаратам, что при жизни больного было неизвестно. К настоящему времени в литературе накопился зна­чительный материал о побочных действиях различных медикаментов, в том числе об аллергических и токсических реакциях после парентерального введения антибиотиков. Одним из меро­приятий по предупреждению неблагоприятных исходов от ана­филактического шока при введении антибиотиков является пред­варительное определение чувствительности к ним больных.

Случайные неблагоприятные исходы могут наблюдаться при обследовании больных в момент различных диагностических ма­нипуляций. Судебно-медицинская практика показывает, что по­добные исходы иногда наблюдаются при диагностической ан­гиографии с использованием препаратов йода.

Иногда случайные смертельные исходы наблюдаются при переливании крови, соответствовавшей по группе крови боль­ных, или при переливании кровезаменителей.

Случайная смерть во время оперативных вмешательств наи­более трудна для распознавания, поскольку не всегда можно полностью выяснить причины и механизм ее наступления.

Таким образом, к несчастным случаям в медицинской прак­тике можно относить лишь такие неудачные исходы, при кото­рых исключается возможность предвидеть последствия врачеб­ных действий, когда неудачи в лечении не зависят от врачебных ошибок и других упущений, а связаны с атипичным течением заболевания, индивидуальными особенностями организма, а иногда и с отсутствием элементарных условий для оказания экс­тренной медицинской помощи.

Юристы должны знать, что все это необходимо учитывать судебно-медицинским экспертным комиссиям при оценке ле­тальных исходов в медицинской практике. Прежде чем прийти к выводу о наступлении летального исхода в результате несчаст­ного случая или связать его с неосторожными действиями врача, такие комиссии должны детально изучить все обстоятельства, относящиеся к данному происшествию.

Судебная медицина: Учеб. пособие для вузов
Под ред. проф. А.Ф. Волынского

med-tutorial.ru

bogdan-63.livejournal.com

25.Несчастный случай, врачебная ошибка, профессиональное преступление в деятельности медицинских работников.

Профессиональное преступление-
недобросовестная работа врача
(легкомыслие, самонадеянность,небрежность.)105ст.-убийство

109ст.-причинение смерти по неосторожности

111ст.-умышленное причинение тяжелого
вреда здоровью.

118ст.- причинение вреда и тяжелого ущерба
по неаккуратности.

Неблагоприятный исход лечения, связанный
с добросовестным заблуждением врача,
принято относить к врачебным ошибкам.
Термин «врачебная ошибка» употребляется
лишь в медицинской практике. Многообразие
врачебных ошибок, их причин и условий
возникновения привело к тому, что до
настоящего времени нет единого понятия
врачебной ошибки, что, естественно,
затрудняет медико-юридическую оценку
ошибочных действий медицинских
работников. Основным критерием врачебной
ошибки является вытекающее из определенных
объективных условий добросовестное
заблуждение врача без элементов
халатности, небрежности и профессионального
невежества.

Врачебные ошибки подразделяются на три
группы:

1) ошибки диагностические — нераспознавание
или ошибочное распознавание болезни;

2) ошибки тактические — неправильное
определение показа¬ний к операции,
ошибочный выбор времени проведения
опера¬ции, ее объема и т.п.;

3) ошибки технические — неправильное
использование медицинской техники,
применение несоответствующих медикаментов
и диагностических средств и т.д.

Врачебные ошибки обусловлены как
объективными, так и субъективными
причинами.

Объективные затруднения в диагностике
ряда заболеваний возникают из-за скрытого
атипичного течения болезни, которая
нередко может комбинироваться с другими
недугами или проявиться в виде других
заболеваний, а иногда затруднения в
диагностике заболеваний и травм связаны
с состоянием алкогольного опьянения
больного.

Большие затруднения вызывает также
своевременная диагностика воспаления
легких у детей в возрасте 1—3 лет, особенно
на фоне катара верхних дыхательных
путей.

Несчастный случай- вмешательство,
приведшее к непредвиденным обстоятельствам
или причинам смерти, которые врач не
мог предвидеть. Иногда неблагоприятный
исход операции или иного врачебного
вмешательства является случайным,
причем врач был не в состоянии предвидеть
несчастье. Такие исходы в медицинской
литературе получили название несчастных
случаев в медицинской практике. До
настоящего времени нет единого понятия
«несчастный случай». Некоторые врачи
и юристы пытаются неправомерно широко
истолковывать этот термин, включая в
несчастные случаи неосторожные действия
медицинских работников, врачебные
ошибки и даже отдельные случаи халатного
отношения медицинского персонала к
своим обязанностям.

К несчастным случаям относятся все
летальные исходы, которые для врача
оказались неожиданными. В качестве
примеров подобных исходов можно назвать:

1) активацию хронической инфекции после
операции;

2) послеоперационные осложнения — случаи
перитонита и кровотечений после простых
аппендэктомий, разрыв операционного
рубца или тромбоз спустя много дней
после операции, воздушная эмболия сердца
и многие другие;

3) задушение рвотными массами во время
наркоза;

4) смерть после энцефалографии,
эзофагоскопии и т.д.

Для доказательства несчастного случая
в медицинской практике необходимо
полностью исключить возможность
профессионального невежества, небрежности,
халатности, а также врачебной ошибки.
Такие исходы иногда связаны с
непереносимостью и аллергией к некоторым
лечебным препаратам, что при жизни
больного было неизвестно. К настоящему
времени в литературе накопился
значительный материал о побочных
действиях различных медикаментов, в
том числе об аллергических и токсических
реакциях после парентерального введения
антибиотиков. Одним из мероприятий по
предупреждению неблагоприятных исходов
от анафилактического шока при введении
антибиотиков является предварительное
определение чувствительности к ним
больных.

Случайные неблагоприятные исходы могут
наблюдаться при обследовании больных
в момент различных диагностических
манипуляций. Судебно-медицинская
практика показывает, что подобные исходы
иногда наблюдаются при диагностической
ангиографии с использованием препаратов
йода.

Иногда случайные смертельные исходы
наблюдаются при переливании крови,
соответствовавшей по группе крови
больных, или при переливании
кровезаменителей.

Случайная смерть во время оперативных
вмешательств наиболее трудна для
распознавания, поскольку не всегда
можно полностью выяснить причины и
механизм ее наступления.

Таким образом, к несчастным случаям в
медицинской практике можно относить
лишь такие неудачные исходы, при которых
исключается возможность предвидеть
последствия врачебных действий, когда
неудачи в лечении не зависят от врачебных
ошибок и других упущений, а связаны с
атипичным течением заболевания,
индивидуальными особенностями организма,
а иногда и с отсутствием элементарных
условий для оказания экстренной
медицинской помощи.

Юристы должны знать, что все это
необходимо учитывать судебно-медицинским
экспертным комиссиям при оценке летальных
исходов в медицинской практике. Прежде
чем прийти к выводу о наступлении
летального исхода в результате несчастного
случая или связать его с неосторожными
действиями врача, такие комиссии должны
детально изучить все обстоятельства,
относящиеся к данному происшествию.

studfiles.net

NeoStom — Сайт по стоматологии


Профессиональное преступление— недобросовестная работа врача (легкомыслие, самонадеянность,небрежность.)105ст.-убийство


109ст.-причинение смерти по неосторожности


111ст.-умышленное причинение тяжелого вреда здоровью.


118ст.- причинение вреда и тяжелого ущерба по неаккуратности.


Неблагоприятный исход лечения, связанный с добросовестным заблуждением врача, принято относить к врачебным ошибкам. Термин «врачебная ошибка» употребляется лишь в медицинской практике. Многообразие врачебных ошибок, их причин и условий возникновения привело к тому, что до настоящего времени нет единого понятия врачебной ошибки, что, естественно, затрудняет медико-юридическую оценку ошибочных действий медицинских работников. Основным критерием врачебной ошибки является вытекающее из определенных объективных условий добросовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества.
Врачебные ошибки подразделяются на три группы:
1) ошибки диагностические — нераспознавание или ошибочное распознавание болезни;

2) ошибки тактические — неправильное определение показа¬ний к операции, ошибочный выбор времени проведения опера¬ции, ее объема и т.п.;

3) ошибки технические — неправильное использование медицинской техники, применение несоответствующих медикаментов и диагностических средств и т.д.
Врачебные ошибки обусловлены как объективными, так и субъективными причинами.
Объективные затруднения в диагностике ряда заболеваний возникают из-за скрытого атипичного течения болезни, которая нередко может комбинироваться с другими недугами или проявиться в виде других заболеваний, а иногда затруднения в диагностике заболеваний и травм связаны с состоянием алкогольного опьянения больного.

Большие затруднения вызывает также своевременная диагностика воспаления легких у детей в возрасте 1—3 лет, особенно на фоне катара верхних дыхательных путей.


Несчастный случай— вмешательство, приведшее к непредвиденным обстоятельствам или причинам  смерти, которые врач не мог предвидеть. Иногда неблагоприятный исход операции или иного врачебного вмешательства является случайным, причем врач был не в состоянии предвидеть несчастье. Такие исходы в медицинской литературе получили название несчастных случаев в медицинской практике. До настоящего времени нет единого понятия «несчастный случай». Некоторые врачи и юристы пытаются неправомерно широко истолковывать этот термин, включая в несчастные случаи неосторожные действия медицинских работников, врачебные ошибки и даже отдельные случаи халатного отношения медицинского персонала к своим обязанностям.
К несчастным случаям относятся все летальные исходы, которые для врача оказались неожиданными. В качестве примеров подобных исходов можно назвать:


1) активацию хронической инфекции после операции;


2) послеоперационные осложнения — случаи перитонита и кровотечений после простых аппендэктомий, разрыв операционного рубца или тромбоз спустя много дней после операции, воздушная эмболия сердца и многие другие;


3) задушение рвотными массами во время наркоза;


4) смерть после энцефалографии, эзофагоскопии и т.д.

 Для доказательства несчастного случая в медицинской практике необходимо полностью исключить возможность профессионального невежества, небрежности, халатности, а также врачебной ошибки. Такие исходы иногда связаны с непереносимостью и аллергией к некоторым лечебным препаратам, что при жизни больного было неизвестно. К настоящему времени в литературе накопился значительный материал о побочных действиях различных медикаментов, в том числе об аллергических и токсических реакциях после парентерального введения антибиотиков. Одним из мероприятий по предупреждению неблагоприятных исходов от анафилактического шока при введении антибиотиков является предварительное определение чувствительности к ним больных.

Случайные неблагоприятные исходы могут наблюдаться при обследовании больных в момент различных диагностических манипуляций. Судебно-медицинская практика показывает, что подобные исходы иногда наблюдаются при диагностической ангиографии с использованием препаратов йода.

Иногда случайные смертельные исходы наблюдаются при переливании крови, соответствовавшей по группе крови больных, или при переливании кровезаменителей.

Случайная смерть во время оперативных вмешательств наиболее трудна для распознавания, поскольку не всегда можно полностью выяснить причины и механизм ее наступления.

Таким образом, к несчастным случаям в медицинской практике можно относить лишь такие неудачные исходы, при которых исключается возможность предвидеть последствия врачебных действий, когда неудачи в лечении не зависят от врачебных ошибок и других упущений, а связаны с атипичным течением заболевания, индивидуальными особенностями организма, а иногда и с отсутствием элементарных условий для оказания экстренной медицинской помощи.

Юристы должны знать, что все это необходимо учитывать судебно-медицинским экспертным комиссиям при оценке летальных исходов в медицинской практике. Прежде чем прийти к выводу о наступлении летального исхода в результате несчастного случая или связать его с неосторожными действиями врача, такие комиссии должны детально изучить все обстоятельства, относящиеся к данному происшествию.



Возможно заинтересует:

Похожие материалы:


neostom.ru

NeoStom — Сайт по стоматологии


Профессиональное преступление— недобросовестная работа врача (легкомыслие, самонадеянность,небрежность.)105ст.-убийство


109ст.-причинение смерти по неосторожности


111ст.-умышленное причинение тяжелого вреда здоровью.


118ст.- причинение вреда и тяжелого ущерба по неаккуратности.


Неблагоприятный исход лечения, связанный с добросовестным заблуждением врача, принято относить к врачебным ошибкам. Термин «врачебная ошибка» употребляется лишь в медицинской практике. Многообразие врачебных ошибок, их причин и условий возникновения привело к тому, что до настоящего времени нет единого понятия врачебной ошибки, что, естественно, затрудняет медико-юридическую оценку ошибочных действий медицинских работников. Основным критерием врачебной ошибки является вытекающее из определенных объективных условий добросовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества.
Врачебные ошибки подразделяются на три группы:
1) ошибки диагностические — нераспознавание или ошибочное распознавание болезни;

2) ошибки тактические — неправильное определение показа¬ний к операции, ошибочный выбор времени проведения опера¬ции, ее объема и т.п.;

3) ошибки технические — неправильное использование медицинской техники, применение несоответствующих медикаментов и диагностических средств и т.д.
Врачебные ошибки обусловлены как объективными, так и субъективными причинами.
Объективные затруднения в диагностике ряда заболеваний возникают из-за скрытого атипичного течения болезни, которая нередко может комбинироваться с другими недугами или проявиться в виде других заболеваний, а иногда затруднения в диагностике заболеваний и травм связаны с состоянием алкогольного опьянения больного.

Большие затруднения вызывает также своевременная диагностика воспаления легких у детей в возрасте 1—3 лет, особенно на фоне катара верхних дыхательных путей.


Несчастный случай— вмешательство, приведшее к непредвиденным обстоятельствам или причинам  смерти, которые врач не мог предвидеть. Иногда неблагоприятный исход операции или иного врачебного вмешательства является случайным, причем врач был не в состоянии предвидеть несчастье. Такие исходы в медицинской литературе получили название несчастных случаев в медицинской практике. До настоящего времени нет единого понятия «несчастный случай». Некоторые врачи и юристы пытаются неправомерно широко истолковывать этот термин, включая в несчастные случаи неосторожные действия медицинских работников, врачебные ошибки и даже отдельные случаи халатного отношения медицинского персонала к своим обязанностям.
К несчастным случаям относятся все летальные исходы, которые для врача оказались неожиданными. В качестве примеров подобных исходов можно назвать:


1) активацию хронической инфекции после операции;


2) послеоперационные осложнения — случаи перитонита и кровотечений после простых аппендэктомий, разрыв операционного рубца или тромбоз спустя много дней после операции, воздушная эмболия сердца и многие другие;


3) задушение рвотными массами во время наркоза;


4) смерть после энцефалографии, эзофагоскопии и т.д.

 Для доказательства несчастного случая в медицинской практике необходимо полностью исключить возможность профессионального невежества, небрежности, халатности, а также врачебной ошибки. Такие исходы иногда связаны с непереносимостью и аллергией к некоторым лечебным препаратам, что при жизни больного было неизвестно. К настоящему времени в литературе накопился значительный материал о побочных действиях различных медикаментов, в том числе об аллергических и токсических реакциях после парентерального введения антибиотиков. Одним из мероприятий по предупреждению неблагоприятных исходов от анафилактического шока при введении антибиотиков является предварительное определение чувствительности к ним больных.

Случайные неблагоприятные исходы могут наблюдаться при обследовании больных в момент различных диагностических манипуляций. Судебно-медицинская практика показывает, что подобные исходы иногда наблюдаются при диагностической ангиографии с использованием препаратов йода.

Иногда случайные смертельные исходы наблюдаются при переливании крови, соответствовавшей по группе крови больных, или при переливании кровезаменителей.

Случайная смерть во время оперативных вмешательств наиболее трудна для распознавания, поскольку не всегда можно полностью выяснить причины и механизм ее наступления.

Таким образом, к несчастным случаям в медицинской практике можно относить лишь такие неудачные исходы, при которых исключается возможность предвидеть последствия врачебных действий, когда неудачи в лечении не зависят от врачебных ошибок и других упущений, а связаны с атипичным течением заболевания, индивидуальными особенностями организма, а иногда и с отсутствием элементарных условий для оказания экстренной медицинской помощи.

Юристы должны знать, что все это необходимо учитывать судебно-медицинским экспертным комиссиям при оценке летальных исходов в медицинской практике. Прежде чем прийти к выводу о наступлении летального исхода в результате несчастного случая или связать его с неосторожными действиями врача, такие комиссии должны детально изучить все обстоятельства, относящиеся к данному происшествию.



Возможно заинтересует:

Похожие материалы:


neostom.ru

Глава 54. Врачебные ошибки и несчастные случаи в медицинской практике. СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА


54.1. Врачебные ошибки

Неблагоприятный исход лечения, связанный с добросовест­ным

заблуждением врача, принято относить к врачебным ошиб­кам. Отметим, что термин «врачебная

ошибка» употребляется исключительно в меди­цинской практике.

Многообразие врачебных ошибок, их причин и условий воз­никновения

привело к тому, что до настоящего времени нет единого понятия врачебной ошибки,

что, естественно, затрудня­ет медико-юридическую оценку ошибочных действий

медицин­ских работников.
Стоит отметить, что основным критерием врачебной ошибки яв­ляется

вытекающее из определенных объективных условий доб­росовестное заблуждение

врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества.

Врачебные ошибки подразделяются на три группы:

1) ошибки диагностические — нераспознавание или ошибоч­ное

распознавание болезни;

2) ошибки тактические — неправильное определение показа­ний

к операции, ошибочный выбор времени проведения опера­ции, ее объема и т.п.;

3) ошибки технические — неправильное использование ме­дицинской

техники, применение неϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующих медика­ментов и диагностических средств и

т.д.

Врачебные ошибки обусловлены как объективными, так и

субъективными причинами.

Объективные затруднения в диагностике ряда заболеваний

возникают из-за скрытого атипичного течения болезни, кᴏᴛᴏᴩая нередко может

комбинироваться с другими недугами или про­явиться в виде других заболеваний, а

иногда затруднения в ди­агностике заболеваний и травм связаны с состоянием

алкоголь­ного опьянения больного.

Важно знать, что большие затруднения вызывает также ϲʙᴏевременная диаг­ностика

воспаления легких у детей в возрасте 1—3 лет, особенно на фоне катара верхних

дыхательных путей.

Пример.

Клава Б., 1 года 3 месяцев, умерла во время дневного сна в

яслях 29 января 1998 г. С 5 по 17 января она перенесла острую респираторную

инфекцию, по поводу кᴏᴛᴏᴩой ясли не посещала. Врач яслей принял ребен­ка 18

января с остаточными явлениями после перенесенного катара верхних дыхательных

путей (обильные слизистые выделения из носа, прослушива­лись единичные сухие

хрипы в легких), в последующем ребенок был ос­мотрен врачом исключительно 26 января.

Диагноз пневмонии установлен не был, но было отмечено, что явления катара

верхних дыхательных путей держатся, но температура у ребенка была нормальная.

Лечение продолжалось в яслях (микстура — от кашля, капли в нос — от насморка). Ребенок

выглядел плохо, был вялым, сонливым, ел без аппетита, кашлял.

29 января 1998 г. в 13 ч Клаву Б. вместе с другими детьми в

спаль­ной комнате уложили спать. Ребенок спал спокойно, не кричал. При подъ­еме

детей в 15 ч Клава Б. не подавала признаков жизни, но была еще теп­лой. Старшая

сестра яслей немедленно стала делать ей искусственное ды­хание, сделала два

укола кофеина, тело ребенка согревалось грелками. Прибывшим врачом скорой

медицинской помощи производились искусст­венное дыхание рот в рот и непрямой

массаж сердца. При этом оживить ре­бенка не удалось.

При судебно-медицинской экспертизе трупа Клавы Б. были

обнару­жены: катаральный бронхит, распространенная серозно-катаральная пнев­мония,

интерстициальная пневмония, множественные фокусы кровоизлия­ний в легочную

ткань, что и послужило причиной смерти ребенка.

По мнению экспертной комиссии, ошибочность действий врачей в

дан­ном случае заключалась в том, что ребенок был выписан в ясли не выздо­ровевшим,

с остаточными явлениями респираторной инфекции. Врач яслей должен был

обеспечить активное наблюдение за ребенком, провести допол­нительные

исследования (рентгеноскопию, анализ крови). Это дало бы возможность более

правильно оценить состояние больного ребенка и актив­нее проводить лечебные

мероприятия. Более правильным было бы лечение ребенка производить не в условиях

здорового коллектива детей в яслях, а в лечебном учреждении.

Отвечая на вопросы органов следствия, экспертная комиссия

указала, что дефекты ведения больного ребенка обусловлены в значительной степени

трудностью диагностики интерстициальной пневмонии, кᴏᴛᴏᴩая протекала при

малонарушенном общем состоянии ребенка и нормальной температуре тела. Пневмония

могла развиться и в последние дни жизни ребенка. Смерть детей при пневмонии

может наступать и во сне без каких-либо вы­раженных признаков заболевания.

Экспертная комиссия рекомендовала данный случай атипичного

течения пневмонии обсудить в детских медицинских учреждениях, обратив внимание

на терапевтическую тактику врача при ведении такого рода больных детей.

Практика показывает, что большинство врачебных ошибок

связано с недостаточным уровнем знаний и небольшим опытом врача. Вместе с тем

ошибки, например диагностические, встре­чаются не только у начинающих, но и у

опытных врачей.

Реже ошибки обусловлены несовершенством применяемых методов

исследования, отсутствием необходимой аппаратуры или техническими недочетами в

процессе ее использования.

Пример.

Важно знать, что больной П., 59 лет, поступил 10 февраля 1998 г. в больницу № 131 с диагнозом: гипохромная анемия. При клиническом обследовании установле­на

грыжа пищеводного отверстия диафрагмы, рентгенологически обнаруже­на ниша в

нижнем отделе пищевода.

Для уточнения характера ниши и исключения злокачественного

новооб­разования по медицинским показаниям больному 12 февраля 1998 г. про­ведена эзофагоскопия, в процессе кᴏᴛᴏᴩой было установлено, что слизистая оболочка

пищевода настолько утолщена, что трубку не удалось провести даже в верхнюю

треть пищевода. В связи с неясностью эзофагоскопической картины были

рекомендованы повторное рентгенологическое исследо­вание и эзофагоскопия под

наркозом.

На следующий день состояние больного П. резко ухудшилось,

темпе­ратура повысилась до 38,3°С, появилась боль при глотании. При рентге­нологическом

исследовании 15 февраля у больного выявился дефект в левой стенке пищевода и

обнаружено затемнение в области верхнего отдела сре­достения. Диагноз: разрыв

пищевода, медиастинит. В ϶ᴛᴏт же день произ­ведена срочная операция — вскрытие

околопищеводной клетчатки слева, опорожнение абсцесса, дренирование

средостения. Послеоперационное те­чение протекало тяжело, на фоне анемии.

2 марта 1998 г. у больного П. внезапно появилось массивное

кровоте­чение из раны на шее, от кᴏᴛᴏᴩого он через 10 минут скончался.

При судебно-медицинской экспертизе трупа П. установлено:

инстру­ментальный разрыв передней и задней стенок шейного отдела пищевода,

гнойный медиастинит и осумкованный левосторонний плеврит; состояние после

операции — дренирование абсцесса околопищеводной клетчатки сле­ва; небольшая

эрозия левой общей сонной артерии; большое количество темно-красных свертков

крови в полости дренажного канала, малокровие кожных покровов, миокарда,

печени, почек, умеренно выраженный атеро­склероз аорты и венечных артерий

сердца, рассеянный мелкоочаговый кар­диосклероз, сетчатый пневмосклероз и

эмфизема легких.

В данном случае техническая ошибка в процессе эзофагоско­пии

привела к тяжелому заболеванию, осложнившемуся смер­тельным кровотечением.

Современной формой врачебных ошибок будут ятрогенные

заболевания, возникающие обычно от неосторожного слова или неправильного

поведения врача или среднего медицинского персонала. Неправильное поведение

медицинского работника может оказать сильное неблагоприятное воздействие на

психику больного, вследствие чего у него развивается ряд новых болез­ненных

ощущений и проявлений, кᴏᴛᴏᴩые могут перейти даже в самостоятельную форму

заболевания.

Подавляющее большинство ятрогенных заболеваний зависит не

столько от неопытности и незнания врача, сколько от его невнимательности,

бестактности, отсутствия достаточной общей культуры. Такой врач почему-то

забывает, что он имеет дело не только с болезнью, но и с мыслящим, чувствующим

и страдаю­щим больным человеком.

Чаще ятрогенные заболевания развиваются в двух формах:

значительно ухудшается течение имеющегося у больного орга­нического заболевания

или побудут психогенные, функцио­нальные невротические реакции. Во избежание

ятрогенных за­болеваний информация больному о болезни должна быть дана в

понятной, простой и неустрашающей форме.

Для предупреждения любых ошибочных действий врача каж­дый

случай врачебной ошибки должен быть тщательно изучен и обсужден на врачебных

конференциях.

При оценке врачебных ошибок с помощью судебно-медицинских

экспертных комиссий крайне важно вскрыть сущность и характер неправильных

действий врача и в результате получить основание для квалификации данных действий

как добросовестных и, следовательно, допустимых, или, наоборот,

недобросовестных и недопустимых. Объективные трудности выявления некᴏᴛᴏᴩых

заболеваний возникают как следствие особенностей самого па­тологического

процесса. Болезнь может протекать скрыто или принимать атипичное течение,

комбинироваться с другими за­болеваниями, что, естественно, не может не

отразиться на диаг­ностике. К примеру, сильная степень алкогольного опьянения

лиц, получивших повреждения черепа, затрудняет неврологиче­ское обследование и

распознавание черепно-мозговой травмы. Ошибочная диагностика иногда

обусловливается поведением больных, кᴏᴛᴏᴩые могут активно противодействовать

исследова­ниям, отказываться от биопсии, госпитализации и т.д.

54.2. Несчастные случаи в медицинской практике

Иногда неблагоприятный исход операции или иного врачеб­ного

вмешательства будет случайным, причем врач был не в состоянии предвидеть

несчастье. Нужно помнить, такие исходы в медицинской литературе получили название несчастных

случаев в медицин­ской практике. До настоящего времени нет единого понятия

«несчастный случай». Некᴏᴛᴏᴩые врачи и юристы пытаются не­правомерно широко

истолковывать ϶ᴛᴏт термин, включая в не­счастные случаи неосторожные действия

медицинских работни­ков, врачебные ошибки и даже отдельные случаи халатного от­ношения

медицинского персонала к ϲʙᴏим обязанностям.

К несчастным случаям ᴏᴛʜᴏϲᴙтся все летальные исходы, кото­рые

для врача оказались неожиданными. В качестве примеров подобных исходов можно

назвать: 1) активацию хронической инфекции после операции; 2) послеоперационные

осложнения — случаи перитонита и кровотечений после простых аппендэктомий,

разрыв операционного рубца или тромбоз спустя много дней после операции,

воздушная эмболия сердца и многие дру­гие; 3) задушение рвотными массами во

время наркоза; 4) смерть после энцефалографии, эзофагоскопии и т.д.

Профессор А.П. Громов под несчастным случаем в медицин­ской

практике предлагает понимать неблагоприятный исход вра­чебного вмешательства,

связанный со случайными обстоятельст­вами, кᴏᴛᴏᴩые врач не может предвидеть и

предотвратить. Стоит сказать, для доказательства несчастного случая в медицинской практике

необ­ходимо полностью исключить возможность профессионального невежества,

небрежности, халатности, а также врачебной ошибки. Нужно помнить, такие исходы иногда связаны

с непереносимостью и аллергией к некᴏᴛᴏᴩым лечебным препаратам, что при жизни

больного было неизвестно. К настоящему времени в литературе накопился зна­чительный

материал о побочных действиях различных медикаментов, в т.ч. об

аллергических и токсических реакциях после парентерального введения

антибиотиков. Важно заметить, что одним из меро­приятий по предупреждению неблагоприятных исходов

от ана­филактического шока при введении антибиотиков будет пред­варительное

определение чувствительности к ним больных.

Случайные неблагоприятные исходы могут наблюдаться при

обследовании больных в момент различных диагностических ма­нипуляций.

Судебно-медицинская практика показывает, что по­добные исходы иногда

наблюдаются при диагностической ан­гиографии с использованием препаратов йода.

Иногда случайные смертельные исходы наблюдаются при

переливании крови, ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙовавшей по группе крови боль­ных, или при

переливании кровезаменителей.

Случайная смерть во время оперативных вмешательств наи­более

трудна для распознавания, поскольку не всегда можно полностью выяснить причины

и механизм ее наступления.

Исходя из всего выше сказанного, мы приходим к выводу, что к несчастным случаям в медицинской прак­тике

можно относить исключительно такие неудачные исходы, при кото­рых исключается

возможность предвидеть последствия врачеб­ных действий, когда неудачи в лечении

не зависят от врачебных ошибок и других упущений, а связаны с атипичным

течением заболевания, индивидуальными особенностями организма, а иногда и с

отсутствием элементарных условий для оказания экс­тренной медицинской помощи.

Юристы должны знать, что все ϶ᴛᴏ крайне важно учитывать

судебно-медицинским экспертным комиссиям при оценке ле­тальных исходов в

медицинской практике. Прежде чем прийти к выводу о наступлении летального

исхода в результате несчаст­ного случая или связать его с неосторожными

действиями врача, такие комиссии должны детально изучить все обстоятельства,

ᴏᴛʜᴏϲᴙщиеся к данному происшествию.

Контрольные вопросы

Какие врачебные ошибки существуют?

Какие заболевания ᴏᴛʜᴏϲᴙтся к ятрогенным?

Что подразумевается под несчастным случаем в медицинской

практике?

Пользовательское соглашение:
Интеллектуальные права на материал — СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА — Волков В.Н., Датий А.В. принадлежат её автору. Данное пособие/книга размещена исключительно для ознакомительных целей без вовлечения в коммерческий оборот. Вся информация (в том числе и «Глава 54. Врачебные ошибки и несчастные случаи в

медицинской практике») собрана из открытых источников, либо добавлена пользователями на безвозмездной основе.
Для полноценного использования размещённой информации Администрация проекта Зачётка.рф настоятельно рекомендует приобрести книгу / пособие СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА — Волков В.Н., Датий А.В. в любом онлайн-магазине.

Тег-блок: СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА — Волков В.Н., Датий А.В., 2015. Глава 54. Врачебные ошибки и несчастные случаи в

медицинской практике.

xn--80aatn3b3a4e.xn--p1ai

153. Юридическая квалификация врачебных ошибок и дефектов медицинской помощи. «Врачебная ошибка» и «несчастный случай» в медицинской деятельности.

В
медицинской и юридической литературе
содержится более 60 определений понятия
«медицинская ошибка», в то время как в
законодательных актах многих стран это
понятие отсутствует. В интегрированном
виде медицинская ошибка – случайное
причинение вреда жизни или здоровью
пациента, вызванного ошибочными
действиями или бездействием медицинского
работника, характеризующимися его
добросовестным заблуждением при
надлежащем отношении к профессиональным
обязанностям и отсутствии признаков
умысла, халатности, небрежности либо
неосторожности.

Обычно
под врачебной ошибкой подразумевается
добросовестное заблуждение врача,
основанное на несовершенстве медицинской
науки и ее методов, или результат
атипичного течения заболевания либо
недостаточности подготовки врача, если
при этом не обнаруживается элементов
халатности, невнимательности или
медицинского невежества [3]. Различают
субъективные и объективные причины
медицинских ошибок. К субъективным
причинам медицинских ошибок относятся
недоучет или переоценка клинических,
лабораторных и анамнестических данных,
заключений консультантов, недостаточная
квалификация врача, неполноценное и
(или) запоздалое обследование больного,
недооценка тяжести его состояния. К
объективным причинам медицинских ошибок
относят кратковременность пребывания
пациента в клинике, тяжесть состояния
больного, трудности диагностики из-за
атипичности течения, недостаток
материальных ресурсов и лекарственных
средств, поздняя госпитализация больного
или его алкоголизация, недостаточный
уровень знаний в медицине о сути
патологического процесса (рисунок).

Правовые
аспекты профессиональной ответственности.
Деятельность врача с древнейших времен
довольно жестко регламентировалась
посредством различного рода социальных
норм.

В
наши дни в некоторых странах существует
практика заключения между врачом и
пациентом медицинского контракта, где
предусматриваются конкретные меры,
которые будут применены в случае
причинения вреда пациенту или неисполнения
заключенного контракта. Многие развитые
страны мира (ФРГ, Австрия, США, Франция,
Италия, Испания и др.) имеют в своем
национальном законодательстве о
здравоохранении так называемые
медицинские, или врачебные кодексы,
нормы которых регулируют отношения
между медиками, пациентами и их
родственниками, профессиональные
отношения медиков между собой, с
администрацией и государственными
органами.

Однако
независимо от того, заключен ли такой
контракт, на врачей, как и на всех граждан,
распространяется действие положений
гражданского и уголовного законодательства,
предусматривающих те или иные санкции
за нанесение увечья или иного вреда
здоровью и за причинение имущественного
и морального ущерба другому лицу. В
большинстве случаев эти санкции сводятся
к выплате денежной компенсации,
соответствующей размерам нанесенного
ущерба.

Ответственность
за неисполненные или ненадлежащим
образом исполненные обязательства
несет медицинское учреждение. При
осуществлении МП медицинский работник
является субъектом оказания помощи, а
учреждение, с которым он связан трудовыми
отношениями, является субъектом ее
предоставления. Неблагоприятные для
здоровья пациента последствия
профессиональных действий медицинского
работника влекут как его персональную
ответственность (в том числе уголовную),
так и имущественную (гражданскую)
ответственность учреждения, в котором
он работает.

Неблагоприятные
последствия для здоровья пациента могут
наступить вследствие действий не только
врача, но и другого медицинского персонала
(например, фельдшера, медсестры), и тогда
можно говорить о медицинской ошибке.

С
юридической точки зрения среди врачебных
ошибок необходимо различать противоправные
виновные деяния медицинских работников
(учреждений) и случаи причинения вреда
пациенту при отсутствии вины. В первом
случае правонарушение (преступление,
проступок) влечет за собой уголовную,
дисциплинарную, гражданскую ответственность,
во втором – отсутствие вины и
ответственности.

Судебная
практика признает отсутствие вины
лечебного учреждения (сотрудников), и
юридическая ответственность не наступает,
если медицинский персонал не предвидел
и не мог предвидеть, что его действия
причинят вред здоровью пациента. Важно,
однако, подчеркнуть, что наличие в
практике ненаказуемых врачебных ошибок
не означает «правомочия» на повреждение
здоровья. Медицина обязана оказывать
помощь больному во всех случаях,
руководствуясь единственным стремлением
к благоприятному исходу, не прикрываясь
понятием врачебной ошибки, а стремясь
исключить ее.

Американское
и российское законодательства
устанавливают четыре условия наступления
ответственности: фактор вреда здоровью,
неправомерность действий, прямая
причинная связь между ними, вина.

Для
констатации небрежности американский
суд требует от эксперта обосновать
такие ее признаки, как существенный
недостаток знаний, внимательности,
особое безразличие к безопасности
пациента, обусловленные невежеством в
выборе средств диагностики и лечения,
недостатком навыков владения оборудованием
или даже отказом уделить пациенту
надлежащее внимание. Американский
комментарий к Уголовному кодексу и
руководство по уголовному праву
определяют преступную небрежность
(«negligence») как ситуацию игнорирования
существенного и неправомерного риска,
о котором субъект не знал, хотя должен
был знать. Преступная неосторожность
(«recklessness») определяется как ситуация
игнорирования существенного и
неправомерного риска, о котором субъект
знал, игнорировал его сознательно и
продолжал опасное поведение («преступное
легкомыслие» по российскому
законодательству) [6].

С.Г.
Стеценко [14] считает, что ошибки,
возникающие у врачей при наличии
объективных причин, должны быть
ненаказуемы для врачей – не должностных
лиц, тогда как ошибки, обусловленные
субъективными причинами, должны
предусматривать персональную
ответственность врачей.

Причины,
обусловливающие возникновение дефектов
оказания МП и врачебных ошибок, могут
быть разделены на следующие виды:

1.
Неоказание помощи больному
медицинским работником, в том числе
необоснованный отказ.

2.
Ошибки при диагностике заболеваний.

3.
Ненадлежащее оказание медицинской
помощи.

4.
Нарушение прав пациентов.

5.
Ошибки при экспертизе трудоспособности.

6.
Несоблюдение санитарно-эпидемического
режима.

7.
Нарушения учета, хранения и
использования лекарственных средств.

8.
Нарушение техники безопасности.

9.
Нарушения в процессе транспортировки
больных.

Одной
из наиболее частых причин врачебных
(медицинских) ошибок является неправильная
идентификация пациента и недоступность
информации о его особенностях
(непереносимость лекарственного
средства, сопутствующие заболевания).
Именно из-за этого вводят не те
лекарственные средства, нарушают технику
инъекций, удаляют не тот зуб и т.п. К
подобным ошибкам относятся инфузии не
тех препаратов или сделанные в неверное
место, операция не на том объекте,
повреждения в ходе операции, ожоги,
пролежни и т.д. Показано, что в США
обвинительные приговоры по медицинским
ошибкам в основном обусловлены дефектной
катетеризацией крупных сосудов (18%),
дефектом ведения наркоза (18%), ненадлежащей
организацией лечебно-диагностического
процесса (18 %), перфорацией матки (15 %),
липоксацией в амбулаторных условиях
(12,1%), ненадлежащим ведением родов (12%)
[6].

Среди
причин роста числа медицинских ошибок
следует выделить внедрение новых
медицинских, в том числе инвазивных,
технологий, падение престижа врачебной
профессии, недостаточную квалификацию
медицинских работников.

Одной
из причин, обусловливающих врачебные
ошибки, является то обстоятельство, что
объем медицинской информации настолько
велик, что не может быть усвоен одним
человеком, так как количество известных
заболеваний превышает 10 тыс., симптомов
и синдромов – 100 тыс., операций и их
модификаций, лабораторных, цитологических,
биологических, клинических и других
методов диагностики — десятки тысяч.

Среди
объективных (внешних) факторов, влияющих
на вероятность неблагоприятного исхода
в лечении больного, необходимо назвать
несвоевременность медицинского
вмешательства, неправильность и
неадекватность выбора метода лечения,
состояние больного в момент поступления,
особенности течения заболевания,
качество диагностики и т.д. В отношении
субъективных (внутренних) факторов,
влияющих на вероятность неблагополучного
исхода, первое место отводится квалификации
врача. Далее (в убывающей последовательности)
идут уровень его общемедицинских знаний,
стаж работы по специальности, эмоциональное
состояние, неуверенность или, наоборот,
излишняя самоуверенность, физическая
выносливость [13].

studfiles.net

Врачебные ошибки

Врачебные
ошибки

 

Неблагоприятный
исход лечения, связанный с добросовест­ным
заблуждением врача, принято относить
к врачебным ошиб­кам. Термин «врачебная
ошибка» употребляется лишь в меди­цинской
практике.

Многообразие
врачебных ошибок, их причин и условий
воз­никновения привело к тому, что до
настоящего времени нет единого понятия
врачебной ошибки, что, естественно,
затрудня­ет медико-юридическую оценку
ошибочных действий медицин­ских
работников. Основным критерием врачебной
ошибки яв­ляется вытекающее из
определенных объективных условий
доб­росовестное заблуждение врача
без элементов халатности, небрежности
и профессионального невежества.

Врачебные
ошибки подразделяются на три группы:

1)
ошибки диагностические — нераспознавание
или ошибоч­ное распознавание болезни;

2)
ошибки тактические — неправильное
определение показа­ний к операции,
ошибочный выбор времени проведения
опера­ции, ее объема и т.п.;

3)
ошибки технические — неправильное
использование ме­дицинской техники,
применение несоответствующих медика­ментов
и диагностических средств и т.д.

Врачебные
ошибки обусловлены как объективными,
так и субъективными причинами.

Объективные
затруднения в диагностике ряда заболеваний
возникают из-за скрытого атипичного
течения болезни, которая нередко может
комбинироваться с другими недугами или
про­явиться в виде других заболеваний,
а иногда затруднения в ди­агностике
заболеваний и травм связаны с состоянием
алкоголь­ного опьянения больного.

Большие
затруднения вызывает также своевременная
диаг­ностика воспаления легких у
детей в возрасте 1—3 лет, особенно на
фоне катара верхних дыхательных путей.

 

Пример.

Клава
Б., 1 года 3 месяцев, умерла во время
дневного сна в яслях 29 января 1998 г. С 5
по 17 января она перенесла острую
респираторную инфекцию, по поводу
которой ясли не посещала. Врач яслей
принял ребен­ка 18 января с остаточными
явлениями после перенесенного катара
верхних дыхательных путей (обильные
слизистые выделения из носа, прослушива­лись
единичные сухие хрипы в легких), в
последующем ребенок был ос­мотрен
врачом лишь 26 января. Диагноз пневмонии
установлен не был, но было отмечено, что
явления катара верхних дыхательных
путей держатся, но температура у ребенка
была нормальная. Лечение продолжалось
в яслях (микстура — от кашля, капли в
нос — от насморка). Ребенок выглядел
плохо, был вялым, сонливым, ел без
аппетита, кашлял.

29
января 1998 г. в 13 ч Клаву Б. вместе с другими
детьми в спаль­ной комнате уложили
спать. Ребенок спал спокойно, не кричал.
При подъ­еме детей в 15 ч Клава Б. не
подавала признаков жизни, но была еще
теп­лой. Старшая сестра яслей немедленно
стала делать ей искусственное ды­хание,
сделала два укола кофеина, тело ребенка
согревалось грелками. Прибывшим врачом
скорой медицинской помощи производились
искусст­венное дыхание рот в рот и
непрямой массаж сердца. Однако оживить
ре­бенка не удалось.

При
судебно-медицинской экспертизе трупа
Клавы Б. были обнару­жены: катаральный
бронхит, распространенная серозно-катаральная
пнев­мония, интерстициальная пневмония,
множественные фокусы кровоизлия­ний
в легочную ткань, что и послужило причиной
смерти ребенка.

По
мнению экспертной комиссии, ошибочность
действий врачей в дан­ном случае
заключалась в том, что ребенок был
выписан в ясли не выздо­ровевшим, с
остаточными явлениями респираторной
инфекции. Врач яслей должен был обеспечить
активное наблюдение за ребенком, провести
допол­нительные исследования
(рентгеноскопию, анализ крови). Это дало
бы возможность более правильно оценить
состояние больного ребенка и актив­нее
проводить лечебные мероприятия. Более
правильным было бы лечение ребенка
производить не в условиях здорового
коллектива детей в яслях, а в лечебном
учреждении.

Отвечая
на вопросы органов следствия, экспертная
комиссия указала, что дефекты ведения
больного ребенка обусловлены в
значительной степени трудностью
диагностики интерстициальной пневмонии,
которая протекала при малонарушенном
общем состоянии ребенка и нормальной
температуре тела. Пневмония могла
развиться и в последние дни жизни
ребенка. Смерть детей при пневмонии
может наступать и во сне без каких-либо
вы­раженных признаков заболевания.

Экспертная
комиссия рекомендовала данный случай
атипичного течения пневмонии обсудить
в детских медицинских учреждениях,
обратив внимание на терапевтическую
тактику врача при ведении такого рода
больных детей.

 

Практика
показывает, что большинство врачебных
ошибок связано с недостаточным уровнем
знаний и небольшим опытом врача. Вместе
с тем ошибки, например диагностические,
встре­чаются не только у начинающих,
но и у опытных врачей.

Реже
ошибки обусловлены несовершенством
применяемых методов исследования,
отсутствием необходимой аппаратуры
или техническими недочетами в процессе
ее использования.

 

Пример.

Больной
П., 59 лет, поступил 10 февраля 1998 г. в
больницу 131 с диагнозом: гипохромная
анемия. При клиническом обследовании
установле­на грыжа пищеводного
отверстия диафрагмы, рентгенологически
обнаруже­на ниша в нижнем отделе
пищевода.

Для
уточнения характера ниши и исключения
злокачественного новооб­разования
по медицинским показаниям больному 12
февраля 1998 г. про­ведена эзофагоскопия,
в процессе которой было установлено,
что слизистая оболочка пищевода настолько
утолщена, что трубку не удалось провести
даже в верхнюю треть пищевода. В связи
с неясностью эзофагоскопической картины
были рекомендованы повторное
рентгенологическое исследо­вание и
эзофагоскопия под наркозом.

На
следующий день состояние больного П.
резко ухудшилось, темпе­ратура
повысилась до 38,3°С, появилась боль при
глотании. При рентге­нологическом
исследовании 15 февраля у больного
выявился дефект в левой стенке пищевода
и обнаружено затемнение в области
верхнего отдела сре­достения. Диагноз:
разрыв пищевода, медиастинит. В этот же
день произ­ведена срочная операция
— вскрытие околопищеводной клетчатки
слева, опорожнение абсцесса, дренирование
средостения. Послеоперационное те­чение
протекало тяжело, на фоне анемии.

2
марта 1998 г. у больного П. внезапно
появилось массивное кровоте­чение
из раны на шее, от которого он через 10
минут скончался.

При
судебно-медицинской экспертизе трупа
П. установлено: инстру­ментальный
разрыв передней и задней стенок шейного
отдела пищевода, гнойный медиастинит
и осумкованный левосторонний плеврит;
состояние после операции — дренирование
абсцесса околопищеводной клетчатки
сле­ва; небольшая эрозия левой общей
сонной артерии; большое количество
темно-красных свертков крови в полости
дренажного канала, малокровие кожных
покровов, миокарда, печени, почек,
умеренно выраженный атеро­склероз
аорты и венечных артерий сердца,
рассеянный мелкоочаговый кар­диосклероз,
сетчатый пневмосклероз и эмфизема
легких.

 

В
данном случае техническая ошибка в
процессе эзофагоско­пии привела к
тяжелому заболеванию, осложнившемуся
смер­тельным кровотечением.

Современной
формой врачебных ошибок являются
ятрогенные заболевания,
возникающие
обычно от неосторожного слова или
неправильного поведения врача или
среднего медицинского персонала.
Неправильное поведение медицинского
работника может оказать сильное
неблагоприятное воздействие на психику
больного, вследствие чего у него
развивается ряд новых болез­ненных
ощущений и проявлений, которые могут
перейти даже в самостоятельную форму
заболевания.

Подавляющее
большинство ятрогенных заболеваний
зависит не столько от неопытности и
незнания врача, сколько от его
невнимательности, бестактности,
отсутствия достаточной общей культуры.
Такой врач почему-то забывает, что он
имеет дело не только с болезнью, но и с
мыслящим, чувствующим и страдаю­щим
больным человеком.

Чаще
ятрогенные заболевания развиваются в
двух формах: значительно ухудшается
течение имеющегося у больного
орга­нического заболевания или
появляются психогенные, функцио­нальные
невротические реакции. Во избежание
ятрогенных за­болеваний информация
больному о болезни должна быть дана в
понятной, простой и неустрашающей форме.

Для
предупреждения любых ошибочных действий
врача каж­дый случай врачебной ошибки
должен быть тщательно изучен и обсужден
на врачебных конференциях.

При
оценке врачебных ошибок с помощью
судебно-медицинских экспертных комиссий
необходимо вскрыть сущность и характер
неправильных действий врача и в результате
получить основание для квалификации
этих действий как добросовестных и,
следовательно, допустимых, или, наоборот,
недобросовестных и недопустимых.
Объективные трудности выявления
некоторых заболеваний возникают как
следствие особенностей самого
па­тологического процесса. Болезнь
может протекать скрыто или принимать
атипичное течение, комбинироваться с
другими за­болеваниями, что, естественно,
не может не отразиться на диаг­ностике.
Например, сильная степень алкогольного
опьянения лиц, получивших повреждения
черепа, затрудняет неврологиче­ское
обследование и распознавание
черепно-мозговой травмы. Ошибочная
диагностика иногда обусловливается
поведением больных, которые могут
активно противодействовать исследова­ниям,
отказываться от биопсии, госпитализации
и т.д.

 

Несчастные
случаи в медицинской практике

 

Иногда
неблагоприятный исход операции или
иного врачеб­ного вмешательства
является случайным, причем врач был не
в состоянии предвидеть несчастье. Такие
исходы в медицинской литературе получили
название несчастных случаев в медицин­ской
практике. До настоящего времени нет
единого понятия «несчастный случай».
Некоторые врачи и юристы пытаются
не­правомерно широко истолковывать
этот термин, включая в не­счастные
случаи неосторожные действия медицинских
работни­ков, врачебные ошибки и даже
отдельные случаи халатного от­ношения
медицинского персонала к своим
обязанностям.

К
несчастным случаям относятся все
летальные исходы, кото­рые для врача
оказались неожиданными. В качестве
примеров подобных исходов можно назвать:
1) активацию хронической инфекции после
операции; 2) послеоперационные осложнения
— случаи перитонита и кровотечений
после простых аппендэктомий, разрыв
операционного рубца или тромбоз спустя
много дней после операции, воздушная
эмболия сердца и многие дру­гие; 3)
задушение рвотными массами во время
наркоза; 4) смерть после энцефалографии,
эзофагоскопии и т.д.

Профессор
А.П. Громов под несчастным случаем в
медицин­ской практике предлагает
понимать неблагоприятный исход
вра­чебного вмешательства, связанный
со случайными обстоятельст­вами,
которые врач не может предвидеть и
предотвратить. Для доказательства
несчастного случая в медицинской
практике необ­ходимо полностью
исключить возможность профессионального
невежества, небрежности, халатности, а
также врачебной ошибки. Такие исходы
иногда связаны с непереносимостью и
аллергией к некоторым лечебным препаратам,
что при жизни больного было неизвестно.
К настоящему времени в литературе
накопился зна­чительный материал о
побочных действиях различных медикаментов,
в том числе об аллергических и токсических
реакциях после парентерального введения
антибиотиков. Одним из меро­приятий
по предупреждению неблагоприятных
исходов от ана­филактического шока
при введении антибиотиков является
пред­варительное определение
чувствительности к ним больных.

Случайные
неблагоприятные исходы могут наблюдаться
при обследовании больных в момент
различных диагностических ма­нипуляций.
Судебно-медицинская практика показывает,
что по­добные исходы иногда наблюдаются
при диагностической ан­гиографии с
использованием препаратов йода.

Иногда
случайные смертельные исходы наблюдаются
при переливании крови, соответствовавшей
по группе крови боль­ных, или при
переливании кровезаменителей.

Случайная
смерть во время оперативных вмешательств
наи­более трудна для распознавания,
поскольку не всегда можно полностью
выяснить причины и механизм ее наступления.

Таким
образом, к несчастным случаям в медицинской
прак­тике можно относить лишь такие
неудачные исходы, при кото­рых
исключается возможность предвидеть
последствия врачеб­ных действий,
когда неудачи в лечении не зависят от
врачебных ошибок и других упущений, а
связаны с атипичным течением заболевания,
индивидуальными особенностями организма,
а иногда и с отсутствием элементарных
условий для оказания экс­тренной
медицинской помощи.

Юристы
должны знать, что все это необходимо
учитывать судебно-медицинским экспертным
комиссиям при оценке ле­тальных
исходов в медицинской практике. Прежде
чем прийти к выводу о наступлении
летального исхода в результате
несчаст­ного случая или связать его
с неосторожными действиями врача, такие
комиссии должны детально изучить все
обстоятельства, относящиеся к данному
происшествию.

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о